Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Дети против человечка

Мне представляется, если быть честными, то ни обиды о. Андрею Кураеву, ни, временами (но только временами) довольно трешевый, жесткий стиль "Детей против волшебников" не могут быть подлинной причиной того, что эту книгу отвергают и резко нападают, в том числе и многие православные. И то и другое - капля в море по сравнению с тонкими аскетическими наблюдениями, по настоящему убийственным высмеиванием и не только высмеиванием всей "магической культуры". То есть, на мой взгляд, всерьез относящемуся к своей вере православному это должно перевесить все, особенно если он хотя бы немного представляет себе психологию 11-12 летнего мальчишки и не питает относительно нее никаких иллюзий. Я в то время читал с упоением Мориса Дрюона, причем особо смаковал самые жесткоие и циничные сцены, мои сверстники читали аналогичную гадость из того, что можно было достать в СССР. Ни Пушкин, ни Гоголь, ни "психологическая" или "нравоучительная" советская проза нас не интересовали. Попадись мне такая книга тогда, я бы возмечтал быть православным спецназовцем и несколько более серьезно относился к вопросам греха и покаяния.
Гарри Поттер тут тоже нипричем. Книга никакая не пародия на Поттера. Сходство там на уровне системы ассоциативных якорей, но не более. Нет ни похожих персонажей, нет ни похожих сюжетных ходов. Автор вообще не пытается перенестись в мир Гарри Поттера и взорвать его. Он, как и все мы, знает, что такого мира нет. А есть другой, успешно эксплуатирующий поттероманию, разжигающий ее, делящей детей на тех, кто размахивает волшебными палочками и тех, кто сразу на это забывает и выбирает себе героем Волдеморта. Цель удара "Зерваса" не "мир Гарри Поттера", а "мир Нью Эйдж", и этот мир показан беспощадно точно, как смесь "вавилонского" шарлатанства и антихристова сатанизма.
Строго говоря, я вот, окажись на месте того же о. Андрея Кураева я бы вообще не обиделся. По сути он делает с автором одно и то же дело. Но только один и тот же яд он и "Зервас" пытаются победить разными способами. О. Андрей пытается высосать и нейтрализовать, а Зервас - выдавить и марлечку сжечь. Нужно, по своему, и то и другое. И все-таки. тот же о. Андрей должен испытывать чувство моральной ответственности за то, что кто-то, прочитав его тексты о Поттере слишком криво и не читав из него больше ничего, решит, что тут защита не только сказки, но и магизма как такового. А магизм это очень опасная вещь и для взрослых и для детей.
Реальных причин ненависти многих к этой книге - две. Первая - на поверхности. Не пощадили там кое-кого. По полной не пощадили. Причем достаточно жестоко, зло и изобретательно. И понятно, что и кое-кто, и те, кто живет в страхе перед ним будут мстить. Но почему бы, в конечном счете, не расчитаться "зуб за зуб" с той же Ролинг, у которой тоже этнический момент торжествует, но обратным способом - все, кто приходит с Северо-Востока оказываются опасными, склонными к темной магии негодяями. А носителем правды является "мультикультурная общность". Тут и этнические предрассудки, и этническая ненависть налицо.
Вторая причина глубже. Это очень жесткий и очень доходчивый аскетический посыл книги. Мы расплачиваемся событиями своей жизни за наши грехи. Мы своими грехами открываем душу бесам и всеми, кто за ними прискачет вприпрыжку. Без молитвы и искреннего покаяния мы перед темной силой беззащитны, а с верой и крестом в душе неуязвимы. Это простые и очевидные истины, в которые обязан верить каждый крещеный в православии и отрекшийся при крещении от сатаны человек. Это истины, в которе большинство православных не верят и не хотят верить. Мы верим во что угодно - в психологию, в соционику, в гороскопы, в "житейскую мудрость" наших воспитанных в атеизме родителей. Мы готовы придумывать оправдания самым невероятным своим деяниям, лишь бы не признавать предельно простой связки между своим преступлением и наказанием. Мы готовы как угодно мучиться и даже терпеть, лишь бы не лечиться. Вот от этого данная книга и дискомфортна. Многие вещи там проговариваются открытым текстом и с немедленными сюжетными иллюстрациями. Один хочет быть Штырлицем, другая - Великой Волшебницей, кто-то беззащитен перед жадностью, кто-то перед похотью, кто-то перед лестью. И убийственный результат следует немедленно, с нарочитой, но уместной для народа, предки которого воспитывались на патериках, резкой грубоватостью. В результате, в этой литературе нет ничего классически закругленного и обточенного. Все очерчено резкими византийскими, а порой даже сиро-египетскими чертами... От этого на душе становится неуютно, хочется поскорее обругать и убежать от себя, вместо того, чтобы устроить себе допрос и задать самому себе те вопросы, которых больше никто не задаст. Как сопротивляется телесный человек этим вопросам сужу по себе. Дочитав книгу я задумался и поставил этих жестких вопросов немало, благо есть что спросить. Ответом был прямой протест организма.
Ну и, последний мотив, это тема "русской защиты", которая, как потом выясняется, есть не только русская, но и характерная для всего православного мира защита. Защита, которая не ограничивается лишь личным крещением, которая пропитала почву, которая установлена на сторожевых вышках колоколен и покоится на крепостях даже давно покинутых монастырей, которая загустевает на кладбищах, там, где еще возвышаются старинные и новопоставленные кресты. На самом деле, смириться с признанием наличия этой защиты человечку, который сидит в нас, очень непросто. Одно дело - считать себя "голеньким", "еще не достигшим...". "Все мы не без греха" говорим мы, лукаво подмигивая - мол не доросли, что с нас взять. И совсем другое дело знать, что защита есть, она вокруг тебя, и святость есть, ею пропитана сама земля, сам воздух и лишь ты, именно ты и представляешь собой своей дуростью несчастную прореху в этой защите, именно ты пропустил или вот-вот пропустишь врага на своем участке... Это страшное, леденящее душу чувство, которое требует либо собраться и взяться за себя, либо попытаться его забыть и делать вид, что идущие через твою душу дальше, вглубь, к Столице, демоны - это так, туристы-пешеходы...
В общем это книга очень неприятная, дискомфортная, заставляющая душу поежиться, а человечка - встать в боевую стойку и попытатться отбиться.
Наверняка нужны и книги более приятные, более культурные, более классичные, не предполагающие употребления слова "задница". Но в них, скорее всего, с такой болезненной прямотой и не будет сказано о душе, бует все упаковано и замотано в лелеющую глаз литературную игру.
Но честно скажу, если моей дочери можно будет дать только одну книгу - допустим либо чудесного, воздушного, благоухающегот Шмелева, либо колючего Зерваса, я выберу последнего без колебаний. Несмотря на все неприличные слова.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments