?

Log in

No account? Create an account
Разговоры о самоопределении русского народа
Про поколение 
6th-Apr-2006 03:40 pm
http://meiar.livejournal.com/97293.html - вот тут вот смешная дискуссия про поколение 1970-75. Попадаются мертвецы, атомно-православный гламур и прочие столь же экзотические персонажи. Вызвана романом Минаева Духless, образцом тяжелой троечной прозы, в которой человек протойотившийся за тридцатку лет и обнаруживший свою пустоту, решил повысить её капитализацию вдвое и продать как пустоту поколения. Кажись продал.

А я на тему поколения писал прошлым летом, отвечая на злой текст Никиты Гараджи в РЖ, там тоже было насчет поколения пустоты. Личные выпады в адрес Гараджи опускаю, а остальной текст цитирую: http://holmogor.greatestjournal.com/27316.html

Всегда интересно, во имя каких идей и внутренних кредо (которые даже у мокрицы есть) делят с тобой несуществующие фонды и рассеянное необязательное внимание царедворцев. Есть ведь идеи, ради торжества которых я согласен лично быть побитым и уклющенным. Так вот, попытался вникнуть.
Оказалась идея следующая.
Есть поколение. Точнее нет поколения, его не существует, его нет, а что есть непонятно. Ну в общем есть какая-то малина, у которой нет и не можзет быть ценностей. Родившийся в 1977 Гараджа пытается припаять к этому поколению и тех, кому давно уже за сорок, и тех, кому едва 25. Так что как считать непонятно. Но я вот, родвишийся в 1975 себя и своих погодков никак к нему отнести не могу, поскольку мало в каком поколении я встречал столько людей "ушибленных" идеальным, настолько погруженных в ценности и возможность их с честностью осуществить. Ни раньше ни позже нив одном погодовом слое такого количества людей искренне верящих в единственность и абсолютность истины, и готовых ей дать торжество над собою, а не себе над нею я не знал и вряд ли узнаю.
Впрочем, сие Гарадже не важно, поскольку отсутствие ценностей выводится им не эмпирически, из наблюдения над людьми, а директивно. Все те у кого... суть не имеющие ценностей. У кого, то есть у нас "съели папу", а потом "изнасиловали маму". Дальше идут такие отвратительные сексуальные подробности, которые я, человек без тяги к отвратительному, читал вполглаза. Тут, как хорошо кто-то пошутил по поводу "черно-белой" гаишной рекламы: "Злоупотребление метафорами может привести к психическому расстройству". Ни я, ни вряд ли кто из поколения, не воспринимал происходящее как папопоедание и мамоизнасилование. Вообще, фрейдистская озабоченность - это не к нам. Опять же, я не знал поколений с более выраженным отвращением к фрейдизму, к проблематике "папа-мама-я". Я видел лишь людей со здоровым равнодушием к этой теме и с привычкой рассекать подобные узлы один раз и чисто организационно, без психологии.
На наших глазах происходила история, а не сексология. История грязная, путанная, мучительная, учительная и научающая. Наше поколение было и остается историческим поколением. И в нем накрепко сидит мысль, непонятная фрейданутым философам. Historia - magistra vitae. История шла на наших глазах, по трупам, грязи и крови, разбрасывая в стороны пачки никому не нужных обанкротившихся ассигнаций. Но она шла мимо нас. Мы наблюдали с разинутым ртом, а она отталкивала все наши попытки в нее влезть, она выплевывала нас непрожеванными, если паче чаяния мы ухитрялись забраться к ней в пасть. Историю делали те, кто чуть-чуть или сильно старше. Историю, как ни странно, делали те, кто был младше, вертлявые старцы из первого реформаторского поколения и вертлявые мальчики из первого свободного поколения. Мы тем временем стояли с открытым ртом и пытались соотносить.
Соотносить со своими ценностями, про которые наше позднесоветское и раннеперестроечное общество объяснило нам, что они - главное. И история никак не соотносилась. Она была вне ценностей. Она была вне нашей логики. Более того, она делала с нами страшное - она устроила заговор ценностей, которые все как сговорившись твердили нам одно- вас нет, и нас нет, и ничего нет, все прах и тлен. Умрите. К этому конечному выводу вела нас любая ценность, любая дорожка, религия и демократия, свобода и власть, деньги и дружба.
Учительница жизни нас учила. И мы научились. Научились не доверять ценностям, не давать им иметь себя, проверять их собой, своей простой правдой. Для каждого эта правда звучала и звучит по разному, но по сути она одинакова - отойди сатана, поставивший меня на крыло храма, не смей сбрасывать меня вниз. Я уйду не по воздуху в ад, а своими ногами туда, куда судит мне Провидение, куда судит Бог. Еще одна черта, мало в каком поколении я встречал столько людей верящих Богу. Не в Бога. И кандидаты в философы веруют и трепещут. Верящих Богу. Странной детской любовью, представляющей Его едва ли не ветхим деньми дедушкой который возьмет и поведет за руку. Мое поколение водил и ведет за руку Бог, поэтому они идут так как идут, и поэтому оно идет по земле, а не по воздуху.
В самом конце 90-х история кончилась. Началась политика. Бунт ценностей тоже кончился, началось его кровавое подавление. Они расчленяются, разгоняются, расточаются, линчуются, они растаптываются ради того, чтобы стоять и идти. Есетственная практика для тех, кто не желает лететь кубарем. То, что Гараджа имеет ввиду под "властью над дискурсом" и "стать нацией" (помимо собственно доносительской стороны его текста, мы сейчас по сути) - это именно беспощадная, кавеньяковская кровавая баня на улице "ценностей" во имя простого и ясного генеральского принципа Порядка. Остальное потом - реформы, революции, социализм, бонапартизм, фурьеризм, сен-симонизм, романтизм, позитивизм, либерализм, консерватизм, масонство... Потом разберемся, а сейчас - к стенке. Господь на Небе узнает своих. Да здравствует порядок, одетый в мундиры гражданской гвардии. Почему Нация - это Порядок? Потому что с этой точки нельзя прыгнуть вниз с краешка крыши, быть нацией - значит быть. Быть нацией - значит хотеть быть дальше. Быть нацией, значит утверждать свое существование в трех измерениях - прошлом, настоящему и будущем, не входя в торг об условиях прекращения этого существования. Для того, кого Бог тащит за руку, условие прекращения одно - Ей Гряди, Господи Иисусе. Никаких других вариантов Конца Истории не предвидится и не обсуждается.
Торговаться можно лишь о том, как быть. О том под каким соусом не быть, - не обсуждается. Отсюда ненависть, отсюда корча у кандидатов в философы. Мы же все, вместе с ценностями договорились не быть, нас нет и быть не может. Что нас не будет, что будет лишь тля и гной, по которым мы будем перемещаться на брюхе. У нас же уговор о самоубийстве был. Его скрепили своими подписями Свобода, Равенство, Братство, Православие, Самодержавие, Народность, Рынок, Бакс, Гейтс, Деррида, Бодрияр и Шура Тимофеевский. Мы уже осязаем шелушащееся небытие без ценностей и без смерти. Небытие при жизни. Небытие нетопырей.
И вдруг - Измена. Отказ лететь вниз. Попытка держаться на ногах. Попытка реконструировать разъебанное орало-анало-вагинало-транссексуалом пространство, попытка Политикой выправить Историю. Это самая страшная измена из мыслимых измен - измена небытию и измена подписавшимся под небытие ценностям. Неудивительно, что от такого известия начинает тошнить прямо на вордовский лист, перестают связываться фразы и выбираться слова. Тут ведь угроза страшное и страшному. В небытии без смерти так удобно расположиться, так весело лететь, так приятно творить Приап знает что. Не мы им ничего не должны, ни они нам. Она тебя, мы ее, она нас. О! Ананас, которыый можно дожевывать, пока не запоют рябчики. И вдруг ананас бьют из рук.
Точнее он сам вылетает от резкого торможения. Если кто-то остановится в бегстве, если кто-то зацепится за край пропасти. Если среди сговорившихся на небытие ценностей сохранится одна твердая (пусть Нация, пусть какая еще, главное бытийствующая), то все почувуют страшный удар. Веселый полет остановится и кто-то улетит уже сам, по отдельности, в силу законов инерции, кто-то окажется витсящим в пустоте, на самом дне. Кто-то наоборот, на самом верху, рядом с зацепившимися, рядом со светом и землей. Так же нельзя. Это же иерархия.... Настоящая иерархия, от одной мысли о которой так корежит все "поколение которого нет".
Хуже того, если при всеобщем бегстве, кто-то вдруг перестанет бежать. Кто-то отроет пусть не окоп, но хотя бы индивидуальную ячейку бойца, то в строю тех, кто прикрывает других бегущих от заградотряда образуется роковая брешь. Брешь, в которую можно будет стрелять. Стройный с иголочки офицер с малиновыми, ослепительно малиновыми петлицами и околышем расставит ноги в чистеньких еще, сверкающих хромовых сапогах и скомандует пулеметчику: "Огонь". В ту секунду, что летит пулеметная пуля придется заглянуть в глаза Истории и Политике сразу, и никакие ценности не спасут. Никакая пустота не спасет. Пустоты нет, есть земля и кровь. Падать на землю в крови слишком нефилософское развлечение. Оно для политиков.
Comments 
6th-Apr-2006 12:02 pm (UTC)
"Учительница жизни нас учила. И мы научились. Научились не доверять ценностям, не давать им иметь себя, проверять их собой, своей простой правдой. Для каждого эта правда звучала и звучит по разному, но по сути она одинакова - отойди сатана, поставивший меня на крыло храма, не смей сбрасывать меня вниз."
+!
6th-Apr-2006 02:26 pm (UTC)
Ваше поколение называют на Западе поколение Х,с него и началась новая
эра.Поживём увидим,я читала и узнавала своего сына.С Богом!
This page was loaded May 23rd 2019, 2:56 pm GMT.