Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Илимская Пашня

На меня сегодня неожиданно свалилось книгосчастье. Видимо, в порядке награды за постинг о Русской Истории и о том, как обстояло дело в ней с патриотизмом в 1940-е годы.

Приобрел, можно сказать по дешевке, двухтомник В.Н. Шерстобоева "Илимская пашня". Это великая книга, - изданная на плохой бумаге в местным иркутским издательством, с перерывом в 8 лет (причем тираж второго тома меньше тиража первого на 3 тыс экз). И, при этом, ей нет ничего равного в нашей историко-экономической литературе и почти ничего - в западной, всевозможные школы Анналов нервно курят глядя на то, как профессор Иркутского финансово-экономического института показал во всех мельчайших подробностях жизнь Илимского острога, собранного вокруг него воеводства, и развитие там русского сельского хозяйства,  - тщательная работа с источниками, системность взгляда, новейшие статистические методы. "Методами исследования прошлого Ангаро-Илимо-Ленского края были: 1)сплошное изучение каждого документа, каким бы малоценным с точки зрения излагаемой темы он не казался; 2) сопоставление бумаг и книг Илимского воеводства между собою, доведенное до изучения отдельных крестьянских хозяйств; 3) внесение в обработку документов расчётного метода. Пользуясь этим методом, автор сделал попытку вычислить посевные площади и свести разрозненные данные в баланс хлеба".

Особенно поражает своим спокойным, достойным националистическим тоном предисловие, - никаких здравиц Марксу, но и никаких аллилуй Сталину. Автору это ни к чему. Он раскрывает великое дело русского народа - освоение Сибири.

"Основу экономического развития Сибири того времени составляет сельскохозяйственное освоение её пространств. Не поиски пушнины, не разведки серебряных жил и золотых россыпей, не промысловая, торговая или промышленная колонизация Сибири, а сельскохозяйственное освоение её является стержнем экономического развития Сибири. Оно закрепило победу казаков, заставило местные народы сложить оружие, воспринять земледельческую культуру русского крестьянства и навсегда сделало сибирские пространства неотъемлемой частью России. Истинными завоевателями Сибири были не казаки и воеводы, а пашенные крестьяне. Именно они быстро и навсегда решили вопрос - быть ли Сибири китайской, японской, английской или русской. Внутри дорусской Сибири не было сил, способных объединить её разноплеменное население в самостоятельное целое. Местные народы неизбежно должны были соединить свою судьбу с судьбами большого народа. Таким народом по праву явился русский народ. А так как в те времена подлинной сердцевиной его были крестьяне, то, естественно, что крестьянство оказалось главным фактором превращения Сибири в русский край, а по составу населения даже более русский, чем были некоторые доуральские и приволжские области".

Можно подумать, что это пишет националист, выращенный в дореволюционных условиях, каковых было среди старой профессоры немало. Но нет, Вадим Николаевич Шерстобоев родился в 1900 году и когда Сибирь стала советской был молодым человеком. Другое дело, что в Сибири и на Дальнем Востоке как нигде советское дело переживалось как русское дело из-за японской и американской интервенции, чехов и прочего. Не случайно, что и у белых идеи Устрялова вызрели именно в Харбине. И в эпоху, когда открытый, чуждый трусливых околичностей русский патриотизм был в чести - 1943-53, Шерстобоев выражает его без стеснения и без уравновешивания его революционной риторикой неискренней красной профессуры...

"Предлагаемая работа построена на понимании процессов развития илимского пашенного дела, как частицы истории русского крестьянства - главного носителя нашей государственности, культуры и национальности на протяжении многих веков.
Горсть северно-русского крестьянства, перенесенная волей судеб на Илим, показала изумительный образец уменья в тяжелых условиях горно-таежного края быстро и навсегда утвердить русскую государственность. За какие-нибудь 60-80 лет закладываются почти все селения, существующие и теперь, создается устойчивое земледелие, открываются водно-волоковые дороги, вниз по Лене направляются наполненные илимским хлебом барки и дощаники, ведется собственное солеварение и курится вино. В неведомом до сих пор крае налаживается согласованный ход хозяйства Илимского воеводства.
Не вина русского крестьянина, что начатый процесс стройки в илимской тайге стал затухать и в последующем представлял обычную картину хозяйственного и культурного застоя, столь знакомую по русской деревне XIX века".

Во втором томе, изданном в 1957, ничего такого в явном виде уже нет, зато появляются вымученные, никчемушные ссылки на Ленина. Хотя насыщенность материалом прежняя. Вот и радуйся после этого "десталинизации".

В Иркутске Шерстобоева очень ценят. Там он патриарх сибирской историко-экономической школы, объективно являющейся очень сильной...

А вам, если вдруг каким-то чудом повезет и книга попадет в руки, очень советую её прочесть. В. Н. Шерстобоев. Илимская пашня. Том.1. Пашня Илимского воеводства XVII и начала XVIII века. Иркутское государственное областное издательство. 1949. Том 2. Илимский край во II-IV четвертях XVIII века. Иркутское государственное областное издательство. 1957

Обложка книги

http://holmogorow.nigilist.ru/kartinki/ilim/title.jpg

Оглавление первого тома.

http://holmogorow.nigilist.ru/kartinki/ilim/gl1.jpg

http://holmogorow.nigilist.ru/kartinki/ilim/gl2.jpg


Оглавление второго тома.


http://holmogorow.nigilist.ru/kartinki/ilim/gl3.jpg

http://holmogorow.nigilist.ru/kartinki/ilim/gl4.jpg


Фрагмент чудесной старинной карты Илимского воеводства. Север - внизу.



Tags: русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments