August 26th, 2001

Са Ереванне - 1

Итак, что вчера было?
Для этого надо понять - что было позавчера. А позавчера Света, получив все ту информацию, которая содержалась в предыдущей записи, потребовала, чобы я забил на все и на вся - расходы, работу и т.д. и просто ехал - иначе сдохну. Оставалось только согласиться. При обмене билетов произошла некоторая накладка - туда достался удобный рейс AAL через Внуково на 17.00, а во оттуда, на тот рейс, который был у нас до того (в случае обмена бланка Вы, как я понял, не можете, автоматически плучитьто же билет - только через повторное обращение к системе) и, чтобы лететь с женой одним рейсом, пришлось превратиться в пассажира бизнес-класса.Правда Света по прилете немедленно заявила, что мы поменяемся местами и бизнес-классом плетит она, поскольку мне нельзя коньяк, а ей можно. Ох эти женщны J.
Внуково, в силу своей провинциаьности, оказалось намного удобней Шереметьева. Меньше суеты, сутолоки, очередь была только на паспортный контроль, где мужчину, летевшего во Львов, мурыжили минут 20 (бендеровец он был, что ли?). После того, как львовских пассажиров увезли в самолет мне начало казаться, что в Ереван лечу я один (тетки, сидевшие на регистрации билетов, когда я попросил у них дать место у окошка, сказали, что все окошки и так будут мои). Но вскоре некоторые пассажиры появились - большесемейная община и несколько индивидуалов. Прощальное напутствие мне произнес Асриян, позвонивши как раз в автобусе на его коротком пути до самолета - я воспинял это как доброе предзнаменование. В марках самолетов не разбираюсь, но субъективно он был меньше чем аэрофлотовский и с тоненькими стеночками, так что было даже страшно. Взлетели. При взлете армянский юноша позади меня болтал по мобильнику, объясняя кажется девушке, что он летит, что чувствует себя прям как президент и прочее. Меня это жутко бесило, поскольку такая болтовня небезопасна для самолетной электроники.
В дороге, половину которой заняло поглощение завтрака, который, опяь же в отличие от аэрофлотовского,был горячим, читал газету армянской общины Москвы “Ноев Ковчег” (они хотят сказать, что Арарат теперь у нас?). Газета оказалась удивительно интересной (напишу, при случае, ее обзор).
Приземлились. Поскольку вещей у меня было только две ручных сумки - с книгами и с одеждой, то моя выгрузка заняла 30 секунд “паспортного контроля” (интересно, что в Звартноце паспортный контроль не армянский, а российский (!!!) и в интересах России). В итоге я вышел на 10 мину раньше, чем прибыли встречающие Света и Лева Казарян. Света запрыгала от радости. Взяли такси до Еревана (3 т. драм - 5,5 долларов). Приехали домой на Маштоца. По дороге на шоссе обнаружил установленного большого бронзового орла, котороготраньше не видел - там какой-то мост будут строить. Доехали быстро - Проспект ближе всего к Звартноу и Эчмиадзину и с юго-запада Центр Еревана начинаеся почти сразу.
Посидев немного дома и отдышавшись пошли гулять, для начала заглянув к соседке Седе и подивившись ее Татевик, еще в ноябре бывшей маленьким хрупким подростком, а тут превратившейся в шикарную статную изщную девушку.
Город бы полон людей - Ереван вообще представляет собой вечерами, собенно летними, непрерывную фиесту, еще не нашедшую своего Хэмингуэя. Посидели поговорили немного в кафе у Лебединого Озера, что рядом с Оперой, по полной людей Саят-Нова дошли до еще более полной Абовяна (местной помеси Арбата и Тверской, если так можно выразиться). Девушки одеваются стольже мдно, как и в Москве, пожалуй даже моднее (на мой вкус), поскльку любят носить черное. Мужчины более неприметны, ибо все как один в брюках и рубашках. Добрались до моего любимого лотка, где среди прочих вкусностей можно выпить клубнику с молоком. Я долго выражал им свои восторги и радость встречи после долгой разлуки и как я скучал по их клубники с ноября. Растроаные хозяева налили мне большую порцию.
Вышли на Площадь Республики и я ахнул - церетелевская стилистикадобралась и сюда - псреди площади, а месте памятника Ленину, стоял огромный чеырехконечный крест, ярко подсвеченый. Левон объяснил, что первоначально это должно было быть только на новый год, но в итоге его так и оставили. Идея понятна 1700 лет христианства в Армении. Но формы выражения? Ещежутче было на противоположной стороне площади - на здании Национальной галлереи, в просветах между колоннами, был соружен настоящий “иконостас” - большие щиты, на которых фрагменты византийских икон, двунадесятых. Легендарные поющие фонтаны (репродкторы с музыкой и подсветка воды) на это раз недвуссмысленно демонстрировали прозападную ориетацию - музыка была только западная и хорошая, кстати (в рядовых, народных, кафе крутят такую рускую попсу, что даже обидно становится - в Росси я никогда такой даже и не слышал).
Пустыным Вернисажем пошли к памятнику Вардану Мамиконяну, чтобы от него свернуть к любимому Светой и Левой кафе “Комарики” (кличка дана ими). По дороге Лева сказал,что в этом году была амнистия и криминогенная обстановка резко ухудшилась. Интересно, что выразилось это не в опасности на улицах, а в ограблениях квартир. Посидев в “Комариках” - пошли по наьережной малюсенькой речки, тольков этом году осознанной как Набережная, в “Бочку”, где думали поесть (большинство ереванских кафе ограничено кофе и соком - “натуральным” - то есть соком, и “ненатуральным” - кока-колой и фантой (Так и спрашивают: “Вам натуральный?”). Мы уселись, назаказывали всего, и тут пошел чудовищный ливень. В принципе, ливень летом в Ереване это редкость и встречается он всеми с веселым смехом. Тут все тоже забавлялись, пытались согнать воду собравшуюся на тенте. Кайф обломили хозяева кафе, заявившие, что по случаю дождя закрываются, хотя именно по случаю дождя им и следовало работать.
Тога я вернулся к первоначальному плану отправиться в “Поплавок”. В пору перестройки-карабахства Поплавок был политцентром – там собирались все и вся и рассказывали друг другу политновости – Света там блистала. Тогда там не подавали ничего кроме кофе и ламанджо (лепошка с фаршем – все кроме меня считают ее очень невкусной, а я наоборот). Потом пополавок так и оставался кафешкой, пока два года назад его не превратили в шикарное кафе для новоармянской богемы и прочих тусовщиков. В прошлом году мы туда заходили – потрепанный Лева, Света в моих джинсах и я сразорванным карманом кожанной куртки – публика совсем не статусная, так что они тихо офигели, когда мы потратили там 15 тысяч – очень солидную по рамянским меркам сумму. Я испытывал почти колонизаторские ощущения и решил их повторить, символически присовить пространство. Но, не тут-то было. Народу было полно, однако еды у них на столах почти не было (Ага, подумал я, сидите, понтуетесь, а вот мы сейчас есть будем, ибо голодны). Долго изучали меню, выбирая между «Эскалопом» (именно в кавычках) и Эскалопом по Американски и обсуждая – дадут ли за 2 т. Рюмку шампанского Свете или целую бутылку. А когда пододшла официантка... она объяснила нам, что они закрываются и кухня уже не работает и никакой еды нам не принисут. Я бросал на нее испепеляющие взгляды, но ничего не помогало.
Потом Света и Лева мне объяснили, что оказывается это – целая проблема, почему-то не замеченная мною в прошлый раз — в 12 все заведения в городе закрывают кухни и после этого становятся доступны только кофе и мороженое. Я возмущался и непонимал – неужели даже Поплавок, место заведомо культовое, не может позволить себе повара и кухню на всю ночь и как легкомысленные армяне соглашаются ходить в кафе, где могут не дать поесть. Видимо только в силу своего легкомыслия. Для Светы и Левы то, что эта беда распространяется и на Поплавок – тоже было новостью. Изумленные и огорченные мы пошли по Теряна, мимо трогательного магазина «Маленький рынок», мимо Министерства Социального Обеспечения, которое в этом году догадалось снять веселившую меня в прошлом надпись: «Ministry of social security». Дошли до некоей шашлычницы, которая по уверению Левы, «открылась один раз и с тех пор не закрывалась» и закупились там приготовленными прямо при нас шашлыками, каковыми потом дома и поужинали. Хоть это утешило нас отчасти и мыпоняли тщету нуворишского богатства и пустоту тусовочного блеска. Лева ссылался на Бунуэлевское «Скромное обаяние буржуазии», как на фильм, где было показано то же самое, но я не смотрел поэтому не знаю насколько его ассоциация справедлива.
По дороге домой мы обнаружили это круглосуточное интернет-кафе рядом с домом, и я решил сделать эту запись, и вообще по возможности каждый день описывать свои ереванские впечатления и приключения, благо цена тут за минуту 20 др, так что даже если очень стараться – больше 2 т. не высидишь.

Приобретения

В Букинисте наверху Проспекта неподалеку от Матендарана.

1. Г.М. Казарян. Армянское общественно-политическое движение в 50-60-х годах XIX века и Россия. Ереван. 1979
2. Т.Х. Акопян. Очерки истории Еревана. Ереван. 1977
3. Н.М. Токарский. Архитектура древней Армении. Ереван. 1946
4. Е.К. Саркисян. Политика Османского правительства в Западной Армении. Ереван. 1972
5. А.Г. Сукиасян. История Киликийского армянского государства и права. Ереван. 1969
6. О.Х. Халпахчьян. Архитектурные ансамбли Армении. М. 1980
7. В.А. Белявский. Вавилон легендарнй и Вавилон исторический. М. 1971 (в Москве она дороже)

Книги от 500 до 1000 драм (доллар 550 драм), кроме дорогой альбомной книги про архитектурные ансамбли, стоившей аж 5 т.

Са Ереванне-2

Сегодняшние события.
Проснулся, написал первый отчет, дошел до интернет кафе, где его и отправил, заодно посмотрев на тутошние события. Запоздало присоединяюсь к скорбящим об mrrobinson-e.
Заглянул в пункт «Кодака» и обзавелся тремя пленками. Дальше пошел в упомянутый уже «Book second hand», как на нем написано, где и разжился всем вышеописанным. Хотел еще посягнуть на две подшивки дживилеговского «Армянского вестника» 1916 и 1917, но 50$ - это уже многовато. Затем медленно наступал на Матендаран, подробно его фотографируя и общий вид и памятник Маштоцу и скульптуры выдающихся армянских культурных деятелей. Затем дошел до метро Еритасардакан, где поблизости обычно тусуются книготорговцы и кассетоторговцы, в слабой надежде возвернуть кассету «The best of Rouben Akhverdyan» - кассета сразу нашлась и я непрерывно хожу и слушаю. Заодно обзавелся еще темными очками, что днем необходимо.
Затем, описав круг через Абовяна и Пушкина дошел до центрального рынка, откуда повышибали спекулянтов и теперь в самом здании цены те же, что и рядом с ним (а вот толкучку рядом похоже разогнали). Запасся персиками, грушами и фисташками. Фисташки забавные – солоеные, но скорлупка почему-то в сахаре. Все время фотографировал и оказавшись рядом с домом немедленно сдал пленку на печать и проявку (через полчаса уже получил все и любовался хорошо вышедшими снимками).
Дома Света уже проснулась и пошли ужинать в кафе рядом с нашим домом. Заказал себе форель (она хотя бы символически попостнее), порци оказалась огромной, а форель фантастически вкусной – КК бы оценил. Пока мы ждали – набежали тучи и мы уже опасались повторения вчерашнего дождя, но потом начался сильные ветер и тучи разогнал, попутно сбивши с нашего стола салфетки. А дальше произошло необъяснимое – я упал со стула – мне показалось, что просто ножки у стула сломались, но потом оказалось, что нет, так что происшедшее так и оказалось загадкой, над которой мы очень смеялись. Света явно переела, а я, пока она отдыхает, решил зайти и написать следующую порцию отчетности.

Са Ереванне-2

Сегодняшние события.
Проснулся, написал первый отчет, дошел до интернет кафе, где его и отправил, заодно посмотрев на тутошние события. Запоздало присоединяюсь к скорбящим об mrrobinson-e.
Заглянул в пункт �Кодака� и обзавелся тремя пленками. Дальше пошел в упомянутый уже �Book second hand�, как на нем написано, где и разжился всем вышеописанным. Хотел еще посягнуть на две подшивки дживилеговского �Армянского вестника� 1916 и 1917, но 50$ - это уже многовато. Затем медленно наступал на Матендаран, подробно его фотографируя и общий вид и памятник Маштоцу и скульптуры выдающихся армянских культурных деятелей. Затем дошел до метро Еритасардакан, где поблизости обычно тусуются книготорговцы и кассетоторговцы, в слабой надежде возвернуть кассету �The best of Rouben Akhverdyan� - кассета сразу нашлась и я непрерывно хожу и слушаю. Заодно обзавелся еще темными очками, что днем необходимо.
Затем, описав круг через Абовяна и Пушкина дошел до центрального рынка, откуда повышибали спекулянтов и теперь в самом здании цены те же, что и рядом с ним (а вот толкучку рядом похоже разогнали). Запасся персиками, грушами и фисташками. Фисташки забавные � солоеные, но скорлупка почему-то в сахаре. Все время фотографировал и оказавшись рядом с домом немедленно сдал пленку на печать и проявку (через полчаса уже получил все и любовался хорошо вышедшими снимками).
Дома Света уже проснулась и пошли ужинать в кафе рядом с нашим домом. Заказал себе форель (она хотя бы символически попостнее), порци оказалась огромной, а форель фантастически вкусной � КК бы оценил. Пока мы ждали � набежали тучи и мы уже опасались повторения вчерашнего дождя, но потом начался сильные ветер и тучи разогнал, попутно сбивши с нашего стола салфетки. А дальше произошло необъяснимое � я упал со стула � мне показалось, что просто ножки у стула сломались, но потом оказалось, что нет, так что происшедшее так и оказалось загадкой, над которой мы очень смеялись. Света явно переела, а я, пока она отдыхает, решил зайти и написать следующую порцию отчетности.