September 8th, 2001

Обойди хоть целый свет - лучшей свахи в мире нет....

Сегодня большая часть дня была потрачена на выздоровление. Утром опять ездил в редакцию - нужно было отдать правленный текст статьи одного из авторов, а почта заглохла. Заодно - отксерил длинное и местами бывшее для меня откровением интервью КК Колерову из нововышедшей книги. На обратной дороге читал. Интересно, что по имеющейся информации - за спиной уже страшное шушукание, что по церковной тематике как к эксперту обратились ко мне - шушукание и со стороны функционеров МП и со стороны записной мафии не верующих ни в какого Бога, кроме Бакса "религиозных экспертов". Даже заготовил длинную речь о разнице между функцией рыы и функцией ихтиолога, но мне так никто слова и не сказал - видимо берегут мое здоровье и рабочее настроение.
Но, за сегодня, это был единственный рабочий эпизод. Потом потратил кучу денег на запас кассет и весь вечер сидели и смотрели со Светой кино.
Сперва - "Мимино". Как-то Б. высказался, что у Светы образ Империи именно по такому подобию. Наверное так, но мне эта Империя не понравилась. Очень остро почувствовал чем. КК как-то писал про музыку и ее имперскость, придаваемую ей именно тем, что она - универсальный фон. Вот в фильме очень четко видно, что русские - фон, на котором "дружат народы" - они восстанавливают справедливость, принимают и увольняют с работы, помогают. Но они фон, на котором самореализуются другие. Имперскому народу уготована судьба "фона" и с этим очень трудно смириться. Здесь становится понятна явно имперская роль Запада, по отношению к России, не имеющая никакого силового обеспечения, зато безусловная, как культурный факт. Нам тоже необходим фон для самореализации, нужно что-то, на фоне чего мы будем фигурой. Отсюда и признание западного доминирования, стремление в общеевропейский дом доже тогда, когда к тому не побуждает никакой интерес.
Потом показывал Свете "Необыкновенное чудо" - Света была мрачная - ей очень не понравилась музыка. Впервые видел, чтобы кому-то не понравился Гладков, однако дело оказалось не в качестве, а в инфернальности, которую она чувствует намного острее меня.
Чтобы как-то снять напряжение и стали смотреть "Хануму". Были в детском восторге и дружно распевали:
Над рекой стоит гора,
Под горой бежит Кура,
За Курой шумит базар,
За базаром - Авлабар.
Спектакль, по мимо всего прочего, оказался идеальным пособиям по межэтническим и экономическим отношениям в Закавказье начала века. Там и разорившиеся грузинские князья, и армянские купцы, и венчания армянок с грузинами в православной церкви и все. Больше всего позабавили авторы аннотации на кассете, гда было сказано, про "маленький грузинский городок". Это они приняли за городок Авлабар - армянский квартал Тифлиса. Настроение как-то сразо и резко подянлось и появилась надежда, что завтра поправлюсь.