November 22nd, 2001

ГраФъ

Холодное метельное утро в Москве. Сон целых шесть часов - счастье, которое не может длиться долго и которого нет в природе. Люди не спят. Им запретили спать.

Б. и hgr ждущие у Жукова. Встреча без десяти 10. Толпа у входа. Уже не такая, какой ее видели описывавшие журналисты, но тоже неприятное. Сразу пахнуло Гражданским Обществом. Нашли другой более свободный проход. Лихорадочное сдавание вещей в Камеру Хранения [включая плеер с "Аббой"]. Попытки попасть в здание, которое с ходу успехом не увенчивается, из-за усиленных мер безопасности, распространяющихся даже и на людей со Значком. Пока ждали видел националиста Севосьянова - холен и неприятен, и лидера Идущих, который шмыгал всем, чем мог и звонил по мобильнику. А я не звонил. Войдя в Кремлья я его уважительно выключил.Я не был в Кремле целое десятилетие.

Увенчание Мер Безопасности произошло тогда, когда вышел какой-то человек с белыми конвертами и узнав, что мы на ГФъ дал их нам. Просто так. Неизвестным ему людям. В пакете были Приглашение, Билеты в КДС на вчера и сегодня, и Талон на Питание, во вторую смену. Мы вошли.
Путин давно уже выступил. Павловский тоже. Других интересных людей там не было, и от всего веяло Совком. Не СССР, а именно совком. СССР мог себе позволить охранять кремль так, чтобы люди могли входить в него в общем и целом спокойно и организованно (иногда свобода оборачивается условностью).
Но Путин сидел в президиуме и был единственным Живым Человеком. Он листал записки, какие-то бумаги, смотрел, менял позы, вообще жил. Остальные - сидели. Он был удивительно похож на себя. Мне большего знать и не требовалось. Все-таки, то единственное, зачем я пошел на соборище, было сделано и продолжение моего рассказа представляло бы собою цепь ехидств и издевательств, которые по сравнению с этим событием не уместны. Ехидничать буду как-нибудь потом, под настроение.

P.S. Как я уже сказал - на ГФъ было два интересных человека. Оба - по должности. Второй - Павловский. Он в перерыве стоял в фойе, давал интервью. Ккие-то женщины из провинции пристали ко мне, чтобы я нажал кнопочку и их с ГП сфотографировал. Они очень хотели иметь снимок с Павловским. Ради того и приехали, чтобы видеть Путина, сфотографироваться с Павловским. Это очень правильно. Ради этого стоило собраться.
Что кнопку буду нажимать я в программу не входило, но оказалось правильно. Узнают ли они когда-нибудь, что это был я? Может вспомнят.
  • Current Mood
    satisfied satisfied