November 27th, 2001

The times they are-a-changin`

Время от времени в моей жизни происходит какая-нибудь очередная революция. В свое время я с восторгом прочел эрновскую "Идею катастрофического прогресса" - это про меня. На том стоим. Ни с того ни с сего я начинаю менять фронт работ, ссориться со старыми знакомыми и заводить совсем неожиданных новых, работодателями, оставлять насиженные местечки, завязывать новые связи, нагло вламываться в чужую жизнь и чужие миры и все там ломать и корежить (как оно на первый взгляд кажется). Нет ничего слаще, чем поломать почти все и уйти практически в никуда (главное - найти эту никуду). Никто, включая меня самого, не может понять - что же собственно происходит и чем вся эта фигня закончится.
Возможно это связано с тем, что нервные затраты на строительство нового мира не то что ниже, чем на поддержание старого, но оказываются более эффективны. Может быть тут что-то другое.
Наверное сейчас что-то такое происходит и тучки как-то гущаются прямо посреди ясного неба. Тучки даже не столько обстоятельственные, сколько внутренние, психологические.
Возможно, что через полгода-год я буду безработный ходить с последним голубеньким полтинником в кармане и делить жизнь между деланием на голом энтузиазме какого-нибудь безумного интернет-проекта, чтением какого-нибудь Курта Левина пополам с Джеромом Бруннером и выгуливанием на пару с КК его пса.
Возможно буду сидеть в каком-нибудь сурьезном кабинете, писать суриозные аналитические справки, назначать суриозным голосом суриозные встречи и ездить на суриозном автомобиле с суриозным шофером и выслушивать за спиной шепотки...
Возможно буду не спавший ночами бегать и спускать на всех собак, ввиду аврала с подготовкой документов какого-нибудь Важного Церковного События, при этом поражаясь двум вещам - фантастическому величию происходящего и фантастическому ничтожеству себя любимого, который тем не менее должен, обязан, не может не делать то, что делает.

Интересней всего будет, если я с какой-нибудь тяжелой болячкой попаду в больницу.

Умнее всего - если следующие полгода посвящу прежде всего Ей. Ее делам, проблемам и потребностям. Нам повезло друг с другом во всем, кроме одного - каждый из нас нуждается в человеке, который полностью посвятил бы ему жизнь, был бы Анной Григорьевной/Надеждой Яковлевной и т.д. Ни один низ нас не сможет и не захочет "уступить", ни одному ни в коем случае не надо "уступать". Но Она пожертвовала ради меня достаточно многим, достаточно многое затормозилось, притихло, на многое просто не остается сил. И надо будет помочь обязательно, иначе я просто пущу Ее под откос. А она важна. Я очень важен. Но она в каком-то смысле - важнее. Ты приезжай скорее и у нас все получится. Мы снова поставим этот мир на его заячьи ушки.