December 10th, 2001

Продолжая вивисекцию

себя в состоянии депрессии, безработицы и т.д.

Хуже всего то, что у меня депресивное состояние выражается не в угнетености разных функций - мышления, трудоспособности, разных рабочих навыков или чего-то еще, а в полной деятельностной ангедонии. За прошедшие четыре дня (и, в особенности, за день сегодняшний) мне пришло больше хороших и конструктивных идей, чем, наверное, за последний месяц. Я даже прочитал за сегодня больше, чем за предыдущую неделю... Не могу сказать, что что-то лишено интереса. Но никакого желания, даже самого слабого, сделать что-либо. Никакого даже самого маленького удовлетворения тем, что сделано. И полное неверие в перспективность чего-либо из сделанного. А ведь невозможно работать только на увлечении. Это и дураку ясно. Но невозможно работать и совсем без увлечения. Тут важно это "совсем". Больше десяти минут ничего не держит - даже хорошие вещи, вроде подготовки интернет-версии "Стяжания Духа Святаго" Концевича.

Называется это, кажется, "синдром выученной беспомощности". Любое движение крысы наказуемо, получает отрицательное подкрепление в виде удара электрошком. Спустя какое-то время здоровая крыса ложится и умирет.
Чистый бихевиоризм - по Скиннеру какому-нибудь. Голубь, подкрепление, рефлекс... И никаких тебе когнитивных карт, либидо, векторов, гештальтов, полей и прочей идеалистической ахинеи - учение Уотсона всесильно, потому что оно верно.

Хотя все равно не выдержал. Позвонил одному хорошему человеку. Попросился на работу. Тот пообещал подумать до вторника. Наверное не возьмет. Или не сможет предложить условий, которые сделают мое пребывание здесь минимально рентабельным.

Но все равно всем спасибо - хоть за то, что разговариваете, даже когда гадости говорите...

В общем - будьте щасливы. Я пошел дальше менять занятия каждые десять минут.