December 25th, 2001

Обида и превосходство

Крылов на политру пишет:
Я лично считаю, что перед русскими виноваты все. Весь мир виноват в агонии России, все попользовались нашим несчастьем, каждый - унизил и обобрал русских, а если не мог унизить и обобрать, то хотя бы поглумился. Это касается прежде всего "цивилизованного мира", но не только его. (например, интересная история с советскими долгами: Галковский где-то писал - "как нас мадагаскарцы нагнули? любо-дорого!") В принципе, после того, что с нами сделали, мы имеем моральное право обращаться с этим миром как угодно, были бы силы. Причём, как мне кажется, возможность ещё представится - история не окончена, в ней могут быть разные повороты. Главное - заранее выбить их русских всякое добродушие, всякий дух "всепрощения", всякую любовь к чужеродцам.

И, признаться, я действительно хорошо понимаю еврейское отношение к миру. Если бы русские относились бы к неруси так, как евреи к гоям (или хотя бы на 1/10 так), многое было бы иначе... Тут нужно перенимать опыт.


Все думал - что мне не нравитсяв костиной схеме. Понял наконец. Это мыслеоборот: "Они нам должны потому что". Меня вот это вот "потому что" смущает и даже раздражает очень сильно. Оно мне кажется лишним. Не "потому что", а просто должны. Не потому мадагаскарцы должны, что нагнули, а по жизни. И то, что при этом еще и осмелились нагнуть, так это не обида, а бунт, мятеж. Вся онтология и политология современного мира - это мятеж против нашей власти, отчаянное стремление ее избежать, ее с себя стряхнуть.
Я поэтому не могу воспринимать всемирную историю как историю "унижений России". Скорее уж как историю отчаянных и бесперспективных попыток от нее (России) защититься. Историю метаний крысы, загнанной в угол.
Это-то мне и непонятно - почему КК считает, что право на насилие дает только "обида"? Право, обоснованное обидой, это очень слабое право. Русское право может быть осмыслено только как право "вообще", а чинимые нам обиды могут рассматриваться только как отягающие обстоятельства.