November 16th, 2007

(no subject)

Продолжение очерка социологии и истории "исторического коммунизма", то есть советской системы, принадлежащего А.И. Фурсову. Начало здесь.

Противоречия исторического коммунизма
Андрей Фурсов
Противоречия исторического коммунизма
Системная деградация исторического коммунизма была обусловлена внутренними противоречиями между властью и общественным производством

Вся история господствующих групп ИК есть история усиления потребленческо-экономического аспекта ее бытия, связанных с ним групп, внутренней и внешней политики.
Если учесть, что, во-первых, население имело гарантированный системой минимум, на который в рамках данной системы верхи не могли покушаться как по соображениям «идеологии» и легитимности, так и из-за отсутствия адекватных легальных механизмов увеличения изъятия создаваемого населением продукта, во-вторых, в провозглашенной XXI съездом КПСС (1959 г.) программе КПСС в качестве главной задачи партии ставилось удовлетворение растущих материальных потребностей советского народа, то становится ясно: логика развертывания первого базового противоречия ИК рано или поздно должна была свести номенклатуру и население, по крайней мере, его средние слои в схватке за ресурсы.
Результатом схватки за ресурсы должно было бы стать либо возникновение принципиально новой системы или возникновение более демократической, эгалитарной («спартанской») версии (структуры) ИК за счет перераспределения общественного продукта в ущерб номенклатуре и ее слоям-прилипалам, либо перераспределение в ущерб населению на основе (и только на такой основе) слома ИК с превращением пусть ублюдочного, но «демократического богатства» в ублюдочное «олигархическое» (в виду имеется богатство материально-предметное). Именно второй вариант решения первого базового противоречия реализовался благодаря перестройке, и в немалой степени этому прямо и косвенно способствовало второе базовое противоречие ИК и необходимость его решения.

(no subject)

Брат мой, Калоев...
Елена Исаева
Калоев попал в герои в независимости от наличия или отсутствия нашистов, фашистов и публицистов в данной теме. Попробуйте понять: в независимости от...

Лена Исаева о том, как среагировало общество и медиасообщество на "казус Калоева". И о разнице уличной и блоговой реакции.

(no subject)

http://tor85.livejournal.com/1039657.html

Все-таки описанных по ссылке существ нужно изводить бешенных собак. Именно как врагов расы и её бракованный материал. Не дай Бог дадут потомство и понесут порчу дальше.

(no subject)

Прочел в одной книжке небольшой очерк паразитологии. Много и яростно думал.
Такое чтение заставляет многое пересмотреть во взгляде на мир.

О нации

Ну вот. Начинает выходить очень важная для меня работа, - в нее я был погружен последние 1,5 года и она подводит некий итог тому, чем я занимался в рамках традиционного европейского "национализма". Дальше пойдет национализм довольно необычный, но когда ж оно еще будет.
А здесь пока сформулировано несколько важнейших идей и концепций, принципиальных для понимания природы общества.

1. Концепция различия реальных и мнимых сообществ
2. Концепция АИ-поведения, как основы любой общественной жизни (тут-то и пригодилась гумилевская пассионарность)
3. Концепция суггестии, как механизма управления этим АИ-поведением (слава Поршневу!)
Не то чтобы какие-то особые новости, но вместе все это дает довольно любопытный эффект.



Егор Холмогоров
Введение в теорию нации. Главы из книги
Обществоведение.
Нация, как её не определяй, является человеческим сообществом. Любое сообщество строится на чувстве товарищества и взаимопомощи. А это значит, что каждый человек, для того, чтобы с помощью общества стать человеком, должен перестать быть животным.


Большинство обычно даваемых определений общества-нации плохи тем, что слишком длинны и носят описательный характер. А нам нужно определение, которое рельефно выделит существенные черты нации, по которым можно будет нащупать главные узлы национальной жизни. Такое определение мы найдем у уже упомянутого британского социолога Бенедикта Андерсона, который утверждает, что нация это воображенное ограниченное суверенное сообщество.
Слово «воображенное» значит, что представление о национальном единстве существует в уме людей даже тогда, когда члены одной нации не знают друг друга в лицо и никогда в жизни друг друга не видели и не слышали. Слово «ограниченное» значит, что даже самая большая нация не стремилась и никогда не стремиться охватить всех людей на Земле. Существование одного общества-нации предполагает существование множества других обществ-наций и определенные отношения между ними.
Слово «суверенное» значит, что нация стремится к частичному или полному контролю за своими делами, к ограничению вмешательства в них со стороны других наций, наднациональных и вненациональных структур, а также от разрушительных воздействий нечеловеческого фактора.
Наконец, слово «сообщество» означает, что каждая нация представляет собой продукт реального взаимодействия людей, которые ощущают между собой определенное чувство товарищества, взаимной поддержки и помощи. Причем это чувство товарищества между членами нации значительно больше, чем аналогичное чувство между не являющимися личными друзьями членами разных наций.

(no subject)

Пришло время русских ответов
Иван Демидов
Интернет-конференция  координатора "Русского Проекта" Ивана Демидова: "Русский вопрос и тема патриотизма в выборнойкампании 2007-2008 гг".

Валерий Лурье, социолог, Санкт-Петербург: Иван, почему Владимир Путин и другие лидеры "Единой России" называют татар - татарами, калмыков - калмыками, но русских - исключительно россиянами? Позиция "Единой России" в национальном вопросе допускает самоидентификацию только для малых народов?
Иван Демидов: Это - абсолютная неправда. Действительно, так получилось, что в нашем официальном языке (мне даже нравится некая робость наших чиновников по отношению к языку) все эти формы не устоялись. То ли мы - россияне, то ли - русская нация, то ли – российская. И это, естественно, вводит некую путаницу в понимание. Проведите, как ученый, некую экспертизу. Соберите все выступления президента и нажмите поиск на слово "русский". Президент спокойно оперирует этим словом. Да, не педалируя. Я думаю, что здесь он прав, потому что русский народ, как народ - основатель страны, который составляет ядро и строит в союзе с другими народами страну, конечно, как принято у настоящих сильных людей, не выпячивает себя и с большим пиететом относится к тем, кто и меньше размером, и, не хочу сказать, слабее. Просто более трепетное отношение к тем, кого меньше. Но, еще раз подчеркну, мне кажется, что президент этим словом совершенно спокойно и филологически, и семантически апеллирует.
Что касается той самой путаницы чиновников, то мне кажется, что нам всем вместе надо постепенно выправлять язык. Скажем, меня тоже совершенно не устраивает попытка внедрения в 1990-е годы ельциновского "россияне", и не потому, что это - какое-то преступное и опасное слово. В конце концов, им апеллировали и Тредиаковский, и Сумароков, и многие до нас. Просто все слова, как у Маяковского, ветшают как платья, поэтому нужно периодически точно реагировать. А поскольку мы - страна слова и люди слова (я, например, могу сказать, что существует устойчивая версия, что русские когда-то себя называли не столько "человеками", сколько "словеками", то есть людьми слова), я думаю, что мы должны, то есть все общество (особенно те люди, которые работают с языком: писатели, журналисты, общественные деятели), прийти к консенсусу. Меня лично устраивает точное понимание, что суверенной у нас в стране является российская нация, которая состоит из русского народа и союза народов, которые все вместе и образуют эту нашу российскую нацию.