January 30th, 2008

(no subject)

Государственная и правовая идея России
Михаил Смолин
Государственный союз не нужен атомизированным индивидам. Государственный интерес может возникать, только у людей уже объединившихся в нацию.

Один из лучших наших консервативных мыслителелей об основах государоственного и правового мышления Российской Империи.


Сотруднику одной московской газеты, пришлось беседовать о подвиге «Варяга» и «Корейца» с одним из героев морского боя 27 января 1904 года в Чемульпо. Эта беседа проливает свет на те побуждения, которыми руководствовались капитан 1-го ранга Руднев, капитан 2-го ранга Беляев и экипажи обоих судов, когда шли на бой с японской эскадрой адмирала Уриу.

“Мы, как и вообще вся Россия, никак не ожидали, что японцы начнут военные действия до объявления войны, а потому нас поразило требование адмирала Уриу покинуть гавань Чемульпо в самый непродолжительный срок. Стоявший вне гавани, приблизительно в 6–7 милях, японский флот ясно говорил, что значит это требование и что ожидает нас по выходе в море. Несмотря на то, что японцы собирались попрать основные положения международного права — права, священного для каждого народа, — нейтральные суда остались глухи и немы.

Мы были одни среди врагов равнодушных. Каждая минута была дорога. Надо было решиться.

И мы решились!

Решение это явилось как-то само собою еще до того момента, когда было сделано распоряжение готовиться к бою. Для каждого из нас решение это было ясно, каждый чувствовал его.

Мы русские. Мы отвечаем за честь России, мы должны высоко держать наше знамя во славу Царя и Отечества. Ему, и только ему одному принадлежит наша жизнь, и мы должны были пожертвовать ею. Ни о каком колебании не могло быть и речи. Личные интересы, интересы семьи и любовь к ней — все это стушевывалось, меркло и терялось в величии момента.

Принять бой на самом рейде мы не считали себя вправе, при этом подвергались бы опасности суда нейтральных держав.

Раздается команда готовиться к сраженью. Деревянные части спешно удаляются. Мы готовы выступить.

Тут каждый из нас простился мысленно со всем, что было ему дорого, простился с Родиной, и, благословляя ее под звуки нашего народного гимна, двинулись мы навстречу врагу.

Трудно, даже больше — невозможно словами выразить тот не­обычайный подъем духа, энергии и сил, который мы почувствовали в этот страшный момент. Что-то свыше влилось в нашу душу, о себе мы больше не думали, пред нами был наш долг. И долг этот каждый решил исполнить до конца».

http://www.rus-proekt.ru/idea/3491.html

(no subject)

Я попрежнему в полном ауте. Вторую неделю голова в тяжелом густом тумане. Остаются кино и книги.

У меня, как известно, есть любимый фильм - "Жажда смерти" с Чарльзом Бронсоном. Так вот, американцы тут, оказывается, сняли римейк... с Любимой Актрисой - Джоди Фостер. Называется "Отважная". Канва и тема "виджилантизма" в общих чертах похожи, хотя героиня немного другая - радиоведущая, а не тихий архитектор.

Но существенно меняется роль полицейского. Он не просто отпускает "виджиланта", а становится фактическим соучастником её последней мести и даже дает свой пистолет, чтобы представить всё дело как покушение на полицейского. Вот такие вот пироги.

Завершение "Оси мировой истории"

Егор Холмогоров
ОСЬ МИРОВОЙ ИСТОРИИ. Часть 3
Пляски под крышей технологического предела

Европейская мир-экономика с самого своего зарождения стремилась охватить собой весь мир, стать действительно глобальной. Осуществлялось это за счет интенсивного военного и морского вторжения и в Америку, и в Африку, и в Индию, и в Юго-Восточную Азию, и в Китай. Везде европейцы стремились поставить под свой контроль торговые потоки, используя для этого свое превосходство на море, превосходство своих кораблей с пушками. Европейцы начали широкомасштабное пиратство против арабских, китайских, индийских морских торговцев и попросту выбили их с торговых линий. А поставив под контроль коммуникации, европейцы старались превратить весь мир в свою периферию, которая отдает больше, чем получает. Это удалось европейцам практически везде – или с помощью прямых территориальных захватов как в Индии, или с помощью навязывания вооруженной силой неравноправных правил торговли, как с Китаем.

Было и несколько исключений – страны, которые либо не знали зависимости от европейцев вовсе, либо преодолели ее достаточно быстро. Пример второго – Япония, пример первого – Россия. В XV–XVI веках, когда происходило становление европейской мир-экономики, Россия была молодой мир-империей, возникшей на обломках Золотой Орды, избравшей Православие в качестве своей сакральной основы, обладавшей достаточно богатыми естественными ресурсами, созданными в период монастырской колонизации и достаточно мощной военной организацией «государева двора» в Москве. Появление европейцев в России – в XV веке в качестве технических специалистов, а в XVI-м – в качестве торговых партнеров – привело к достаточно неожиданному результату. Россия не встроилась в европейскую мир-экономику в качестве периферии, ее социальная структура не ослабла под воздействием потребностей европейской торговли. Напротив, произошла культурная и военно-политическая консолидация России. Российское государство стало привилегированным партнером европейцев, выстроив отношения так, что торговый баланс России с Европой долгое время был положительным, несмотря на «сырьевую» структуру российского экспорта.

Национализм - критика справа

О степени ригидности нашей интеллектуальной среды говорит тот факт, что никто из критиков национализма не использовал идеи, высказанные Эволой в "Людях и руинах". А между тем - это самая сильная критика самих оснований национализма, которую я только когда либо видел и читал. Причем критика не со стороны беззубого "имперства" с его прекраснодушием, а со стороны бессмсоленности нации при разрушении порождающего её механизма - аристократического союза, идеей которого является чистая власть.
http://www.nationalism.org/vvv/evola-ruins-02.htm

Надо хорошенько над этим подумать

 Вышеуказанное различие между политической концепцией государства и физической концепцией "общества" можно проследить в противоречии, существующем между государством и нацией. Идеи нации, родины и народа, несмотря на окружающий их как правило романтический и идеалистический ореол, по сути своей относятся не к политическому, а к "естественнонаучному" и биологическому уровню и соответствуют "материнскому" и физическому измерению данного коллектива. Выдвижение и признание этих идей в качестве первостепенных ценностей практически всегда происходит революционным или, по крайней мере, спорным путем, когда ставят под сомнение идею государства и чистый принцип верховной власти. Действительно переход от формулы "по милости Бога" (пусть даже лишь приблизительно и отчасти означающую подлинную власть, данную свыше) к формуле "по воле нации" ознаменовал собой уже упомянутую нами инверсию: это был не просто переход от одной формы государственного устройства к другой, но переход из одного мира в другой, отделенный от первого неодолимой пропастью.

Беглый обзор истории позволит нам прояснить регрессивное значение национального мифа. Начало было положено, когда некоторый европейские государства, хотя и продолжая признавать политический принцип чистой верховной власти, данной "свыше", приняли форму национальных государств. Это преобразование вдохновлялось по сути дела антиаристократическим (антифеодальным) духом, раскольническим и антииерархическим по отношению к европейской ойкумене, учитывая отказ от признания высшего авторитета Священной Римской Империи и анархическую "абсолютизацию" отдельных политических единиц, в каждой из который князь чувствовал себя верховным властителем. Утратив поддержку свыше государи начали искать ее внизу, стремясь к централизации, тем самым роя себе могилу, поскольку отныне человеческая масса, до той или иной степени утратившая прежнюю форму и членение, неизбежно стала обретать все большее значение. Таким образом сами правители создали те структуры, которые должны были перейти в руки "нации", сначала как третьего сословия, а затем уже как "народа", массы. Этот переход свершился как известно во время французской революции; "нация" приобрела чисто демагогический облик и с тех пор национализм стал ассоциироваться с революцией, конституционализмом, либерализмом и демократией, став знаменем в руках тех движений, которые, начиная с революций 89 и 48 и вплоть до 1918 разрушили все опоры старого порядка, свойственного традиционной Европы.Collapse )

(no subject)

Примером «дремучего» примордиализма являются недавние статьи на АПН Е. Холмогорова.

Интересно, что господин Крупкин даже не замечает, что сам он является крайним выражением неприлично дремучего модернистского конструктивизма. Причем что такое примордиализм он явно не в курсе, либо текстов моих не читал дальше приведенной им цитаты. Заодно не читал он и Энтони Смита, и Сеттон-Уотсона и вообще никого из "символистов". То есть вообще не в курсе о чем он говорит.

Можно придерживаться каких угодно идейных позиций, но вот стоит при этом сохранять интеллектуальную добросовестность.
Автор либо не в курсе современной науки о национализме, либо не может не понимать, что моя позиция - никакой не примордиализм, а этносимволизм с уклоном даже в некоторый конструктивизм. Моя позиция где-то в промежутке между позициями Андерсона и Смита. При этом от конструктивистов меня отличает только одно - категорическое нежелание признавать, что нации возникли лишь в новое время. В любом сколь угодно архаичном этническом сообществе мы обнаружим большинство "конструктивистских" техник формирования нации, разница будет состоять лишь в том, что современным фрванцузом делает школа, а античным "батавом" делал ритуал, но и то и другое назвать примордиализмом с идеей "врожденности" нации - глупо и банально нечестно.

И вот такая вот псевдо-интеллектуальная псевдо-аналитика забивает нормальное информационное пространство.

(no subject)

Менее чем за сутки, проведенные в Москве, глава Сербской радикальной партии (СРП) успел встретиться практически со всеми ключевыми фигурами российской политики. Так, поздно вечером во вторник он побеседовал с главой Совета Федерации Сергеем Мироновым, а сегодня туром провел одну за другой две встречи – сначала с лидером «Единой России» и председателем Государственной Думы РФ Борисом Грызловым, а сразу же после этого – с вице-премьером российского правительства, кандидатом в президенты РФ Дмитрием Медведевым. «По словам членов нашей делегации, переговоры прошли в прекрасной дружеской атмосфере, было видно – участники встреч настроены на долговременное и максимально плотное сотрудничество. Наши российские партнеры также выразили крайнее удовлетворение от бесед с Томиславом Николичем», – рассказал РБК daily сотрудник предвыборного штаба главы СРП. По словам собеседника газеты, поездка Николича в Москву долгое время была под вопросом – кандидат опасался, что его отсутствие в стране незадолго до второго тура может негативно сказаться на рейтинге. «Однако в итоге г-н Николич не смог устоять перед настоятельными просьбами наших московских друзей – положительное решение о визите было принято, и он в тот же день отбыл в Москву», – поделился с РБК daily информацией активист СРП.
http://www.rbcdaily.ru/index2.shtml

В Кремле нашли прекрасный способ уравнять символическую значимость визитов Тадича и Николича даже не устраивая последнему встречи с Путиным.

(no subject)

Включайте немедленно "Россию" смотреть фильм о. Тихона Шевкунова про Византию