January 14th, 2010

(no subject)

Нашел у Веселовского очень интересные подробности тактики русских войск в боях со степняками.

"В борьбе с крымскими татарами московское правительство не раз пользовалось военной хитростью, которая состояла в том, что навстречу татарской орде посылали гонцов с грамотами к воеводам; в грамотах содержались ложные и преувеличенные сведения о количестве, местонахождении и передвижении московских полков. Гонец должен был, как бы по неостородности, попасть в плен и своими показаниями на допросе и грамотой ввести врага в заблеждение"
(С.Б. Веселовский. Исследования по истории опричнины. М., 1963 С. 55-56.)

Несколько строчек, а какая эпическая и душераздирающая картина...

Гонец отправляется зная, что он обязан попасть в плен.
Мало того, он прекрасно понимает, что скрывается за понятием "допрос" у татар.
Он должен убедительно врать.
И в результате если его и не убьют, то долгие годы полона, рабства, которые если повезет, закончатся выкупом. А если не повезет?

Понятно, что на это дело наверняка посылали немало служилых татар. Но и русских среди гонцов тоже ведь было немало.

Лучше становится понятен генезис таких культурных героев как Василий Шибанов или товарищ Сухов с его "помучиться".

Наконец трезвый голос!

"Митрополит Филипп в фильме "Царь" — это не митрополит Филипп, это Андрей Дмитриевич Сахаров, человек, вполне мною уважаемый", — заявил отец Всеволод во вторник вечером, выступая перед слушателями православного лектория в Политехническом музее в Москве. Он отметил, что святитель Филипп в кинокартине — "это не христианин, а абсолютный пацифист и гуманист, который выступает против всего, что предполагает принуждение человека в тех или иных ситуациях, неизбежных в нашем испорченном грехом мире, в частности, в государстве, которое так или иначе вынужденно принуждать людей к тем или иным вещам, чтобы ограничивать зло и поддерживать добро". "Образ митрополита Филиппа в этом фильме — это образ человека, который мыслит как типичный интеллигент-шестидесятник, хотя и предстает как древний святитель. В фильме христианство приравнивается к идеологии ненасилия и отказа от государственности. Думаю, что святитель Филипп носителем этой идеологии не являлся", — заявил священник.

Хоть один человек решился сказать правду

Американский проповедник Пэт Робертсон, когда-то заявивший, что разрушительный ураган Катрина - наказание, посланное Господом населению Соединенных Штатов за грехи, убежден теперь, что катастрофическое землетрясение на Гаити - следствие "договора" жителей острова с дьяволом. Основатель христианской телевизионной компании CBN, на которой он ведет популярное ток-шоу "Клуб 700", возлагает ответственность за нынешнюю трагедию на некоторые события, которые "давным-давно случились на Гаити и о которых люди сегодня не хотят говорить". Эти слова Робертсона приводит CNN. Гаитяне, рассказал в своей сегодняшней радиопередаче проповедник, в правление Наполеона были под пятой французов. "И вот они собрались и поклялись заключить договор с дьяволом, заверив его, что будут ему служить, если тот освободит их от французов. Это реальная история. И дьявол сказал: "Хорошо, пусть так и будет!", - цитирует CNN Робертсона. Гаитяне победили французских колонистов в 1804 году и объявили независимость. "Вы знаете, гаитяне восстали и объявили себя свободными. Но с тех пор они были прокляты", - добавил проповедник.

Вообще если у вас на острове вуду является чуть ли не государственной религией (и уж точно общенациональной), то удивляться землетрясению, убившему от 100 до 500 тыс. человек и в самом деле по меньшей мере странно.

Я не говорю, что в каждом землетрясении нужно выискивать вину* погибших. До человека. Понятно, что это именно Бедствие, со всей его жестокостью и, так сказать, "законами больших чисел". И понятно, что есть зоны более и менее к этому расположенные. Но списывать корреляцию между людскими грехами и такими бедствиями, которая присутствует в Священном Писании, только на "невежество" наших предков - довольно странно. Не такие уж они были глупые люди, как мы о себе воображаем.

Только в Гаити культ Вуду развился до такой степени, что стал национальной религией и визитной карточкой страны. Верно и обратное: влиятельных гаитянских лидеров и правителей местное население считает могущественными жрецами Вуду. По легендам, таким был вождь восстания гаитянских рабов и первый правитель независимого Гаити Туссен-Лувертюр (François-Dominique Toussaint Louverture, 1743–1803), якобы имевший под началом целую армию зомби. Видимо, в глазах местного населения по-другому и быть не могло. Такими же качествами наделили печально знаменитых диктаторов Гаити Франсуа Дювалье (François Duvalier, 1907–1971) и его сына Жан-Клода Дювалье (Jean-Claude Duvalier, 1951–1997), правивших страной с 1957 по 1986 год. Местное население верило слухам, что агенты тайной полиции (тонтон-макуты), на которых опирался жестокий режим, были жрецами Вуду, превращавшими арестованных недовольных гаитян в зомби — и отправлявшими их работать на плантации. Не исключено, что слухи эти специально распускались тайной полицией для укрепления режима Дювалье.

Кстати, пример Гаити показывает, что чистая и беспримесная демонолатрия себя не окупает. Нищебродская страна. Была.

* Важное замечание от Натальи Холмогоровой. http://holmogor.livejournal.com/3305389.html?thread=28327085#t28327085

Невозможно говорить о таких вещах, не отвергнув полностью и не "обезвредив" въевшуюся в них риторику вины.
"С тобой произошло несчастье - быть может, потому что нечто в твоих действиях этому способствовало [подумай, что именно, и больше так не делай]" у нас неизбежно произносится и читается как: "У тебя несчастье? Ага, сам виноват, это все по твоим грехам! [То, что с тобой случилось - прекрасно и правильно, а теперь накажи себя - сделай себе еще хуже!]"
Пока понятие "греха" не разведено очень жестко с идеей "вины", "наказания" и, в конечном счете, самоуничтожения - не стоит говорить об этом, ты все равно не будешь понят.


P.S. Собственно исчерпывающее изложение христианской позиции по этому вопросу найдем у св. Василия Великого:

Поэтому болезни в городах и народах сухость в воздух бесплодие земли, и бедствия встречающиеся с каждым в жизни, пресекают возрастание греха. И всякое зло такого рода посылается от Бога, чтоб предотвратить порождение истинных зол. Ибо и телесные страдания, и внешние бедствия измышлены к обузданию греха. Итак, Бог истребляет зло, а не от Бога зло. И врач истребляет болезнь, а не влагает ее в тело. Разрушения же городов землетрясения, наводнения, гибель воинств кораблекрушения, всякое истребление многих людей, случающееся от земли, или моря, или воздуха, или огня, или какой бы то ни было причины, бывают для того, чтоб уцеломудрить оставшихся; потому что Бог всенародные пороки уцеломудривает всенародными казнями. Посему в собственном смысли зло, то есть, грех — это зло, наиболее достойное сего наименования, зависит от нашего произволения; потому что в нашей воле — или удержаться от порока, или быть порочным. А из прочих зол иные как подвиги, бывают нужны к показанию мужества, например, Иову лишение детей, истребление всего богатства в одно мгновение времени и поражение гнойными струпами; а иные посылаются, как врачевство от грехов, например, Давиду домашний позор служит наказанием за беззаконное вожделение. И еще знаем страшные казни другого рода, насылаемые праведным судом Божиим, чтоб поползновенных на грех соделать целомудренными. Например, Дафан и Авирон были пожраны землею в разверстые под ними бездны и пропасти. Ибо здесь таковым родом наказания не сами они приводились к исправление (возможно ли это для сошедших во ад), но примером своим сделали целомудренными прочих.