February 6th, 2010

(no subject)

http://kirillfrolov.livejournal.com/801584.html?mode=reply

Я в некотором недоумении.

Слова "клика" в отношении Патриарха Кирилла , митр. Илариона и нынешней церковной власти отвратительны и неуместны.

Я где-то называл Патриарха и Митрополита Илариона "кликой"? Есть у меня в тексте такие слова применительно к ним?
Кликой та или иная правящая группировка становится для которой на первом плане стоят вопросы "убрать чужих и заместить своими и крепко держаться за власть".
Обратим внимание, как вопрос об определенной политической практике переводится в вопрос о личностях.

"Догмат" о мирянской власти, о контроле мирян над епископатом- это искажение Догмата о Церкви.

У меня где-то есть догмат о мирянской власти и контроле над епископатом? Разумеется у меня его нет, поскольку я человек с гораздо более определенным иерархическим сознанием, чем большинство моих критиков.
Обратим внимание как первое же утверждение, что о миряне - это та же Церковь, что и священство и епископат тут же атакуется фальсифицированным обвинением в отступлении от догмата о Церкви.
Сам тот панический страх, который вызывает тезис о том, что миряне - это тоже Церковь, говорит о справедливости моего диагноза. Я правда надеялся, что это социологическая проблема. Но, боюсь, это проблема экклезиологического сознания.


Егор, почему ты лжежь? Книга Митрофанова, за редкими исключениями, нигде в Русской Церкви не продается ( а если где то она есть, это вовсе не значит, что ее продавцы с ней согласны.

Да? И сколько же этих "редких исключений"? На днях был в Православном Слове - одном из крупнейших московских православных магазинов. Книжка стояла на самом видном месте, как обычно стоят бестселлеры. Если сейчас начать прицельно ходить и смотреть, то "редких исключений" наберется больше, чем основных случаев.

Так вот я не знаю ни в ОВЦО, ни в ОВЦС, ни в УД, ни в епископате, ни среди большинства московских, питерских и других настоятелей никак "русофобских элитариев" и тем более, власовцев. Знаю, миссионеров, знаю миссиофобов, знаю просто ничего не делающих.

Хорошо если не знаешь. И хорошо, если риторика Митрофанова, Чапнина и иже с ними не распространится широко. Я буду очень рад. Ну а если распространится, если по какому-нибудь учебнику Зубова (не последний по влиятельности в РПЦ человек - не так ли?) семинаристов учить начнут, что тогда будем делать?

А с миссиофобами, уж извини. Я говорил и говорю, вы сами за последние полтора года очень сильно осслабили защитников миссии и вытолкнули множество людей в миссиофобы поневоле. Вытолкнули неразборчивостью в методах и в знакомствах. У всё большего количества серьезных людей создается впечатление, что сражаются какие-то сумасшедшие, и от всей этой миссио-филии и фобии держаться надо подальше.

В общем, Кирилл, не надо со мной вести полемику с помощью подмены понятий. Я тебя 15 лет знаю. Поэтому ни плеваться в ответ риторикой про "жидов и масонов" не стану, но и бояться не буду. Не надо яростно защищать священноначалие, оно и само так защитится, никому мало не покажется. Гораздо лучше довести до его сознания серьезные проблемы, которые возникают в Церкви. А глушить священнонначалие непрерывными славословиями - это очень опасный метод, столкновение с реальностью будет потом очень болезненным.

Что это??????????



Украинская Православная Церковь Московского Патриархата направила своего представителя – епископа Васильковского Пантелеймона на так называемый «молебен за Украину», который собрала в центре Киева премьер Юлия Тимошенко накануне второго тура президентских выборов. В мероприятии также участвовал глава непризнанного «киевского патриархата» Филарет, представители раскольнической УАПЦ, католики и униаты. Напомним, что, согласно канонам, православные не имеют права участвовать в совместных молебнах с раскольниками и представителями других конфессий.
http://www.nr2.ru/kiev/268807.html

Конечно, форма участия была довольно сдержанной, но вообще зачем? Зачем было участвовать в экмуменическом отпевании политической покойницы?

О субкультуре и миссионерских событиях

И в самом деле, получается интересная переписка вокруг "Нетриумфальных заметок". Поскольку отвечать на всё нужно долго и обстоятельно, а времени у меня не так много, придется выдавать ответы по частям.

Аркадий пишет, что я делаю совершенно ложное утверждение, что Церковь центрирует миссию вокруг субкультур.

Я критикую его статью не за “недостаточный пиетет”, а за совершенно ложное утверждение о том, что Церковь “центрирует миссию вокруг субкультур”. Я ещё раз объясняю, что миссионерство среди неформальных молодежных субкультур – это частная инициатива частных лиц и не только не магистральное направление миссии Церкви, но даже не какой-то её особый спецпроект. Кроме того, все эти субкультуры, особенно такие как байкеры, достаточно самостоятельны и “эзотеричны”, чтобы так просто пускать к себе каких-то миссионеров, тем более, от господствующей Церкви, и поэтому все известные случаи “миссии среди субкультур” начинались не с того, что какой-то миссионер пошел искать клуб неформалов, а с того, что какой-то неформал вышел из своего клуба и пошел искать миссионера. Так что не надо несколько единичных инициатив “снизу”, – каждая из которых абсолютно оправдана, – принимать за системную политику Церкви “сверху”. Церковь пытается миссионерствовать в самых разных сферах и молодежные субкультуры – лишь одна из них, а то, что кто-то больше всех обращает на эту миссию своё внимание, это проблема его личного восприятия.

Я такого утверждения не делаю, в чем нетрудно убедиться заглянув в соответствующий абзац моего текста. Я нигде не говорю, что священноначалие РПЦ "центрирует" миссию вокруг субкультур. Напротив, я его от этого предостерегаю:

Пока же мы в качестве направлений церковной миссии наблюдаем только попытки пополнить лягушачий хор вокруг нашего пруда за счет еще не охваченных популяций лягушек. В чем проблематичность, к примеру, излюбленной в последние годы темы «миссии субкультурам»? Не в том, что панки, хиппи, готы, байкеры и т.д. не достойны спасения. А в том, что центрирование миссии вокруг субкультур — это попытка своеобразного организационного паразитизма. Система пытается охватить сообщества, обладающие минимальной самоорганизацией по модели малых групп, чтобы прирастить за их счет свои организационные ресурсы. Пополнить сообщество православных клубов еще несколькими клубами. При этом охватывающим, организующим началом предлагается выступать не православию, а субкультурному стилю.

Как нетрудно убедиться, тему миссии субкультурам я привожу в качестве одного из примеров таких нишевых миссий. Таких примеров, которые по понятном причинам наиболее на слуху, хотя бы потому, что я читаю каждый день нашего общего друга Кирилла Фролова. Есть ли у меня основания не доверять его мнению? Или же у него проблема личного восприятия?

Также в своем выступлении Патриарх вновь подтвердил необходимость массовой молодежной миссии, которая сочетала бы массовые миссионерские акции с ежедневной молодежной миссионерской работой каждого прихода. То есть миссия, в первую очередь среди молодежи - это не просто дело всей Церкви, это ежедневная обязанность каждого прихода. Патриарх вновь поддержал необходимость миссии среди молодежных субкультур, призвал Церковь говорить и на их языке. Признавая присутствие в молодежной среде тенденций, несовместимых с нравственным учением Церкви, он, к огорчению миссиофобов, желающих под этим, а также другим предлогом кризиса инославного либерального христианства, свернуть миссию среди молодежных субкультур, призвал к ее еще большему расширению и углублению- Патриарх Кирилл сказал, что священники не должны молчать, не должны быть «свадебными генералами» на собраниях и концертах байкеров, рокеров и им подобных, но проповедовать там Христа. «Поэтому у нас нет другого пути, как проповедовать Его повсюду" - резюмировал Святейший. Это касается и проповеди среди «неформалов», и среди «формалов».
http://kirillfrolov.livejournal.com/796618.html

Дело не в том, что кто-то провозгласил миссию среди субкультур официальной церковной политикой. Дело в том, что тема миссии среди субкультур оказалась единственной обсуждаемой всерьез миссионерской темой. Причем это факт не только в прямом смысле ("Чтобы разговаривать с молодежью, нужно научиться говорить с ней на разных языках современных субкультур".  - сказал А.Кураев; "лучший священник - это бывший хиппи" (о. Сергий Рыбко)). Но и, так сказать, в смысле от противного, - например когда Патриарху приходится предостерегать от субкультурных увлечений. Иногда просыпается интерес к другим формам нишевого миссионерства - пока был жив о. Даниил Сысоев, он, к примеру, отстаивал идеи миссии среди гастарбайтеров и это вызывало некоторый отличный от нуля резонанс.

На этом фоне разговор о массовой миссии как был на полном нуле, так на нем и остался. Единственная тема, которая хоть как-то поднимается (и это уже хорошо), - это тема храмов шаговой доступности. Обращу внимание, что даже в таком важном документе, как доклад Святейшего на Архиерейском совещании, есть раздел, посвященный молодежному служению, а вот о миссии среди представителей среднего возраста, среди "домохозяев" 25-50 лет, не сказано ничего, в отличие, к примеру, об отношениий с Православной Церковью в Чехии и Словакии.

Возникает вопрос о причинах такой аберации сознания, при котором даже у людей, считающих миссию среди субкультур "частной темой", как тот же Аркадий, стоит указать на некоторую проблематичность этой миссии, тебя тут же понимают в том смысле, что ты говоришь о "центрировании церковной миссии на субкультурах". То есть подсознание даже помимо нашей воли это центрирование производит тогда, когда мы пытаемся от него уйти. Почему происходит такое смещение внимания? Почему миссия среднему человеку оказывается в своеобразном слепом пятне, а миссия нишевым группам выползает на первый план, даже если мы всеми силами пытаемся её задвинуть?

Я даю определенное объяснение этого факта, но поскольку Аркадий отказывается видеть саму проблему этого психологического эффекта, то и моё объяснение он фактически игнорирует. Для него неинтересно объяснение того, чего по его мнению нет. Но, на всякий случай, я повторю свою версию.

Предыдущие 20 лет церковная миссия имела место. И отнюдь нельзя сказать, что она была безуспешна. Но она имела свои особенности - возрождаемое православие растекалось по России как вода, процесс был стихиен. Святейший Кирилл, выражая мнение значительной части нашего церковного общества, хочет сделать этот процесс направленным, управляемым и более эффективным. Так сказать направить процесс в определенное русло и поставить на этом русле водяные мельницы, турбины и другие агрегаты, которые производили бы полезную работу.

Для разлива воды ничего не требуется. Вода дырочку найдет. Для произведения управляемой полезной работы нужны твердые тела те самые турбины, шестеренки, жернова, в общем инфраструктура. И выясняется, что в запасе у Церкви этих твердых тел не хватает. Каналов мало. Из мельниц - разве что один о. Андрей Кураев. Тем самым, массовый человек, которого мы хотим привести в Церковь, оказывается таким социальным колобком, которого не за что ухватить.

Вот отсюда-то и возникает навязчивая мысль (а я надеюсь на вышеприведенных цитатах, в том числе и на примере самого Аркадия, я доказал, что мысль навязчивая, от нее так просто не уйти) - надо найти каких-то людей с "выступающими частями", нужно сосредоточиться на каких-то направлениях, где уже каналы имеются и вода течет хотя бы в одном направлении. Вот откуда постоянная подмена тем всеобщей миссии темой нишевой миссии. Очень хочется в аморфном социальном поле современной России взяться хоть за что-то определенное. Хиппи? У них есть структуры, интересы, убеждения, музыка... Их есть за что ухватить. Рок-концерты? Массовые мероприятия, где собирается много народа, части из которого не в лом послушать проповедника. Молодежь? Да, это люди, которым еще что-то интересно, что-то надо, и которые еще не застыли в своей идейной (или безыдейной) определенности.

Другими словами, логика, которая уводит наш разговор в эту сторону, абсолютно понятна и наполнена вполне себе здравым смыслом. Нишевая аудитория - это аудитория с которой понятно о чём заговорить. А вот о чем заговорить с массовым человеком - совершенно непонятно, точнее он не поддается организационному миссионерскому планированию.

И вот это торжество здравого смысла и есть, с моей точки зрения, трагедия нашей церковной организации и свидетельство некоторого оскудения духа (точнее нашей чуткости к Духу). Мы идем на рок-концерт, - это хорошо. Но если мы идем на рок-концерт потому, что не можем организовать собственно церковное мероприятие, которое привлекло бы столько же народа, то это плохо. А мы не просто не можем, мы сознательно пропускаем такие возможности. Мы сдерживем любую "угрозу" возникновения подобных событий.

Достаточно привести пример с убийством того же о. Даниила Сысоева. Все прекрасно понимают, что и священноначалие и церковные активисты попросту испугались предпринять действия, которые привели бы к превращению его похорон в массовую акцию солидарности православных. С самого начала никто не сомневался, что убийство о. Даниила это мученическая кончина. Не так часто на наших глазах кто-то из наших собратьев принимает столь очевидное мученичество. И чем же занималась большая часть нашей "православной общественности", вместо того, чтобы дать людям познать осуществление Христианства в его чистейшем виде? Она наводила тень на плетень. Все только и говорили, что "ничего не ясно", "не надо торопиться с выводами", "есть более чем одна версия". Некоторые "православные" подонки радостно перепечатывали гебешный вброс о том, что о. Даниила "заказал" Холмогоров и прочую ахинею. Отпевали на окраине, похоронили тоже на окраине (хорошо хоть не за чертой города). Не "разожгли". Низажгли. Все довольны.

Я не случайно привожу всё время в пример IV век. Наше положение во многом похоже. мы находимся в городской среде, Церковь пользуется признанием и поддержкой государственной власти, при этом связана с нею определенными обязательствами, но до всеобщей христианизации еще далеко, до официальной церковности тоже, у христианства есть сильные враги. И вот представим себе, что к примеру в Антиохии IV века неизвестным убит священник, ведший ожесточенные споры, ну, к примеру, с иудеями? Дошло бы ли дело до погромов? Сомнительно, скорее всего и епископ и страх перед властью удержали бы горячие головы от этого. Но несомненно, что этот случай превратился бы в общегородскую христианскую демонстрацию, возглавленную предстоятелем, город убедился бы и в силе, и во влиянии, и в сплоченности христианской общины. И убеждать никого так поступить не приходилось бы...

В итоге же, в случае с убийстовм о. Даниила "церковное сообщество" повело себя и не по христиански, и не по миссионерски, попросту спрятало голову в песок. И на этом фоне все рок-концерты, все автопробеги по бездорожью и т.д. не дорогого стоят. Это именно попытка въехать в миссионерский рай на чужих плечах, а не заработать его своим потом.

Помнится, в 2005 году, на богословской конференции, где и Аркадий, и Кирилл были, и Бражников был, и все еще не перессорились, у меня вышла любопытная стычка с С. Чапниным (тогда он не белогвардейские, а либеральные костюмы носил). Он говорил о том, что Церкви очень трудно вписаться в информационную повестку, потому что СМИ интересуют только плохие новости. Я ему на это ответил, что раз так (хоть это и не совсем так), давайте усилиями Церкви создавать плохие новости. Например, раз в год-полтора отлучать от Церкви кого-нибудь, кто такого отлучения заслуживает. Помнится Чапниным я был обсыпан ехидствами. А на подобные конференции меня с тех пор не приглашают (это к утверждению Аркадия, что "И сам Егор Холмогоров в значительной степени является частью если не той “элиты”, то уж точно той “тусовки”, которую он критикует"). Теперь стало понятно, что ехидства были не на пустом месте - как только случилась по настоящему громкая "плохая новость", которая дала Церкви огромные миссионерские возможности, тут же большинство православных постаралось поскорее сбежать за пределы телеэкрана, оставив одну за всех матушку Юлию Сысоеву, которая, думаю, за эти месяцы сделала для православной миссии больше, чем все миссионерские отделы вместе взятые.

Почему на этом фоне так успешно развиваются дела на Украине, почему там визит Патриарха стал по настоящему событием? Да потому, что там мы находились и находимся в острой ситуации политической борьбы. И там уже поздно бояться плохих новостей, уходить от "медиаскандалов" и т.д. Потому что там Патриарх выступал как боец. И от его поездки в Ровно повеяло чем-то эпическим и величественным. Ему там не надо было "не разжигать". И сравним это со вчерашним позорищем - с присылкой епископа с политкорректным посланием на Юлькино камлание на Софиевской площади. Насколько больший миссионерский эффект имел бы отказ от подобной присылки, "плохая новость"!

Впрочем, я несколько ушел от темы, каковая состоит в том, что пытаться цепляться за "нишевые" формы миссии, выезжать на чужих ресурсах, чужой харизме и т.д. - значит расходовать на что-то не то и без того весьма незначительные миссионерские ресурсы Церкви, которые можно потратить на что-то более полезное. Но можно лишь в том случае, если не бояться собственной тени и собственной паствы. Пока же именно так и происходит. Заметил интересную вещь, что когда началось обсуждение моих предложений по созданию домовых храмов в спальных районах и рукоположению священников из среды обычных мирян, а не профправославных, то тут же сработал маячок: "а они не устроят раскол?" (вариантом этого же стал выраженный Аркадием в том же тексте страх перед "протестантизмом" как, якобы, основной опасностью исходящей от сегодняшних православных мирян). Вот хорошее же у нас мнение о собственной Церкви и о собственной пастве, если первая мысль при обсуждении вопросов о приходе к нам массы людей - это не уйдут ли они немедленно после этого в раскол?

В привычности и (увы) очевидности такого "хода мысли" - главный диагноз наших церковных болезней - мы говорим о "сильной Церкви", а сами при этом ежесекундно исходим из предположения о её слабости, мыслим, опираясь на презумпцию её слабости и хотим эту слабость задрапировать.

А надо ли её драпировать? Не лучше ли честно сказать: "Мы слабая, малочисленная церковь, которая сильна лишь приверженностью русского народа к его традициям, вековой привычкой государства к симфонии и тем, что Россия, как не крути, страна православной культуры. Это позволяет нам сегодня держаться на плаву и многого требовать и достигать, вопреки малочисленности и теплохладности нашей паствы. Но завтра мы станем сильной Церковью, Церковью ста миллионов. Никто нам на блюдечке это положение не принесет. Но мы приложим к этому все свои силы и пойдем ради этого на любые жертвы. С нами Бог!".

(no subject)

Иногда либерастическая простота определенно хуже воровства.

http://lenta.ru/columns/2010/02/06/friends/ - в этом замечательном тексте В.А. Ющенко ставится на вид то, что он хотя бы отчасти ведет себя как глава демократического государства, обеспечивающий легитимный переход власти с помощью выборов. Оказывается подобное преступное деяние является предательством идеалов оранжевой революции...

После замечательного призыва ИНСОР-а не давать националистам и коммунистам больше 2-4% на выборах, это уже второе попадающееся мне свидетельство альтернативной демократичности мышления либеральной публики за последнее время.