March 29th, 2010

Политинформация

Вообще, это конечно да, граждане...  Всё утро от разных неглупых людей я выслушиваю вопросы типа: "А что, наши начальники опять что-то взорвали, чтобы укрепить свою власть?".

Люди добрые, зажиревшие за пять лет без уличного террора в Москве и решившие, что безопасность - это нормальное состояние нашей с вами жизни. Увы. Это не так. Наша страна ведет войну. Ведет уже полтора десятка лет и будет вести еще не одно десятилетие. До тех самых пор будет вести, пока наше государство не усилится настолько, чтобы начать всерьез вырывать не только вершки, то есть исполнителей, но и корешки - заказчиков. Пока связка "дал денег на теракт в России - умер страшной смертью" не впечатается в сознание что саудовских шейхов, что вашингтонских цеэрушников со страшной силой.

Почему теракты произошли именно здесь и именно сейчас. Если бы мы внимательно следили за кавказскими новостями, мы бы знали, что, в последние месяцы, тамошних ведущих террористов уничтожают как бешенных собак. Ребята явно теряют респект у заказчиков, а это, в свою очередь, ведет к потере финансирования (а террор в России - это давно уже террор прежде всего во имя денег). Им нужно что-то по настоящему громкое, по настоящему захватывающее воображение, - теракты в Московском метро, блокирование центра Москвы, растерянные сотни тысяч людей, транспортный паралич города, - это как раз то, что им нужно для того, чтобы доказать, что они еще что-то могут.  

Ваша, друзья мои, реакция - это часть запланированного террористами медийного эффекта. Они хотели бы показать, что не только могут уничтожать наши тела, но и вносить смущение в наши души, что мы начинаем гнать на власть и подкапывать основания собственной государственности. В этом бреде про "Путин взорвал" есть, конечно, изощренная и извращенная вера во всемогущество нашего государства - мол оно всесильно, без него  никто ничего подобного сделать не в силах, а значит если подобные ужасные события произошли, это заговор нашего же правительство. "Чудесная" логика, если учесть, что еще недавно мы с вами напропалую ругали нашу слабую, некомпетентную, развалившуюся милицию (и, возможно, этой руганью тоже подвели террористов к мысли, что такая слабая структура не сможет уследить за ситуацией в метро).

Так вот, давайте признаем честно, - наше государство не настолько сильно, чтобы обеспечить нам стопроцентную защиту от терроризма. Мало того, ни одно государство в мире сейчас, включая американское, британское, французское, не настолько сильно, чтобы обеспечить гражданам защиту. Если есть те, кто объявил нам и государству войну, то есть и отличная от нуля вероятность, что они смогут что-то взорвать и кого-то убить. Мы можем снизить эту угрозу, но полностью исключить эту опасность мы не можем.

Всё, что мы можем, - это максимально обессмыслить террористические атаки на нас... Они производятся не для того, чтобы просто убить несколько десятков людей, они производятся ради ради нашей дезорганизации, ради того, чтобы посеять в нас панику и недоверие. Распространяя всякую ахинею и сея эту панику, мы невольно оказываемся пособниками террористов. Передавая откровенную чушь про мнимых "виновников" таких терактов - мы, по сути, отводим внимание от виновников подлинных, выступаем в качестве укрывателей...

Всё, чем мы можем ответить на террор - это сохранять спокойствие, разносить только проверенную информацию, помогать друг-другу. Помогать, а не обдирать, как это делают сейчас упыри, по недоразумению именующиеся у нас таксистами. Солидарность общества - это то, что нам сейчас больше всего нужно. Не нелепое "еще теснее сплотимся вокруг...", а именно самая обычная солидарность с теми, у кого погибли и ранены близкие, с теми, кто оказался в трудной ситуации и нуждается в нашей помощи.

Нам, вообще-то, не привыкать. Москва пережила "Норд-Ост", взрыв на фестивале "Крылья", взрывы в метро у нас уже тоже были неоднократно. Мы просто немного отвыкли и привыкли к тому, что у нас всё стабильно. Но, увы, пока Россия полностью не выйдет из состояния расслабления в котором пребывает уже четверть века, никакой стопроцентной надежности жизни и абсолютной безопасности не предвидится. Мы живем и будем жить на передовой. Давайте с этим считаться.

Вывод

У меня многие френды в ленте пишут как хрупка инфраструктура. насколько мы оказались неготовы и т.д. Всё, конечно, верно, но так да не так...

Скорее напротив, я поражен тем, что московская инфраструктура оказалась более устойчивой, чем я, к примеру, полагал.

В начале 2000-ных, когда я много занимался проблемами терроризма и т.д., я себе пытался представить идеальный теракт в Москве, который попросту обрушит город.
Было очевидно, что он должен произойти в метро. Было очевидно, что он должен быть двойным или тройным. Эти условия "выполнены" сегодняшними террористами.

Правда их хватило только на то, чтобы заблокировать одну линию метро, а не две-три. Но по крайней мере от нанесенного ими удара такой силы, транспортного коллапса не произошло.

В случае "идеального теракта" последствия были бы хуже, но общего коллапса города, как можно уже судить, не произошло....

Выводы. Нужно строить 4 транспортное кольцо. Ни в коем случае не сокращать, а, напротив, развивать сферу маршрутных такси. Демонополизировать (и мафиозно и этномафиозно) московские такси. И в этом случае даже к большим диверсиям транспортная инфраструктура нашего города будет устойчива.

(no subject)

Еще на тему...

Егор Холмогоров Теракт с точки зрения "капитана очевидность"

Андрей Союcтов Бороться с терактами бесполезно, надо устранить их причины

Павел Святенков Теракты в метро - месть за спецоперации на Северном Кавказе

Терроризм. К осмыслению феномена

Терроризм. К осмыслению феномена

<Эта статья была написана автором более 8 лет назад и опубликована в журнале "Отечественные Записки" № 3 2002 г. С тех пор ряд оценок автором текущей ситуации изменился и ужесточился. Так, крайне маловероятным представляется тезис о существовании мирового террористического сообщества независимого от глобальных геополитических сил и, в частности, США. Поддержка американцами афганской наркоторговли, заинтересованность британских спецслужб в активности террористических групп на Кавказе, непосредственная связь терроризма на наших южных границах с событиями в Грузии - всё это говорит в пользу того, что мировое террористическое сообщество является инструментом глобальной политики. В данном случае, как, к примеру, в случае терактов в московском метро 29.03.2010, мы имеем дело с направленной против России агрессией внешних сил.
В то же время, тезисы о правовой природе терроризма, о террористических медиатехнологиях, о "пирамиде террора" представляются автору не устаревшими.

Автор: Егор Холмогоров

Дальше



Особенно советую всем прочитать главу про медиаэффект и проанализировать свои действия с этой точки зрения. А то мы как-то несколько потеряли выучку и сноровку.

Проведенный в точке резонанса и широко транслированный СМИ, теракт становится достоянием аудитории террора, т. е. тех людей, для которых сведения о теракте (а массмедиа придают им дополнительную эмоциональную нагрузку) являются основанием для изменения собственной позиции или поведения в сторону, желательную для террористов. В этой аудитории можно выделить две подгруппы.

Первая — это «референтная группа» террора, т. е. та часть общественности, которая сочувствует террористам и готова говорить о том, что «это кровавое событие должно еще раз привлечь наше внимание к подлинным социальным причинам печальных явлений, коренящимся в условиях угнетения» и тому подобное, для чего заготовлен уже не один десяток штампов. Главная задача референтной группы — доводить до сведения властей требования террористов не в качестве таковых, а в качестве пожеланий обеспокоенной террором «общественности». Очередной теракт предоставляет ей повод еще раз повторить свои аргументы и оказать давление на власть.

Обычно референтная группа апеллирует к тем же ценностям, которые являются идеальным основанием для террора. Референтная группа социальных террористов указывает на эксплуатацию и несправедливость как корень терроризма, национальных — говорит о праве наций на самоопределение, религиозных — на нравственное растление, утрату веры и благочестия. Именно референтная группа осуществляет предварительную социальную легитимизацию террора через общезначимые ценности. В референтной группе можно выделить и непосредственную «группу поддержки», отождествляющую себя с террористами и воспринимающую их успехи как свои, составляющую рекрутскую базу для террористов.

Второй частью аудитории террора является «виктимизированная группа», т. е. те, кто осознает теракт как непосредственную угрозу собственной жизни и благополучию и, не пострадав от теракта непосредственно, ощущает тем не менее себя жертвой. Именно эта группа и является объектом запугивания, что должно привести ее либо к панике и разрушительным для общества хаотичным действиям (будь то биржевая паника, или бегство из зоны террора, или выражаемые в неуравновешенной форме требования к государству о защите и мести), либо к присоединению к референтной группе в требованиях пойти на уступки террористам.

Для аудитории международного терроризма можно выделить и еще одну группу — «мировое сообщество», которое должно, получив сведения о терактах, осознать требования террористов как «международную проблему», что приводит к вмешательству во внутренние дела государства — адресата террора. В настоящее время именно «мировое сообщество» является ведущей аудиторией большинства террористов, предпочитающих давить на власть не «снизу», а «сверху», поскольку практически при любом раскладе найдется та или иная геополитическая сила, которой выгодно ослабление становящегося жертвой террора государства.

Группы, составляющие аудиторию террора, оказывают более или менее скоординированное давление на государство-адресат, дестабилизируют его паникой или прямыми протеррористическими выступлениями. Благодаря этому давлению резонансной среды, а совсем не из-за непосредственного, «физического» воздействия терактов, власть обычно бывает вынуждена идти на уступки — переговоры с террористами, политические обещания, всевозможные реформы и послабления, признание за террористами прав «политического субъекта». Включается механизм «обратной связи», и террористы получают требуемый ими ответ— прямую или косвенную политическую легитимизацию их действий.

Теракт, угроза терактом, сама террористическая атмосфера ведут к тому, что власть сама «расшифровывает» сообщение террористов и так или иначе реагирует на него, стараясь избежать негативных последствий давления со стороны аудитории террора. На этом этапе происходит как бы «инверсия» позиций между террористами и их референтной группой. Теперь уже референтная группа (или, как вариант, «мировое сообщество») выступает в качестве главного источника угрозы для власти, и та предпочитает договариваться с террористами как с «конкретными и деловыми людьми» в противоположность неуправляемому общественному мнению.

Между властью и террористами устанавливается своеобразное властное отношение, основанное на «трансляции альтернатив избежания»[5], т. е. на том факте, что в процессе коммуникации террористы сообщают власти о возможных последствиях, которых той хотелось бы избежать, а власть осознанно корректирует свои действия с учетом этих возможных последствий в желательную террористам сторону. Так успешный терроризм оказывается высшей инстанцией власти.

(no subject)

Все-таки, на свете бывает удивительная глупость и мразота. Вот щас вот по камментам бегает чебурашка с "надежным доказательством" того, что теракт устроили наши спецслужбы - МЧС и скорая быстро прибыли на место происшествия. То есть доказательством "виновности" государства является его нормальная работа.

Интересно, что эта же мерзость точно так же бегала бы и кричала, что власти наплевать на народ, если бы скорой долго не было.

Вы звери, господа. Вы звери...

(no subject)

Кстати, я считаю, что тех, кто сегодня распространяет откровенную и прикровенную клевету в связи с терактом и в самом деле необходимо брать за ушко и приговаривать к условным срокам или хотя бы чувствительным штрафам. И дело тут не в том, что я хочу репрессий против оппозиции и других ужасов. Я как раз против огульных действий по площадям, против использования терактов как повода для давления на "несогласных" и несогласных. Но за прицельные кары для тех, кто поднимает ногу и писает...

И вот почему.

В 1999-2002 году многие рассуждения на тему "ФСБ взрывает Россию" можно было простить как происходящие "от юности и науки злы", а также, частично, от "нагльства и уныния".

Сегодня ничего подобного. Те, кто отметился на эту тему в публичном поле в общем довольно хорошо понимают, что распространяют сознательную клевету и дезинформацию. Все у кого были честные глюки и сомнения оставили их при себе или поделились со знакомыми по аське и скайпу, а потом о них забыли. Те же, кто вякнул, вякнули именно потому, что хотели немножко "покачать под пути-путом" и "путиномедведом". Они прекрасно знают, что говорят ложь, но все-таки её повторяют, поскольку их цель - свалить "режим" оправдывает любые средства.

То, что все клеветы и намеки на эту тему ложь, очевидно из самого факта их существования. Вместо сплочения мы столкнулись с ситуацией раскола, мы обнаружили, что какое-то количество наших сограждан не проходят элементарной проверки на вшивость и вменяемость, что общество расколото. Власть несет за этот раскол свою долю ответственности (еще бы она её не несла, будучи властью), но "борцы с режимом" со своей стороны показали, что как ставили, так и ставят себя вне гражданского сообщества России. Что по сути - они в горах и схронах с террористами.

И в случае распространения слухов речь идет не о недовольных и заблуждающихся, а о вполне сознательных пособниках террористов. И отношение к ним должно быть соответствующее.

Отравление пропагандой

Не могу не согласиться с Константином Крыловым по следующему моменту:

Нам уже много лет моют мозги темой «русского фашизма». Борьба с этим воображаемым чудовищем привела к тому, что русским (да и вообще всем) затыкают рот, как только они пытаются хоть что-то сказать – превентивно, во избежание. Люди боятся высказываться, даже общаться. Общество атомизируется. Кому-то кажется, что это и хорошо: спокойнее будут. Пусть лучше дома сидят, смотрят телевизор и друг друга боятся.

Но именно атомизированное и запуганное общество является идеальной мишенью для терроризма. Люди, боящиеся вообще всего (и больше всего – властей), лишённые права на солидарность, испуганные и забитые – это как раз то самое, чего террористы хотят. В социальном вакууме любое сколько-нибудь сплочённое сообщество начинает раздуваться. В конце концов оно раздуется до размеров, сравнимых с кремлёвскими.

И в самом деле, обратим внимание вот на такой факт - убыль терроризма в центре России как-то удивительно хронологически совпадает с резким политическим подъемом русского национализма с начала 2005 года. В последний год против не только крайних, но и весьма умеренных форм этого национализма была развязана настоящая война. Целое фсбшное управление, которое как раз и должно было заниматься экстремизмом, вылавливало комара. И пропущенным им ваххабитским верблюдом мы все вместе подавились.

При этом я вполне верю в то, что шахидок до взрыва сопровождали "женщины славянской наружности". Безумных русских ваххабиток сейчас сколько угодно. И вообще террористы-ваххабиты превратились в интернациональное и русифицированное сообщество. И именно потому, что "иммунная система" самозащиты русского этноса систематически и агрессивно ослабляется.

Я вполне верю в то, что нашей власти для каких-то целей необходима агрессивная толерантная пропаганда. Не понимаю, правда, что это за цели и считаю это глупостью, но допустить могу. Но хуже того нет, чем серьезным структурам травиться собственной пропагандой. Между тем, на фронте борьбы с экстремизмом именно это и произошло. Затеяли нелепую мышиную войну против "русских фашистов" и получили новый всплеск старого добротного исламистского терроризма.

(no subject)

Нечто вроде скромного и аккуратного предварительного анализа происшедшего...

Возвращение большого террора

Возвращение большого террора

Совершённый сегодня в Москве двойной теракт в метро довольно узнаваем по почерку и, в том числе и по этой самой причине, представляется довольно неожиданным. Стилистика «шахидской» войны первой половины 2000-ных годов соблюдена полностью. И хочется только

Автор: Егор Холмогоров

Дальше

Их вера...

Тоже не могу пройти мимо Якова Кротова и его сегодняшнего... излияния.

И дело не в том, что "такой гад", а в том, что персонаж ("духовный отец Яков Кротов, по-моему, вполне тянет на апостола" - В.И.Новодворская) очень четко обозначил свою "веру" и мы можем наглядно показать, что она и Вера Церкви не совпадают...

"Как верующий и как учёный я стараюсь быть честным и говорю: болезнь внучки (выздоровела) меня беспокоила намного больше, чем сегодняшняя трагедия, и я считаю это абсолютно нормальным. Я не бесчувственное бревно, я очень почувствовал удовольствие, когда солнце выглянуло на пару часов, да и вообще от гуляния... С тех пор, как я стал священником, я намного больше соприкасаюсь с трагическим в жизни - со смертью, с болезнями, с несчастьями. Причём, в отличие от врачей, журналистов, милиционеров, я ничего не могу сделать - ни вылечить, ни предать гласности, ни предотвратить или наказать. Только молиться. Господа атеисты, меня это совсем не радует - что я могу только молиться! Меня это совсем не утешает!! Я бы хотел быть не молящимся Богу, а Богом всемогущим и всё сделать так, чтобы всем было хорошо".

У меня есть одна "нехорошая" черта. А именно я неплохо знаю церковную историю и что в ней и как было и как поступали святые в тех или иных случаях. Вот и тут, когда я это прочел, передо мной сразу встал образ священномученика Киприана Карфагенского и его поведение во время чумы в Карфагене в 252 г.

Вот что по этому поводу пишет в Лекциях по истории Церкви В.В. Болотов:

"Когда опустошительная эпидемия коснулась Карфагена, то языческое общество, как совершенно деморализованное, показало себя с самой жесточайшей стороны. Каждый эгоистически заботился только о своей собственной жизни. Узы родства и дружбы, прежде самые тесные, были порваны. Всех заболевших без жалости выбрасывали из домов на улицу; те, которые погибали, оставались на улицах без погребения, и, таким образом, скопившаяся груда разлагающихся трупов угрожала кроме эпидемии новым бедствием от заражения воздуха.
В это время Киприан обратился к верующим в Карфагене с проповедью, в которой напоминал им, что в это время искушения они должны показать себя достойными своего звания, должны показать, насколько крепки связывающие их узы братской любви; мало этого, должны обратить свое сострадание и на самих язычников.
Под влиянием убеждений Киприана в Карфагене произошло такое нравственное возбуждение, что богатые стали жертвовать своим имуществом, бедные охотно предоставляли в распоряжение руководителей церкви свои услуги. Таким образом, в короткое время улицы Карфагена были очищены от заразительных трупов, которые были похоронены, и, таким образом, новая опасность от заражения воздуха прошла сама собою".


Возникает вопрос, следует ли Я. Кротов вере свт. Киприана или же вере казнивших его последователей Юпитера и Мелькарта?

Ответ как бы даже и очевиден.