October 13th, 2010

(no subject)

Будни аномии

Сегодня, 12 октября 2010 года Дзержинский суд города Нижний Тагил приговорил активиста фонда "Город без наркотиков" Егора Бычкова к 3,5 годам колонии строгого режима за за «желание противодействовать наркотизации общества» (формулировка из обвинительного заключения).

Вернемся к этой новости попозже и поговорим сейчас немного о другом.


I.

Главный порок существующей социальной системы состоит в следующем - она жесточайшим образом репрессирует каждого, кто осмелился хоть в чем-то предпочесть общественный интерес личной корысти.

Допустим, если тебе досталось много денег на постройку церкви, а ты не украл их и не построил на них себе дом и даже не отпилил себе на хибарку, а действительно построил церковь, то тебя не просто сочтут чудаком. Нет - этого не достаточно.

Тебя показательно накажут.

К примеру отберут у тебя часть твоего собственного дома.

Ты должен не просто не получить выгоды, ты должен именно пожалеть о социальной ответственности своего поведения.

Казалось бы это противоречит элементарному здравому смыслу - высшие классы должны быть заинтересованы в рабочей силе, которая ставит общественное выше личного и горит на производстве.

Но нет - человека, который сознает свое поведение как социально-ответственное и старается не для корысти, отличает особе чувство собственного достоинства.

То есть его конечно можно кинуть, но нельзя кидать постоянно.

Напротив, непрерывный лохотрон возможен только в отношении человека, который наивно надеется обхитрить систему и однажды у нее выиграть. Кого по максимуму выставляют наперсточники и шулера? Тех, кто уверен, что сейчас "поймет систему" и уж точно их распоторошит.

Постоянно и непрерывно кидать можно только того, кто сам и непрерывно кидает других, но только не является хозяином игры. Этот контингент можно доить практически бесконечно.

А пополнение слоя кидал-неудачников - является стратегической задачей для выживания и обеспечения тех, кто наверху.


II.

Один из признаков аномического общества - это ситуация жесткого социального цугцванга.

Любое действие по увеличению социальной связанности и пробуждению социальной инициативы ведет к уменьшению социальной связанности и подавлению социальной инициативы.

Власть предержащие очень часто этого не понимают и время от времени обращаются к обществу с беспомощным призывами: "А ну ка, проявляйте социальную ответственность! Мы вам денег дадим и по головке погладим. А ретроградов накажем".

К чему это ведет?

Ну вот представим, к примеру, что в городе К. есть педагог-энтузиаст, который водит детей в походы, учит ставить палатки, рубить хворост, поет им песни у костра.

И называется это, скажем, юношеский клуб "Красота спасет мир".

Дети у него не спиваются, не ширяются, потихоньку взрослеют.

Есть, конечно, недоброжелатели, которые действуют по принципу, описанному в серии один: "ни одно общественно полезное дело не должно остаться безнаказанным".

Кто-то помещения клубу не дает. Кто-то вообще суетится и рассказывает родителям, что он вашех дочек в походе того-с. Родители офигевают, но большинство в эту чушь не верят. Кто-то просто весомо интересуется: "Кто организовал хождение?".

Жить и прорываться сквозь это неприятно, но можно. Тем более, что есть еще добрые люди, которые готовы помочь, дать денег, оргподдержку и все такое. Наше общество больно, но не настолько.

А теперь представим себе, что завтра Д.А. Медведев в президентском послании провозглашает:

"Важнейшей составной частью модернизации является вождение детей в походы и привитие им навыков самостоятельности и умения ориентироваться по джпс в Айфоне.


Читать продолжение на Новых Хрониках

Уолл Стрит-2

Посмотрел новое творчество товарища Маслина Каменева.

Честно говоря, давно не испытывал такого приступа ненависти к американской системе и мировому капитализму, какие вызвал хеппи энд этой картины.

Фактически Стоун хотел сказать следующее: Как бы глубоки не были экономические проблемы мира, как бы катастрофично не развивались события, на какие бы невероятные низости, вроде кражи у собственной дочери, не пришлось пойти, чтобы сделать большие деньги, в конченом счете у них - обитателей Комнаты Наверху - всё будет хорошо.

Пока весь остальной мир проливает реки крови, пота и слез, чтобы обспечить себе минимально приемлемые условия существования, пока всему остальному миру внушается, что Деньги - это Бог, ради которого оправданы любые жертвы и любые преступления, пока миллионы дурачков по всему миру кастрируют сами себя с помощью гомосятины и чайлдфри, - мы, настоящие люди, будем твердо знать, что:

1. Деньги, на самом деле - ничто, главное не их количество, а удовольствие от игры в процессе их получения.

2. Никаких "кризисов" с падением финансовых империй не существует, - так называемые кризисы есть не более чем смена операторов, управляющих частью активов милого старого еврейского дедушки Юлиуса, состояние которого абсолютно надежно и ни от каких кризисов не зависит. А глупые менеджеры, которые за плюс-минус миллиард готовы порвать друг друга и сесть в тюрьму - это просто веселые мальчики на побегушках, которых надо подзадоривать и стравливать.

3. Никакой "китайской угрозы" не существует - китайцы с их новыми миллиардами и большими проектами, наивно пытающиеся думать на "сто лет вперед" - очередные дойные коровы этой капсистемы для поддержания её стабильности. Их выдоят, как выдоили в 1970-е японцев, а на их поте и костях вырастут еще несколько десятилетий рая.

4. Нет ничего более важного на свете, чем дружная семья, мир в ней и взаимная поддержка, и чем производство жизнеспособного белого потомства, милых карапузов, которых надо любить и ласкать.

Последний пункт - особенно характерная проговорка (Стоун, конечно, в принципе тяготеет к теме семейных ценностей - вспомните божественный финал "Прирожденных убийц", но здесь она у него как мало где выпукла). Она проливает очень интересный свет на заразу гомосятины, распространяемую этими людьми сверху по всему миру. Наивные дурачки, сующие себе в пузы пирсинг и делающие татуировки на заднице думают, что тем самым приобщаются к высшему классу, восходят на вершину мира к титанам цивилизации. Между тем, гомосятина - это клеймо раба, которое торжествующая мировая элита кладет на элиты покоренных народов. Что-то вроде косы, которую победители манчжуры заставили несколько столетий носить побежденных китайцев. Не владыки мира, а именно рабы и обслуга должны лупицца в очко в то время как (и, возможно, "для того чтобы...") подлинные хозяева жили бы жизнью нормальных людей, чуть обывательской, чуть сентиментальной, чуть скучной и фундаментально стабильной, то есть как раз той, которой втайне мечтает жить любой человек, включая самого экстремала-бунтаря. Жизнью, в которой нет ничего важнее присмотра за детьми и заботы о будущем внуков.

Кучка упырей, методично погружающая весь мир в ад для того, чтобы самим жить простой пасторальной жизнью милых и добрых людей - что может быть отвратительней?

P.S. Забавная деталь - мимолетное появление "Ольги-из-России-с-любовью". Я так понимаю, что фильма снималась еще до дела шпионов. Так что отработка образа "русской охотницы за американскими кошельками" началась заранее и раскрутка образа Чапман была не причиной, а вполне сознательной отработкой поступившего заказа. Почему-то эта фигура - русская красотка, которая обворожит и цинично выпотрошит кошелек для них стала очень важна. Возможно это что-то архетипичное.

(no subject)

Президент Белоруссии Александр Лукашенко во время недавнего визита в Турцию на встрече с патриархом Константинопольским Варфоломеем мог обсуждать возможность автокефалии белорусской церкви, сообщил изданию "Газета.ru" источник в в окружении главы Белорусской православной церкви Митрополита Минского и Слуцкого Филарета.

Если Лукашенко это сделает, то он навсегда будет проклят перед лицом Божиим. Впрочем, то же проклятие падет и на тех, кто его подталкивал к этому с другой стороны.

Но я все-таки не верю в то, что он может это сделать. думаю этого от него хотят враги и Церкви и Белоруссии и России, он не должен на эту провокацию поддаваться. Впрочем, и духовенство белорусского экзархата в большинстве своем на это категорически не пойдет. А немногие раскольники не соберут даже сотой доли того, что собрал Филарет на Украине.

Про ИА Regnum

Волей-неволей приходится реагировать на безобразную выходку дотоле. вроде бы, уважаемого информагенства, возглавляемого уважаемым М.А. Колеровым.

http://regnum.ru/news/fd-abroad/1335396.html

Как нетрудно заметить в нашем материале: http://www.rus-obr.ru/ru-web/8129 он перепечатан не с Регнума, а с сайта "Единая Русь": http://www.edrus.org/content/view/21959/47/, который по каким-то своим причинам указал авторство Регнума в крайне корявой форме, которая и была сохранена в нашей рубрике, представляющей просто перепечатку один к одному интересных сетевых материалов (всегда с указанием первоисточника). Именно на основании этой перепечатки и была сделана новость, которую господа из Регнума решили "разыграть" против нас.

Если бы мы об авторстве Регнума знали, то конечно этого материала бы не перепечатали, просто потому, что я месяц назад запретил своим сотрудникам перепечатывать материалы Регнума в связи с крайне неэтичной редакционной политикой этого сайта, проявившейся за месяц до того.

Дело было так. 13 сентября мы провели общественные слушания по делу историков. Мы их вели, на столе лежали какие-то диктофоны, я на них особого внимания не обращал. На следующий день я с некоторым недоумением обнаружил, что материалы выступлений участников слушаний оперативно (при этом, в сокращенном виде) размещаются на сайте Регнум-а. Никаких ссылок, никакой информации о том, что организатором слушаний выступил "Русский обозреватель" это информагенство не предоставило (можно убедиться, к примеру, здесь).

Выяснять отношения и скандалить в ситуации, когда мы делаем общее дело у меня не было ни малейшего намерения. Поэтому я, подивившись, просто попросил своих сотрудников как можно скорее поставить нам расшифрованные Регнумом материалы, и двигаться по стенограмме дальше. В возникшей путанице, кстати, несколько выступлений потерлось, что тоже не есть хорошо.

Каково же было мое удивдение, когда через пару часов мне позвонил сотрудник Регнума и стал предъявлять претензии по поводу того, что мы "украли их материалы". Я опять же скандалить не стал, предельно вежливо намекнул зарвавшемуся нахалу, что не считаю этичными их претензии при том, что они присвоили материалы не ими организованных слушаний, даже не упомянув наше издание. Но, при этом, дал распоряжение поставить максимально подробные и пафосные ссылки на это информагентство, присовокупив, впрочем, к ним устное распоряжение никогда и ничего больше у них не перепечатывать. Как-то развивать эту тему в условиях необходимости общей работы всех здоровых сил по делу Вдовина я целесообразным не считал.

И вдруг, новый нарочито грубый выпад. Теперь уже публичный, не сопровождавшийся даже предварительным звонком в ходе которого недоумение выяснилось бы мгновенно. Поскольку, как мне прекрасно известно, у Регнума мой телефон есть и позвонить они мне по нему могут (как я уже сказал выше, это проверенный факт), то подобную клеветническую публикацию я могу считать только злонамеренным выпадом. И никак иначе.

Что лежит в основе этого выпада - профессиональная ревность, человеческая непорядочность, враждебность к занимаемой нам общественной позиции или какие-то аппаратные интриги, - мне не очень интересно и разбираться я не буду.

Ограничусь оргвыводами:

1. Всем сотрудникам "Русского обозревателя" запрещается делать какие-либо перепечатки с сайта ИА Regnum. Просьба тщательно изучать и источники прочих перепечаток, чтобы не сделать это ненароком.

2. Какое-либо сотрудничество с этим информагентством исключить полностью.

3. Главного редактора этого информагенства, г. М. Колерова исключить из числа опрашиваемых нами экспертов.

4. Рекомендовать нашим постоянным авторам отказаться от сотрудничества с этим информагенством, а в случае несанкционированного появления их заявлений и публикаций на его сайте (как то произошло, к примеру, с материалами слушаний 13 сентября) решать вопрос в юридическом порядке в чем мы готовы оказать нашим авторам содействие.

5. Спорную републикацию (http://www.rus-obr.ru/ru-web/8129) с сайта не убирать, поскольку именно она служит подтверждением нелепости обвинений "Регнума" и доказывает, что мы не крали материала этого агентства, а сами стали жертвой некорректной перепечатки.

6. Спорную новость (http://www.rus-obr.ru/days/8132) с сайта убрать.

Главный редактор "Русского обозревателя"
Е.Холмогоров.

(no subject)

Лучшая десталинизация - демонстрация успехов

Лучшая десталинизация - демонстрация успехов

Новый председатель совета при президенте РФ по правам человека Михаил Федотов назвал своим главным приоритетом "десталинизацию общественного сознания".

Автор: Анатолий Вассерман

Дальше


Перепись с казачком

Перепись с казачком

Тут в связи с переписью по сети поразошёлся ролик «национальность – казак», записанный какой-то «донской казачьей рок-группой». Который, оказывается, заботливо прокрутили по телевизору, «с обсужденьицем». Фактически - реклама. То есть - САНКЦИОНИРОВАНО.

Автор: Константин Крылов

Дальше

(no subject)

Преступная группировка, основная деятельность которой состоит в выносе горшков за больными

 Преступная группировка, основная деятельность которой состоит в выносе горшков за больными

Насчет Бычкова, я вижу, нет консенсуса - многие пишут: "Ну как же, он ведь действительно держал у себя наркоманов силой, хотя они хотели выйти и уколоться - а следовательно, нарушал закон и их права. Правильно, пусть посидит".

Автор: Наталья Холмогорова

Дальше


Десталинизация - это форматирование мозга нации

Десталинизация - это форматирование мозга нации

Новый советник президента России по правам человека Александр Федотов заявил, что его первый приоритет - "десталинизация сознания".

Автор: Дмитрий Пучков

Дальше



(no subject)

Эдуард Успенский против присвоения имени Михалкова главной детской библиотеке страны
Он назвал Михалкова "довольно средним детским писателем", напомнив, что тот подписывал документы против академика Сахарова и "облизывал все власти, которые были у нас". Ранее против этой инициативы выступили сотрудники библиотеки - руководство все решило и согласовало с Минкультом без них.
http://newsru.com/cinema/13oct2010/mihalkovka.html

Расплясались...

Конечно такой библиотеке, наверное, логичней носить имя Чуковского. Все-таки он некий абсолют детской литературы ХХ века, как абсолютом XIX был Пушкин-Ершов. Но задирать ногу на Михалкова никак не насквозь вторичному автору историй про ушастых уродцев и зеленых крокодилов (историй, который абсолютно нечитабельны и спасены только их визуальным и песенным воплощением).

Ничего хотя бы отдаленно напоминающего по своему языковому совершенству "А что у вас" Успенский не написал и не мог бы написать.

Вообще забавно, насколько разная психология у либералов и патриотов. Либералы метят в Никиту и пинают мертвого льва. Патриоты ненавидят Андрона той ненавистью, которой только можно ненавидеть в конец обалдевшую бездарь-русофоба. И однако никто проекций на отца не делает.

Напомню в тему:

Сон с послушанием

Сон с послушанием

Кончина Сергея Владимировича Михалкова, меньше трех лет не дожившего до столетнего юбилея, вызвала понятные ожидания вала гнусностей со стороны тех, кто при жизни любил генерить дискурс про «гимнюка», «подхалима» и так далее. Но, полагаю, никакого «вала» не будет —

Автор: Егор Холмогоров

Дальше

(no subject)

Письмо в поддержку Егора Бычкова - уже 84 подписи

Открытое письмо в поддержку Егора Бычкова

Открытое письмо в поддержку Егора Бычкова

Президенту России Медведеву Д. А.

Председателю Правительства России Путину В. В.

Уважаемый господин Президент!

Уважаемый господин Премьер-министр!

Автор: Русский обозреватель

Дальше

(no subject)

http://www.openspace.ru/literature/projects/162/details/18210/ - а в чем смысл? Это не учебник получается, а сборник эссе. По приколу почитать интересно, конечно, будет, но никакого мессаджа не получится. Или мессадж какой-то кривой, чистобеспримесная интеллигенщина - "узнавали друг друга в ссылке по крестику и умению прочесть дядю самых честных правил"...

Зачем-то совершенно переврана история отношений Пушкина с Воронцовым из которой убрана главная деталь - Елизавета Воронцова.

"Николаевский" Пушкин вообще не раскрыт. В общем - ниочем.

(no subject)

В России набирает обороты новое движение — хантинг (англ. hunting, от слова hunt — охота). Эти кузнецы своего счастья ищут спутника жизни оригинальным способом: вешают объявление «Ищу мужа» или «Ищу жену» на заднее стекло своих автомобилей и оставляют номер телефона. Метод не гарантирует вам посещение загса, но шквал звонков и повышенное внимание обеспечивает на все сто. Подробнее

Самое печальное, что таким способом скорее всего можно себе найти партнера на поипаться. А вот супруга - вряд ли.

(no subject)

сегодня в 22.55 по ТВЦ - Дело историков, должны быть В.Третьяков, В.Соловей и другие.

Культура и адюльтер

Оказывается теперь в яндексе нельзя искать свои старые блгоозаписи. То есть если хочешь, чтобы они не пропали из памяти, сохраняй их где-то. Посему перепощу один свой старый текст.

***

Есть совершенно несомненный факт - традиционная русская культура (древнерусская, русская народная, русская национальная в течении "русского стиля") является самой недооцененной из всех высоких культур в мире. Недооценена, разумеется, с точки зрения того рейтингования, которое задается Западом с токи зрения своей культуры.

Запад давно ввел специфическую ориенталистскую моду на Восток - на Восток одалисок и мандаринов, - пошлую страшно, но всё же. В ХХ веке всех склоняли перед негритюдом, открыли для себя прелести индейских грибов и величие большого пальца Дон Хуана, мировое признание получили японские школьницы из аниме и обработанные всевозможными фентази кельты. В общем не было, казалось бы, той культурной экзотики, которая не была Западом поднята на щит, всячески внедрена в моду и дизайн и включена в мировой мультикультурный стиль.

За одним единственным исключением - традиционная русская культура. Разрыв между её мировым значением и высочайшим уровнем и полной непризнанностью просто колоссален. При этом, подчеркну еще раз, речь только о традиционной русской культуре. Русская культура как вариант европейской - Толстоевский, Чайковский, Татлин, Шостакович и т.д. пользуется пусть и не самым высоким рейтингом, но в целом весьма и весьма. Никто не будет спорить, что при том, что французская литература является более "трендовой" писательские достижения Толстого несравнимо превосходят Бальзака, Мериме, Флобера и Гюго вместе взятых. Никто даже и спорить не будет.

А вот русской традиционной культуры в этих играх попросту не видно. Более того, чувствуется наличие работы по сознательному снижению её статуса, за счет удара по престижу наиболее известных ее памятников - попытки Мазона дискредитировать слово о полку Игореве, попытки Феннела дискредитировать переписку Грозного с Курбским.

Причина этой недооценки, того, что Куккулин вставляет, а Илья Муромец - нет, служит предметом моих размышлений последний год. Можно конечно завернуть крутую конспирологию, что им не нравится наша высокодуховная культура, ненавидят они православие и все такое... Но я думаю, что дело не в конспирологии.

Размышления привели меня к следующему предположению - главная причина, по которой традиционная русская культура не цепляет западные культургенераторы, - это крайне низкий статус в нашей культуре темы адюльтера.

У меня нет сейчас возможности разворачивать длинное культургенетическое расследование, но по тем или иным причинам (думаю, связанным прежде всего с альбигойским, манихейски-гностическим характером светской средневековой культуры, культуры куртуазной любви) - европейская культура - это культура адюльтера. Социально неприемлемые отношения между мужчиной и женщиной и, прежде всего, супружеская измена (обычно в самом тяжком виде - в виде измены жены мужу) играют в европейском культурном мифе колоссальную роль. Половина, если не больше, классических сюжетов именно об этом - начиная с Тристана и Изольды, Ланселота и Гвиневры, Зигфрида и Брунхильды (изощреннейший по структуре сюжет адюльтера без адюльтера) - в общем главное, что обсуждает европейская средневековая культура - это тема запретной любви, а две трети этой темы - тема измены замужней женщины.

Такое распределение культурных сюжетов - вещь чисто европейская. Во многих других культурах эта тема занимает гораздо меньше места, фигурируя лишь как один из сюжетов, наряду со многими другими - тут и античная культура, и библия, и Ближний и Дальний Восток. Нигде такой абсолютной фиксации на "поиметь чужую жену" - нет. Нигде "куртуазия", то есть вырастающая из адюльтера культура не достигает такой изощренности и всеохватности, не становится главным в культурном коде.

Однако практически во всех культурах эта тема присутствует и занимает примерно столько же места, сколько в жизни - от силы 5-10% от того, что может интересовать людей в своей и чужой жизни. Однако оказавшись в положении оценивающей и рейтингующей культуры, Европа подтянула образы всех иных культур под этот свой образец, то есть именно тема "иопли" связанной с нарушением запрета, стала выноситься на первый план. И чем более успешно это сделано, тем более интересная эта культура европейцу. В любом случае, через сюжет об адюльтере Европа устанавливает связь с оцениваемой культурой, находит точки взаимопроникновения и взаимообогащения.

И вот в сообществе высоких культур, которые европейцы могут оценить и использовать, есть один гадкий утенок - это как раз русская традиционная культура. Несомненно - высокая. Несомненно со своими выдающимися достижениями. Но тема иопли в ней совершенно не раскрыта. Ни в одном из жанров древнерусской литературы, ни в одной из форм придворного обихода, ни даже в народной культуре адюльтер не занял положения даже мало-мальски близкого к тому, которое он занимает в Европе. Напротив, русская культура явно сделала эту тему фигурой умолчания. Совершенно очевидно, что женки блудили и сквернились не меньше, чем у всех остальных. Многочисленные косвенные данные - типа строгих указаний против своден в домострое, говорят об этом достаточно ясно. Но признавать адюльтер культурным сюжетом русская культура категорически и довольно агрессивно отказывается.

 

В русской историографии есть немало ярких, драматичных, жизненных сюжетов. Даже летописцы не сухари и вполне любят передачу сплетен. Но если европейская историография в средневековье - это именно история бесконечных амурных приключений, то именно на сплетни этого рода русские летописцы ставят жесткий фильтр. Даже о фактах о которых нельзя умолчать - происхождение Владимира, его юношеские проделки и т.д., говорится с нарочитой сдержанностью и отстраненностью. Истории о мятежах, о распрях братьев, об отравленных князьях, об изменах и убийцах - пожалуйста. Но постельных сцен ни одной. Точнее во всех летописях есть лишь одна постельная сцена - попытка Рогнеды убить Владимира, но ничего собственно постельного в ней нет. Тут не блудная жена, а напротив, ревнивая жена посягает на блудного мужа. Посягает неудачно. Но и он ее не казнит, усовестившись сына. И тут развязка глубоко "непонятная" с европейской точки зрения.

Каждый раз, когда возникает соблазн навертеть адюльтерную трагедь, русские историки так же старательно уходят от этого, как старательно европейские хронисты смакуют каждую деталь. Например, тема Елены Глинской и Телепни-Оболенского звучит настолько чудовищно глухо, что фактически не стала историографическим фактом, как и многие другие, кстати.

И напротив, тема супружеской верности в русской культуре педалируется где и как можно - плачь Ярославны и месть Ольги, история о Петре и Февронии. Так сказать "антиадюльтер" является в русской культуре важным сюжетом - не столь подавляющим, как адюльтер в европейской, но одним из серьезных и значительных. Интересно, что черта это именно русская. Не "общеправославная", а русская строго этнично и культурно. В византийской культуре соответствующих сюжетов предостаточно и считываются они европейцами весьма активно (в конечном счете, есть и точка смычки Тирант Белый).

Как следствие, глаз европейского культурного менеджера не может прочесть русского культурного кода. Он просто не видит ничего интересного. Какие-то непонятные войны, интриги, борьба, какие-то сюжеты про монахов, дев, осады и битвы -и нигде ни одной постельной сцены и ни одной блудной жены, которая является ключом к сюжету. Следствие - русский культурный код полностью недешифруем и непереводим, поскольку в нем отсутствуют ключевые слова, позволяющие начать его евродешифровку.

Интересно, что когда Петр I решил сломать этот традиционный русский культурный код, то он начал именно с этого. Учредил двор, который являлся не мужским военным союзом (как до того двор московских князей), а именно куртуазной средой, машиной, генерирующей адюльтеры. Уже жена Петра - Екатерина, видимо ему изменяла, а дальше назначила управлять государством своего (а не только петровского) фаворита. Весь XVIII век был в русской истории веком блудных жен и самой отчаянной куртуазии. К XIX веку ситуация абсолютно нормализуется, русская культура начинает производить адьюльтеры с европейской частотой и порождает величайший адьюльтер роман - "Анну Каренину" - и не случайно именно его автор - Толстой занимает высшее место в евротопе среди всех творцов русской культуры. ХХ век - из величайших русских романов только один не является адюльтер-романом (объявляю маленький конкурс - назовите этот роман) - все остальные, хоть "Тихий Дон", хоть "Живаго", хоть "Хождение по мукам", хоть "Белая гвардия" - романы об адьюльтере на фоне революции. Ну и "Мастер и Маргарита" - роман об адьюльтере на фоне "социалистической Москвы". У нас в ХХ веке было четыре нобелевских лауреата в прозе. Бунин - ну все всё поняли. Пастернак - адюльтер-роман. Шолохов - адюльтер роман. Солженицын - ну все всё поняли на другую тему.

 

То есть, по этому показателю, русская культура полностью "нормализовалась" в европейском смысле. И, заметим, нормализовавшись по этому показателю, она сразу же получает высокое европейское признание.

Другое дело, что в ней существует сильная крипто-линия, которая сохраняет традиционный подход, хотя и модернизированный европейским контекстом и приемами. Самый выдающийся пример - "Евгений Онегин". Роман - загадка. Роман - перевертыш. Самое непостижимое произведение в новой русской литературе. Роман, величие которого сразу и безоговорочно понятно любому русскому и которое неуловимо для европейцев, который вынуждены соглашаться с русскими, что Пушкин велик, что Онегин велик, что опера по нему прекрасная. Но мы, так сказать, заставляем их тут верить себе на слово. Что действительно великого в этой истории европеец не врубается. Здесь нужен чисто русский ключ, умение считывать истории о несостоявшемся адюльтере, об "антиадюльтере".

Гений Пушкина в том, что здесь его "Татьяна - русская душою" оказывается выше его самого - отчаянного блудника и выше абсолютного большинства его читателей. Татьяна является камнем преткновения для большинства европеизированных русских и сегодня. То есть мы взращены в адюльтер -культуре, она для нас естественна как воздух, большинство из нас практически не может существовать иначе - увы. Но... то, что Татьяна - это русский идеал, что её отношение к истории с Онегиным и её поступок - тоже идеал (так же, как для Европы - идеал именно Гвиневра или Изольда, или Гретхен и т.д.) для нас абсолютно понятно каким-то шестым чувством - обычно именно вопреки нашей жизненной практике. Но ведь строго говоря, Татьяна поступает так, как поступает, вопреки практике своего века, вопреки собственному воспитанию на романах, вопреки собственному чувству к Онегину. То есть она в какой-то момент берет и ломает европейскую программу, причем ломает легко и непринужденно - никакой "борьбы долга и страсти" в ней не происходит (точнее она не показана Пушкиным, а то, что не показано и не обозначено всерьез писателем, не существует и как литературный факт).

 

В принципе умный европеец может и способен понять, что "антиадюльтер" - это такая шкатулка с секретом русской культурной традиции. Но он вряд ли расценит это как нечто положительное, ну за вычетом небольшой секты фанатов русской духовности". А главное он не поймет, как можно так неинтересно жить (в культурном смысле - в практическом смысле, опять же, внебрачные игры русских отличаются от внебрачных игр европейцев или китайцев крайне незначительно), как можно не делать эту тему предметом культурного любования и смакования. И вестернизация будет расценена как придание традиционной русской культуре интересности, той "соли", которой ей так не хватает на взгляд европейца (а теперь уже и вестернизированного русского).

Такова диагностика, которую кратко можно свести к следующему - имеющая основы в альбигойском гностицизме из которого выросла куртуазная культура средневековья, европейская культура строится вокруг глубоко прописанного "адюльтер-кода". Позитивное восприятие европейцами других культур зависит от насыщенности этих культур элементами этого кода. Если связь есть, то европейцы перерабатывают и популяризуют и эту культуру как один из элементов глобального стиля. Традиционная русская культура в этом смысле находится в зоне практически полной дискоммуникации с европейской, поскольку именно тема адюльтера составляет в ней фигуру культурного умолчания, мало того, в ней заметное место играет тема антиадюльтера, то есть супружеской верности, отказа от сексуальной свободы во имя верности браку или других принципов. Соответственно, традиционная русская культура кажется европейцу неживой, неинтересной, какой-то почти нечеловеческой. Ведь в ней нет ничего "про самое главное". Соответственно оформлять столь чуждую культуру в один из локальных стилей европейцы не будут. Им просто непонятно зачем это и о чем это. С вестернизированной русской культурой, в которой тема адюльтера заняла "приличествующее" для культурной европейской нации место. Правда и в составе этой вестернизированной культуры существует мощная струя традиционного восприятия данной проблематики, нашедшее архетипичное выражение в образе Татьяны Лариной. Однако именно то, что относится к этой традиционной струе и является максимально непонятным для европейских "культурных рейтингов".

Рекомендации менее понятны.

Есть традиционное западническое решение. Не заморачиваться. На традиционную русскую культуру забить, оставив ее как экзотику для внутреннего пользования. Производить неплохо получающуюся у нас еврорусскую культуру, по возможности искореняя из нее непонятную "онегинщину" и "ларинщину". В личной морали сношаться как кто с кем хочет и завести для полноты картины гей-парады.

Можно, впрочем, вложиться в пиар и попытаться - осознавая проблему - донести до запада красоту русской души и подать русское решение как "одну из форм решения проблемы адьюльтера". То есть сказать, что мол мы только об этом в тайне и думаем, но в силу специфического русского мазохизма (али еще чего) решаем эту проблему таким вот альтернативно анальным способом. Мол полюбите нас как таких экзотов и воспринимайте через это стекло. Технологично и реализуемо, хотя порядком гадковато.

Можно вообще забить на тему европейского признания и попытаться повернуться к Европе задом (опасный жест, впрочем). Жить самим и для себя. Проблема в том, что русская культура уже несет в себе слишком большую заразу-спору-отраву-симбионт европейской культуры. Отказаться от наследия XIX-XX - почти столь же болезненно, как отказаться от наследия X-XVII. Не невозможно. Но мучительно. И не факт, что мучительно с пользой.

Есть еще, впрочем, вариант сменить рейтинг и рейтингующего. Судью на мыло. Но он, в каком-то смысле, самый сложный. Сложнее только - заинтересовать европейцев традиционной русской культурой не приспосабливая её восприятие и не подкручивая колесиков.