November 6th, 2012

Лица РУССКОГО МАРША

Оригинал взят у tor85 в Лица РУССКОГО МАРША
Хорошая, честная статья о Русском Марше в Москве
В Москве прошла седьмая по счету ежегодная акция националистов

Участники «Русского марша» прошли по улицам Москвы.

В воскресенье, 4 ноября, в Москве прошел очередной «Русский марш». Впервые после трехлетнего перерыва националистам разрешили пройти по центру города — по Якиманской набережной до Центрального дома художника. Самые многолюдные колонны были у Национально-демократической партии, возглавляемой Константином Крыловым и Владимиром Тором, и у Российского общенародного союза, который на сцене представлял один из организаторов марша Иван Миронов. Возглавляли шествие православные хоругвеносцы с иконами и лозунгами вроде «Слава Христу, смерть Антихристу», а в хвосте шли почему-то отдельной колонной сторонники захоронения Ленина.

Как это обычно бывает на «Русском марше», не обошлось без запрещенной символики и вскинутых в нацистском приветствии рук. Из тех людей, что пришли на марш, около трети составляли старшеклассники и студенты первых курсов, многие из которых умудрились пронести маски с прорезями для глаз и дымовые шашки. Хотя митинг проходил в центре Москвы и в окружении полицейского кордона, одна из колонн несла знамена дивизии СС «Мертвая голова» и флаги с кельтскими крестами.

Тем не менее, несмотря на эту традиционную для Русского марша проблему, маргиналы от национального движения в этот раз были в меньшинстве. То ли сказалось то, что марш покинул пределы городских окраин, то ли на состав участников повлияли зимние митинги, приучившие неполитизированных москвичей к шествиям и демонстрациям — большинство из тех, с кем корреспонденту «МН» удалось поговорить, больше походили на людей с Болотной, нежели на тех, кто в декабре 2010 был на Манежке.

Лилия и Константин

Лилия и Константин, 24 года:

Лилия: «Я на Русском марше первый раз»
Константин: «А я второй. В прошлом году был в Люблино, тогда было жестче как-то. Более олдскульно».
Л.: «Мне было интересно посмотреть, какие колонны присутствуют. Мы шли с другом журналистом вдоль колонн. Очень разношерстная публика — от школьников до пожилого поколения маргинального плана. Очень много разных движений».
К.: «Я НДП поддерживаю».
Л.: «Я тоже близка к национал-демократам скорее. Но основное — это, конечно, то, что я против существующей власти. Впечатление от акции скорее смешанное. На оппозиционных митингах была публика другая. Здесь, конечно, черная такая масса — и сезон такой, и взгляды. Маргиналов очень много. Не думаю, что нужно их куда-то интегрировать, а адекватные националисты и так объединятся. Хочется надеяться, что появится наконец-то националистическая партия и политический плюрализм все-таки победит».

Юлия

Юлия:

«Я пришла на «Русский марш», потому что мне не все равно, что будет с нашей страной. Мы должны показать всем окружающим — и наши молчаливым соратникам, которые сидят дома, и власти, и простым обывателям, что мы есть и готовы выходить, несмотря на трудности с согласованием, несмотря на погоду и на запреты. У меня маленькая сестра, ей семь месяцев и брату девять лет. Я хочу, чтобы они жили в другой России, хочу, чтобы они увидели ее такой, какой она может быть — лучше, сплоченнее, благополучнее. Я поддерживаю политику объединения всех русских людей, независимо от взглядов, которых они придерживаются. Считаю, что мы должны быть едины — именно этого боится наш общий политический противник».

Наталья Павловна

Наталья Павловна, 63 года:

«Я чувствую себя угнетенной в своем государстве. Ощущение такое, что в ближайшей перспективе славян скоро выгонят отсюда. Неприязнь со стороны приезжих я вижу и чувствую просто на бытовом уровне. Причем происходит это при попустительстве действующей власти. Я всегда молчала, никогда ничего не говорила, но если даже такие как я, то есть те, кто относят себя скорее к либералам, выходят на Русский марш, значит это уже какое-то начало конца. Я на всех митингах была — на Болотной, на Якиманке, на Сахарова. Считаю, что сейчас нужно объединяться, я против тех лидеров, которые сейчас своими словами со сцены только раскалывают движение».

Павел

Павел, 22 года:

«На «Русский марш» я пришел уже в третий раз. У всех есть свои партии — у либералов, у коммунистов, у нас пока единой партии нет. Нужно ее создавать. Русский марш, как мне кажется, является неплохим началом. Считаю, что сейчас нужно объединяться всем, абсолютно всем.

Конечно, меня тоже напрягает, что тут много школьников, которые вскидывают правую руку, абсолютно несознательных. Они называют себя русскими людьми, но при этом не имеют никакого отношения к русской культуре, русскому самосознанию, просто ходят на футбол, пьют пиво. Но думаю, что даже из них может выйти что-то толковое».

Евгений

Евгений (жена Любовь, дети - Рома и Вера):

«На «Русском марше» я уже во второй раз. В Люблино было удобнее, а здесь стены как-то давят. Я придерживаюсь правых взглядов и в экономике, и в национальном вопросе. Все базируется на национальном фундаменте, я так считаю. Из лидеров националистов поддерживаю Владислава Крабанова из «Общего дела».

Евгений

Юрий, 27 лет:

«Я ходил на все «Русские марш»и. Сейчас мне 27 лет, начал, когда было 20. Единственное, что за эти годы поменялось — это численность маршей. Число растет, к моей радости. Если раньше это были субкультурные скинхэды, либо разные православные хоругвеносцы, то сейчас появляется больше зрелых и респектабельных людей среднего класса. Мне больше всего симпатична национал-демократическая партия, сегодня я как раз шел с их колонной. Считаю, что для России сейчас актуальна борьба за национальную идею, за ограничение миграции и за статус русских. Считаю, что нам, европейцам, нужно брать пример с Израиля: там есть и выборы и свобода бизнеса, но все-таки они национально ориентированы.

В России, помимо проблем с национальной политикой, большие проблемы и с правами и свободами человека. По началу я ходил на зимние митинги, но потом разочаровался — там большое количество именно либералов из 90-х, которые даже не являются либералами и демократами в полном смысле слова».

Елена

Елена:

«На «Русском марше» уже в третий раз. Решила прийти, потому что все-таки хороший праздник, знаменательная дата. Если изучать как следует нашу историю, то день действительно великий. Знаю, что в этот день проводят другие митинги, но пришла специально именно на «Русский марш», хотя трудно однозначно сказать, поддерживаю ли я националистов».

Тимофей
Тимофей, 23 года (на «Русский марш» пришел с женой Юлией и отцом Юрием Викторовичем):

«На «Русском марше» я уже не первый раз, хожу с 2005 года. Это была замечательная инициатива в свое время: чтобы все националисты и сочувствующие могли собраться и дружно высказать свою точку зрения. К сожалению, первые марши организовывали в том числе и враги национального движения, такие как Дугин и его евразийцы. Сейчас же «Русский марш» принадлежит националистам. Я ходил на все «Марши миллионов», для меня «Русский марш» — это одно из средств донесения своей позиции.

Я отношу себя к национал-демократам. Мы в чем-то либералы, больше всего походим на националистов из бывших советских стран, в том числе Прибалтики. Думаю, что процесс интеграции в Европу идет, и не за горами тот день, когда мы будем легально избираться в Госдуму».

Постоянный адрес статьи: http://mn.ru/society_civil/20121104/330018514.html

По факту обнаружения рабов в московском магазине возбуждено уголовное дело

Оригинал взят у rus_obr в По факту обнаружения рабов в московском магазине возбуждено уголовное дело

Автор: Русский обозреватель

По факту обнаружения рабов в московском магазине возбуждено уголовное дело

Следственное управление СК РФ по Преображенскому району Москвы возбудило уголовное дело по факту незаконного удержания мигрантов в одном из магазинов столицы. 

Подробнее

"Русским вход запрещен"

(no subject)

Вообще, отставка Сердюкова - это симптом, что внутриполитическая ситуация в стране оценивается как серьезная. И держать далее в министрах человека, которого поголовно ненавидит офицерский и генеральский корпус признано нецелесообразным, вне зависимости от оценки успешности или неуспешности его деятельности. Можно было спорить прав был или нет Сердюков сокращая "нецелевые" расходы, кадры и т.д. Но нет никакого сомнения, что он делал это в демонстративной, оскорбительной форме. Подчеркнуто _унижал_ военных. То есть даже если бы реформы Сердюкова были стопроцентно правильными (хотя если борешься с нецелевыми расходами, то провалиться в итоге на коррупционном деле - это полная потеря лица - если ты не даешь воровать другим - не воруй сам и женщинам не позволяй), то стилистика их проведения была катастрофичной. Такой министр - это гарант неспокойствия и нервного взвода армии. Если вопрос о нервах армии начинает власть интересовать - значит ситуация признана сложной.

К сожалению, это слишком жесткий тезис, чтобы его использовать в ТВ-аналитике, но зафиксирую его хотя бы здесь. Но анализ отставки Сердюкова от меня и Анатолия в субботу будет.

(no subject)

Писатель Дмитрий Быков, прибывший в Казань, заявил, что будущей свободной России необходим будет формат Соединенных Штатов. При этом Дальний Восток, Сибирь, Татарстан будут независимыми штатами.

</noindex>

Как сообщает казанское издание "Бизнес Online", на своей лекции "СССР 20 лет спустя: что теперь будет" в доме-музее Василия Аксенова Быков заявил, что Россия упустила тот момент, когда еще можно было жить единой территорией. "Мне кажется, Татарстан сегодня во многих отношениях - чуждая и потерянная территория. Я не говорю о том, что это приведет к территориальному распаду. Соединенные Штаты Америки, к примеру, очень плотно сидят вместе. Но Соединенные Штаты, в которых у каждого есть свои законодательство и права, к этому мы, видимо, и придем. Татарстан - анклав внутри России. Анклав во многих отношениях татарский, исламский. Сделать из него стопроцентный русский не получится и не надо", - заявил писатель.

Как считает Быков, надо привыкать будет с этим жить, как привыкать жить "с независимым Кавказом, независимой Сибирью, независимым Дальним Востоком".

http://www.regnum.ru/news/fd-volga/tatarstan/1589532.html#ixzz2BROq3J4p



Заметим, что Быков, как и раньше Кашин, как и вся демшизня, пытаются прицепить к требованиям националистов ограничить своеволие Кавказа (более радикальныетребуют отделить Кавказ, но и те так считают не потому, что против единства России, а потому, что опасаются, что тамошнее воспаление в итоге убьет всю Россию) свой говнотезис о том, что Россию вообще надо распустить, а землю, которая принадлежала, принадлежит и будет принадлежать русским - надо отдать кому-то еще.

Националистам надо это понимать. Когда этнолиберал поддерживает лозунг "Хватит кормить Кавказ", то как правило он имеет в виду, что следующим шагом должны быть "независимый Татарстан", "свободная Сибирь" и японский Дальний Восток.

Поэтому покупаться на милые улыбочки про первую часть уравнения может только полный лох.

Речения: моё интервью обнинской газете "Час Пик"

Русский, помоги русскому


Национальное чувство – естественная форма человеческой солидарности




Слово национализм стало с некоторых пор время страшилкой, которой власть и либералы пугают общество. Что же на самом деле стоит за этим понятием? Об этом мы беседуем в редакции с известным деятелем русского национального движения, политологом, публицистом, главным редактором интернет-сайта ”Русский обозреватель” Егором Холмогоровым.

-Егор Станиславович, что же это за зверь такой, которым нас пугают – русский национализм?

-С одной стороны это определенный набор эмоций - чувство братства с теми, кто близок тебе по культуре, по происхождению. В мире всегда существовали свои и чужие, те, кто тебе ближе и кто дальше. Есть семья, в которой братьев и сестер не выбирают: хороши они или плохи, но они твои родные, и есть замечательные люди, но они все равно не твои родные. Так было испокон веков, есть и будет, несмотря ни на какие перемены в человеческом менталитете. В основе этого чувство братства с близкими тебе – в каких бы сложных условиях ни оказался твой близкий, его нельзя оставить в беде. В нашем обществе накопился груз проблем – мы перестали помогать друг другу, перестали проявлять солидарность, мы не видим той основы, на которой собственно и зиждется солидарность с другими людьми. Национальное чувство является наиболее естественной и понятной формой человеческой солидарности. Грубо говоря, русский национализм выражается в простом лозунге: «Русский, помоги русскому». Каждый помогает своим, а русских очень долго отучали от этого, очень долго воспитывали на идеях типа – «Помоги голодающим Африки», «Помоги ребенку из Чечни», а своих не замечали, когда они в беде. С этим психологическим фактором нам нужно бороться.

Другая сторона вопроса – политические требования националистов. Их можно свести к четырем очень понятным требованиям.

Первое – внесение в конституцию поправки, обозначающей русский народ как государствообразующий. Что это дает? Психологическую устойчивость для страны и народа. Мы будем знать – юридически это наша страна, страна нашего народа, она существует для того, чтобы мы могли существовать и развиваться. Ссылаясь на эту статью, мы можем сказать чиновникам, что они нарушают конституцию, если их действия идут во вред народу. К примеру, как это сделала ФМС, когда отобрала паспорта у 60 тысяч русских беженцев из Средней Азии, при этом выдав около 1 миллиона паспортов выходцам из Киргизии. Если русский народ будет и дальше понимать, что государство не защищает его интересы, то такое государство ему не нужно, а значит, это всегда будет слабое государство.

Второе, тесно связанное с этим требование – автоматическое предоставление гражданства всем русским. Русский народ – самый крупный разделенный народ в мире, 25 миллионов человек в результате распада СССР оказались за границами России. Власть сегодня выставляет барьеры на пути въезда тех людей, которые хотят жить в России. В то время, когда такие государства, как Германия, Израиль ведут политику возвращения своих соотечественников, как и многие малые народы, имеющие на территории России квазигосударственные образования, наша власть ставит препоны на пути возвращения соотечественников. Приняли программу возвращения соотечественников, но тут же говорят, она не для русских, она для всех бывших граждан СССР. Получить гражданство русскому труднее, чем выходцам из бывших республик СССР.

Третье. РФ представляет такой нигде не встречающийся в мире феномен, как ассиметричная федерация. Права автономных регионов гораздо больше, чем права тех регионов, где проживает национальное большинство. У автономий есть бюджетные преференции, свои законы, они ведут политику по защите и невыдаче своих уроженцев, даже когда они совершили тяжкие преступления. Как недавно мы выяснили, осужденные убийцы Егора Свиридова переправлены в Дагестан, где содержатся в очень комфортных условиях. В национальные образования направляются огромные средства, там даже между райцентрами строятся шестиполосные дороги. Сравните это с нашими дорогами. Наше требование – уравнять все регионы в бюджетных и юридических правах.

И, наконец, четвертое требование – остановить чудовищный поток миграции, накрывающий нашу страну. Это уже не трудовая миграция, а замещение русского населения! Происходит процесс замены традиционной русской культуры на чужую. При этом чудовищную нагрузку испытывает наша социальная инфраструктура, не рассчитанная на такие потоки. Происходит снижение уровня образования, когда в классы приходят дети, не знающие русского языка, или знающие его плохо, зачастую, когда их становится много, они наводят свои порядки в школах, достаточно жесткие, при этом не желая ничему обучаться. Неправда, когда говорят, что Россия испытывает потребность в рабочей силе, сейчас наша страна находится на пике количества трудоспособного населения, его больше, чем было в годы сталинских пятилеток, и нет особой проблемы, чтобы загрузить и без того упавшее производство местной рабочей силой. Все, что для этого надо – это нормальная зарплата, но предприниматели платить не хотят, чиновники же заинтересованы в сохранении нынешнего положения. Какую работу делают у нас таджики – монотонную ручную работу, ту, что во всем мире выполняет техника. То есть заменяют собой механизмы. У нас хорошо налажены каналы поставки мигрантов, а вот каналы поставки техники не работают. Мы двигаемся по пути демодернизации, архаизации труда, на котором все больше зависим от мигрантов. Это путь в никуда, в катастрофу. Лечится это долго, сложными способами, но есть одна простая мера, которая покажет, что мы начали решать эту проблему – введение визового режима. Сегодня приток иностранных граждан не контролируется, они легко проникают через границы, а наказание за отсутствие регистрации ничтожно. Нарушение же визового режима уже серьезное преступление: незаконно перешедший границу становится преступником, и он должен быть немедленно выслан с соответствующими отметками в документах, лишающими его права посещения страны.

Вот четыре политических пункта русского национализма, на которые опираются наши политические программы. Все же остальное, наши споры о царе, Сталине, Ельцине – факультативно. На мой взгляд, с этой политической платформой соглашается большая часть нашего общества. Это начинает осознавать и власть, понимают – это ведь избиратели, с ними нужно договариваться, искать общий язык. Нам, русским националистам, сегодня нужно просто игнорировать антинационалистические заклинания власти, и гнуть свою линию, не бояться слов и идей, которые за ними стоят – и тогда с нами будут договариваться. Как говорил выдающийся индийский националист Махатма Ганди, а он был именно националист, о чем забывают: - «Сначала тебя не замечают, потом над тобой смеются, потом с тобой борются, потом ты побеждаешь». Через эти стадии – не замечают, смеются, борются надо просто пройти. Идеи национализма, о которых я говорил, сегодня разделяет большая часть страны, и не только русские. Это все те, кто хотят жить в нормальной стране, которую по факту может сделать таковой только русский народ.

- Отрицательный образ русского национализма во многом создают сами националисты – псевдоэсэсовская форма, свастики, зиг хайли и тому подобное. Это даже не русская ментальность, а антирусская, обезьянничанье с западных образцов.

- Я с вами полностью соглашусь. Очень много лет я последовательно, получая массу плевков в свой адрес, боролся с этой неонацистской стилистикой. Если кто-то ее демонстрирует, я иду жестко на конфликт. Постепенно это изживается, все разумные русские националисты осознали бесперспективность подобных жестов, которые только дают отрицательный имидж. Есть другое – невозможность практически контролировать людей, которые приходят на наши митинги, появляются такие группы молодежи, которые вызывают отторжение не только у большинства населения, но и у нас самих. У нас не бывает такого, как у либералов, где есть трибуна, с которой выступают только отобранные люди, за ограждение с фейс-контролем пропускают только своих, правильных. У нас демократии больше, чем у либералов. И есть специальные ребята, провокаторы, которых привезут на митинг, дадут запись под камеру, и потом покажут на телевидении. Сейчас существует другая опасность – сползание части националистов к тесному братанию с оппозиционными либералами. При этом легко забывают все то, что эти господа говорили о русском народе последние двадцать лет. Такой прогиб под либералов назло Путину и власти объясним, но нужно понимать, что не могут ужиться политические группы, считающие, что Россия должна быть страной для меньшинства, и теми, кто считает, что власть должна выражать интересы национального большинства. Либералы никогда не будут держать националистов за своих.

-Откуда такие раздоры и дрязги в национальном движении?

- В значительной степени это кажущееся впечатление. Если посмотреть на либералов, там такие же дрязги, но у них есть структуры, где они собираются вместе. Например, они все выступают на радио «Эхо Москвы». Как бы между собой ни грызлись два персонажа, их обоих позовут на «Эхо» и создадут впечатление, что они вместе. У националистов в этом смысле ничего нет, они все эти годы прожили под многотонным свинцовым прессом, и сегодня многие скрываются от следствия, либо сидят в СИЗО, либо ждут суда. В таких условиях психологического пресса, когда ты постоянно в двух шагах от тюрьмы по позорной для страны статье 282 – нет общей среды, поэтому все не доверяют друг другу, подозревают. Дайте возможность легально, не оправдываясь, выступать перед обществом в СМИ, участвовать в выборах, и будет совершенно адекватное поведение. Понятно и то, что среди националистов, как и в любой среде, есть и нездоровые люди, явления.

-Еще одна из причин споров – раскол в лагере националистов по отношению к власти и Путину.

- Быть по разные стороны баррикад по отношению к власти можно по-разному. Можно защищать национализм как свою базовую ценность, а нахождение во власти или в оппозиции ощущать как свое текущее положение. Другая позиция – принимать точку в политическом пространстве, где ты находишься, как абсолют, ставить ее выше ценностей. Тогда люди, ставшие невольными сторонниками одной из сторон, оправдывают себя, начинаются взаимные упреки: – «Вы продались госдепу!» – «А вы продались Кремлю». И в том же духе. Это происходит из-за того, что и с той, и с другой стороны много нехорошего. Я всегда выступал за простую позицию: те, у кого есть резон митинговать на Болотной, идите и митингуйте, те, у кого есть резон ходить по кремлевским кабинетам, ходите, но не забывайте, что все вы прежде всего русские националисты! В каждой среде защищайте наши принципы, действуйте в интересах русского народа, а не своей личной карьеры.



http://bealive.fm/politics/CHAS-PIK-%E2%84%9628-603-RUSSKII-POMOGI-RUSSKOMU/

Выступление для нового телешоу "Наша Маша"

Марий Сергеевой и Бароновой. В гостях у них был Митя Ольшанский, который долго объяснял, что придут националисты из среднего класса и убьют всех, в том числе нынешних националистов.

Я по скайпу с 21 минуты.

(no subject)

http://www.gazeta.ru/politics/2012/11/06_a_4841953.shtml - интерпретация отставки Сердюкова как следствия его конфликта с ВПК-лобби. Верится с трудом, но логика в этом была бы. Тот, кто не хочет кормить свой ВПК будет кормить иностранный оккупационный корпус.