April 14th, 2013

О Гагарине

Крылов весьма достойно ответил на пасквиль Просвирнина о Гагарине списанный с американской книжки (Гагарин там был представлен тупым комсомольцем, амбициозным жлобом и зажравшимся плейбоем).

http://krylov.livejournal.com/2928918.html

Не называя имен, но всем все ясно.

При том, что националистические (а не только совпатриотические) симпатии Гагарина и его связи с ранней русской партией были отлично известны.

Митинговое

К сожалению родительский долг перед температурой 38.8 исключает для меня завтра митинговую активность да и просто лишает свободы передвижения. Очень об этом сожалею и призываю придти на митинг Визам - Да! Воскресенье. 14.00. Метро Достоевская. Суворовский сквер.


P. S. Кстати, знаете как отличить организованное спецами винтилово от настоящего митинга? Организаторы митингов всегда предоставляют юридическую поддержку участникам. Зарубите на носу.

Реакция Вассермана. 13.04. Видео+сценарий



Здравствуйте! С Вами я, Егор Холмогоров, и вместе с Анатолием Вассерманом мы обсудим острые темы недели.

Тотальный скандал вокруг диктанта

Холмогоров:

Акция в поддержку русского языка «Тотальный диктант» серьёзно разделила общественное мнение. Ульяновский губернатор Сергей Морозов своей властью заменил дававшийся в этом году на диктанте текст русскоязычной израильской писательницы Дины Рубиной на другой, посвящённый знаменитому художнику Аркадию Пластову. Прогрессивная общественность громко ругается матом – тем самым, которым наполнены многие произведения Рубиной. Союз писателей России и поддержавшая его часть общества в свою очередь задаются вопросом: не идиотизм ли в стране, недавно схоронившей великого мастера русского слова Василия Белова, где творит Валентин Распутин, где живет немало молодых ярких писателей – ну к примеру знаменитый пермяк Алексей Иванов, обращаться за текстом для проверки языка к эмигрантке, больше двадцати лет назад добровольно покинувшей нашу страну? Неужели Россия и русские не имеют права на свою культуру? Впрочем, эти споры славян бледнеют на фоне результатов диктанта на факультете журналистики: лучшие из абитуриентов написали его с двадцатью – двадцатью пятью ошибками на каждого. Так что в пору устраивать не тотальный диктант, а всеобщий ликбез.

[сюжет]

Collapse )

(no subject)

Напоминаю всем кто в Москве - в 14.00 на м. Достоевская митинг за визовый режим со Ср. Азией.

(no subject)

Речения: Из разговора с Анатолием Вассерманом на радо Комсомольской Правды



Вот аудио: http://www.kp.ru/go/http://s1.stc.all.kpcdn.net/f/170/arch_file/80/64/66480.mp3

К сожалению, расшифровка сделана безобразно, с большим количеством смысловых опечаток ("мистер Махно").

Приведу только некоторые наиболее интересные на мой взгляд свои высказывания. Вторая часть, впрок, которую мы записали, надеюсь тоже скоро выйдет. Она в каком-то смысле гораздо интересней первой.

Национализм - лекарство против социального распада.
- Откуда в современной России такой подъем движений, течений, связанных с национализмом? Это связано, на мой взгляд, не столько с межнациональными проблемами, с межнациональными конфликтами, которых у нас в обществе, действительно, много. Это связано с практически полной смертью за постсоветский период тех технологий, способов, которые объединяют людей вместе. У нашего общества осталось очень мало причин для того, чтобы быть вместе, друг с другом, помогать друг другу. Очень мало поводов для социальной солидарности. А без нее общество существовать не может. Наступает ситуация, которую французский социолог Эмиль Дюркгейм, один из основателей научной социологии, назвал «аномией». Ситуация, когда люди перестают своим поведением поддерживать социальные нормы, законы, правила вежливости, правила взаимопомощи. Порядок и так далее. И наше общество сегодня, сверху донизу, к сожалению, проникнуто аномией. Сейчас мы оказались в ужасной ситуации, когда тех поводов, по которым мы можем сказать друг другу «Ты мне брат», «Я тебе помогу», «Я для тебя что-то сделаю», «Мы с тобой заодно», то что Киплинг выражал формулой «Мы с тобой одной крови», если помните, там эту фразу говорят друг другу волчата и человеческий детеныш. У нас этих поводов очень мало. И в этой ситуации идеи национализма оказались естественным спасательным кругом для людей, у которых устремленность к этому чувств у солидарности есть.

Национал-демократия как единственный живой либерализм
Нацонал-демократия стала, как не парадоксально, осталась последним еще как-то живым и кого-то интересующим в России оплотом нормального либерализма. Потому что здесь идея политической свободы увязывается с идеей, скажем, свободы нации, как целого. Потому что совершенно понятно, что любая свобода, о которой так любят поговорить наши либералы, она возможна только в обществе. Позволю себе дать маленькую ссылку. Если наши уважаемые слушатели наберут запрос «Холмогоров. Свобода и общество», они найдут мою небольшую статью, посвященную именно этому вопросу. Что любая свобода возникает только тогда и только там, когда довольно большое количество людей готовы бесплатно помочь. Эту помощь мы чаще всего не видим, потому что люди это сделали для себя это. И для нас в том числе. Она очень важна и очень значима. Если бы человек вынужден все делать для себя, он в современном мире не мог бы ни поесть хлеба, ни одеться. Тем более, не мог бы себя защитить. Скорее всего, прискакали бы какие-нибудь кочевники и его угнали бы в рабство. И на этом его свобода бы закончилась. И нация, как исходное ядро в виде его кровнородственного сообщества, и более широкое ядро в виде совокупности тех людей, которые по общим законам живут в едином государстве, зачастую еще более общее – совокупность людей, которые живут единой культурой, даже если, по тем или иным причинам, разделены государственными границами, как произошло с русским народом в последние двадцать лет. Сначала нас убедили в том, что существует не один народ, а три разных народа – русские, украинцы и белорусы, потом разделили государственными границами. Причем, еще и часть тех, кто числился русскими в узком смысле этого слова, тоже оказались за этими границами. Причем, это огромная часть. Это 20 миллионов человек. Мы поговорили о связи национализма и демократии. Очень часто представляют эту связь неправильной. Конечно, есть безумные люди, которые считают, что национальная демократия в России должна состоять в том, чтобы нравится демократическим странам Запада. Но, на самом деле, если национальная демократия существует и имеет право на существования, то совершенно в другом качестве, в качестве права народа на непосредственный контроль за теми, кто нами управляет. Право на спрос с них, право на то, чтобы вынудить их считаться с нашим мнением. Потому что с нашим мнением они часто не считаются ни по одному из вопросов.

Европа как наше пространство и как наша "княгиня Марья Алексевна"
Существует несколько точек зрения на то, что такое нация. От представлений о том, что оно совпадает с этносом, с любой исходной этнической культурной группой и так далее, до того, что нации, скажем, придумали в Западной Европе довольно поздно, в 18-19 веках. Каждая из этих точек зрения по-своему имеет право на существование. Даже если взять вторую точку зрения, то почему такие структуры, как нации, которые иногда живут мирно друг с другом, иногда ведут жесткую конкуренцию, воюют стали основой того образа жизни, который выработался в течение многих веков именно в Европе, причем, не только в Западной, но и в Восточной, к которой относится Россия, было повышенное количество вариантов возможного развития и поведения тех или иных человеческих общества. Можно было жить, как испанцы, как французы, как англичане. И одна из проблем западной русофобии состоит в том, что они упорно отказываются принять тот факт, что русская модель поведения, способ жизни – это один из тех многообразных вариантов того, как могут жить народы более или менее европейской культуры. Они отказываются это принять. Это очень глубоко в них сидит. Я очень часто спорю с тезисом, что Россия не Европа, хотя я понимаю, что имеют в виду люди, которые говорят об этом. Они имеют в виду то, о чем говорил Николай Яковлевич Данилевский, великий русский мыслитель, что не стоит превращать Европу в нашу княгиню Марию Алексеевну, о которой мы непрерывно думаем, что же она скажем, как она нас одобрит или осудит, погрозит нам пальчиком и так далее. Интересно, что европейские нации друг с другом так никогда не поступают. Немцам глубоко наплевать, что о них думают французы. Даже венграм, как показали последние события, когда их правительство, проводящее жесткую националистическую политику, находится под страшной критикой всей Европы, вплоть до того, что германское государственное телевидение изображает премьер-министра Венгрии в виде сумасшедшего. Даже венграм наплевать на то, что о них думают. Точно так же должно наплевать в этом смысле и нам. У нас часто спорят, кто европеец, вот в нашей реальности бОльшими европейцами в России являются, как раз, те, кому глубоко наплевать на мнение Европы, на мнение Америки. Кто сознает, что образ жизни и национальное достоинство России являются ценностью сами по себе. Но при этом очень печально, что на самом Западе очень часто не осознают, что русский путь, вполне возможно, является одним из тех вариантов, который может обеспечить выживание всей европейской цивилизации в условиях кризиса каких-то других путей. А сейчас мы видим, что в течение многих столетий своим интересным путем шла, допустим, Франция. Мы видим сейчас явный кризис французского пути. Это депопуляция французского населения, страшная заполненность страны мигрантами против которых, так или иначе, протестует большинство, но при этом они ничего не могут сделать со своим собственным правительством.

Великий Трудораздел современного человечества
То, разделение современного мира, которое очень редко осознается, которо скрывается под другими разными формами, которое часто его пытаются упаковать в какой-то расизм - это разделение по вопросу о Труде. На самом деле человечество разделено на две части с абсолютно разной трудовой этикой. Причем, эти две части, каждая по-своему очень интернациональна. Есть, грубо говоря, те нации самых разных рас, от Юго-Восточной Азии до Северной Америки и так далее, которые могут стоять, один человек у восьми станков, а есть такие культуры, представители которых даже за одним станком стоят с большим трудом. И вот проблема состоит в том, что очень часто, когда эти две трудовых культуры перемешиваются, что "низкотрудовые" культуры оказываются вписаны в мир, где нельзя существовать по-другому. И где они вынуждены имитировать какую-то работу, при этом заниматься либо нахлебничеством, либо, еще хуже, каким-то криминалом. Когда мы говорим о миграционных потоках, которые захлестывают мир, то надо понимать, что основное напряжение вызывают именно те миграционные потоки, которые состоят из людей, культуры и навыки которых не предполагают интенсивного труда. Очень жесткая, заточенная на трудовую этику цивилизация, сейчас раскинулась от Канады до Японии. И включает Россию в себя. Может, мы не самые фанатичные трудоголики в этом мире, но русские работают очень хорошо. Очень жестко. И когда надо, с предельной авральной эффективностью.

100 книг (121-128)

100 книг (1-25)
100 книг (26-50)
100 книг (51-64)
100 книг (65-75)

100 книг (76-85)
100 книг (86-95)

100 книг (96-100)
100 книг (101-110)
100 книг (111-120)


121. Коялович. История русского самосознания


О том как делалась и извращалась русская история в 18-19 вв. Коялович был крупным историком - специалистом по Белоруссии, Западному краю и истории его воссоединения. По убеждениям он был славянофилом и его лекции по предмету который сейчас называется "русская историография" (пока "русская", хотя наверное скоро переименуют) призваны вскрыть те ошибки, которые делались при создании послепетровской русской исторической науки как формы национального самосознания. Коялович дает яркие и глубокие характеристики всем известным русским историкам и большое внимание уделяет борьбе норманнистов и антинорманнистов, дает очень яркую и негативную характеристику Шлецеру. Очень жестко и подробно критикует Соловьева, который по мнению Кояловича внедрил очень вредную концепцию, что развитие "государственного начала" состоит в том что государство все больше отрывается от народной жизни, от русской традиции, становится отчужденным и антинародным элементом. «Идея разрушения действительно проходит через всю «Историю»... Мало того, проходит… идея разрушения не только того, что само собой сложилось, но разрушения и того, что создано было и, по-видимому, создано хорошо. Призванные князья разрушают племенной быт; суздальские князья, а за ним и московские разрушают удельно-вечевой быт; Петр разрушает строение московских князей, преемники Петра разрушают или переделывают строение петровское». Это очень четкая характеристика Соловьева, показывающая почему он был очень вреден для русской исторической мысли - причем тем более вреден, что был историком одаренным и очень трудолюбивым, хотя по счастью занудство Соловьева предохранило его от влияния сопоставимого с Карамзиным. Сам Коялович - классический славянофил, то есть с огромной любовью относится к народному, своеобразному началу и очень критически - к тому когда государство подавляет народную жизнь и самоуправление. Через его труд проходит мечта об органическом развитии русской истории и органическом понимании этого развития. Поэтому он критически расценивает не не только Петра, но и Ивана Грозного, как вводителей подавлявшего народное начало и самобытность деспотизма. Напротив он подробно останавливается на всех авторах писавших о народном самоуправлении на Руси. Очень яркие характеристики Коялович дает Татищеву, Щербатову Болтину (один из его любимых героев - создатель антирусофобской историографии), Карамзину, Погодину. Приветствует молодого Ключевского хотя дальнейшая эволюция Ключевского в абстрактную социологию и салонное остроумие с элементами русофобии вряд ли бы понравилась. Коялович дал замечательную программу того как надо писать русскую историю и указания о том как не надо. Но увы - по этой программе так никто историю и не написал.

122. Данилевский. Россия и Европа


Одна из величайших русских книг. Одна из моих любимейших. Книга-миф - объект страстной любви и ненависти поколений русских мыслителей, которые пытались в ней увидеть, впрочем, совсем не то, что хотел сказать сам Данилевский. Поэтому данную книгу каждый умный русский должен прочесть эту книгу в оригинале. Понятно, что Данилевский своей концепцией развивающихся как биологические организмы культур-цивилизаций произвел революцию в исторической мысли - Леонтьев, Шпенглер, Тойнби, Гумилев, Хантингтон, Цымбурский - лишь копии разной степени таланта с оригинала, причем оригинал создан человеком с блестящим биологическим мышлением - Данилевский был выдающийся ихтиолог. Я думаю если бы он прожил бы дольше и развернул свою антидарвиновскую полемику подробней - дарвинизм бы не устоял. При этом Данилевский еще и выдающийся науковед - проанализировав состояние наук он пришел к выводу, что генеральный закон химии, в отличие от физики, еще не выведен и что возможно его выведут как раз славяне. И как раз в это самое время Менделеев создает периодическую систему –  общий закон химии. Не менее поразительно то, что послевоенную восточную Европу Сталин устроил именно по Данилевскому Хотя не факт что его читал. И тут прогностические способности Николая Яковлевича оказались изумительны Но понятно, что в его книге большинство реагировало только на великолепную и острую критику западничества "мы сделали Европу нашей общей княгиней Марьей Алексевной" и на пророчества о грядущем подъеме и торжестве славянской культуры, каковые сегодня кажутся нам несколько поспешными, а в кого-то вселяют несколько сектантскую и залихватскую уверенность в великолепном русском завтра. Но на деле у Данилевского не сектантский а остро политический ум. Он не пророчествует, а анализирует политические возможности. И на самом деле те возможности на которые он указывает использованы практически не были. Ни царская, ни советская, ни тем более эрефийская Россия практически никогда не не проводили политику в собственно русских интересах, на чем настаивал Данилевский. Вместо этого мы подпирали своими костями ту или иную международную систему, платили своей кровью за устойчивость лондонской биржи. Данилевский великолепно показал ложность такой политики на примере ненужных России и вредных для ее интересов войн с Наполеоном, где мы таскали каштаны для Лондона. Столь же неуслышанной оказалась категорическая позиция Данилевского, что хотя Россия развивалась в рамках сурового самодержавия - это диктовалось первоначальными природными условиями развития, но русский народ уже вполне вырос и развился в своеобразнную форму следует предоставить ему все свободы и возможности для творческого развития. Преднозначение русско-славянского культурного типа для Данилевского состоит отнюдь не в деспотизме и тем более не в культивировании деспотизма а как раз в освоении всех достигнутых германо-романским типом высших форм культуры, гражданственности, устроения жизни. Славянская культура по Данилевскому должна не не культивировать ретроградность, а напротив - продолжить восходящую линию европейской культуры, в то время как в самой Европе культурные силы клонятся к упадку. Данилевский не только не отрицает, но напротив – настаивает на единстве исторического развития человечества в котором каждая культура вносит свой вклад и свои формы. Россия для Данилевского не анти-европейский, а сверх-европейский феномен. Он надеялся, что славянская культура станет следующей в мировой эстафете ведущих культур. Вот этого пафоса продолжатели Данилевского не только не поняли но и постарались его забыть. По большому счету Данилевский был воспринят сквозь призму Константина Леонтьева, который своеобразие русской культуры свел к самодержавию и другим формам отрицания культивируемой в Европе гражданской свободы. Прочтение которого бы Данилевский не принял. Я составил небольшую подборку ударных выписок из Данилевского.  А в моей работе Политические категории русской цивилизации с него собственно все начинается.

123.  Щербатов. О повреждении нравов в России


Один из лучших образцов русской консервативной публицистики. Щербатов был выдающимся историком и вождем консервативной дворянской оппозиции в "либеральный" период царствования Екатерины. Он первый составил полную историю России аж до 17 века. А потаенную русскую публицистику пополнил сочинением о повреждении нравов Это очень резкое сочинение, за которое распространись оно при жизни, Щербатов бы дорого поплатился - думаю, что сильнее Радищева. В нем он разносит в пух и прах политику императоров и императриц после Петра, отступивших от нравов старины. Через критику Елизаветы Петровны бичуется сама Екатерина II. Это нам через глянец время Екатерины рисуется как золотой век - время побед, территориальных приобретений, расцвета наук и искусств. Современники же видели не только сияние, но и глубокие тени. Невероятную коррупцию, разврат превосходящий всякое вероятие - и двора и самой императрицы, разгул фаворитов один наглее и жаднее другого. Всё это со стороны консервативного и просвещенного человека, каковым был Щербатов, заслуживает безусловного осуждения И вот он берется за перо, чтоб прославить прежние нравы, когда служили ради чести. На лапу не брали, роскошного стола и выездов не держали, а женщины сидели взаперти. Петра самого Щербатов однозначно не осуждает. Напротив, хвалит за просвещение. Но вот по петровскому новому дворянству начиная с оберфаворита и обервора Меньшикова проходится беспощадно Им он противопоставляет представителей боярства как и сам Щербатов. Его герои - фельдмаршал Шереметев, отказавшийся подписать приговор царскому сыну, боярин Прозоровский, из собственных денег покрывший военные расходы, вместо того, чтобы отдавать на переплавку реликвии, и особенно боярин Яков Федорович Долгоруков. Яков Долгоруков вообще был легендой русской истории, пока в советский период его не предпочли забыть. Старый боярин отличался исключительной честностью, неподкупностью, осуждением отягощения народа. Один особенно вредный царский указ Долгоруков отказался исполнять и надорвал - это стало предметом знаменитой скульптуры Козловского. В другой раз вместо того что чтобы грабить зерно у народа он предложил взять его из закромов Меньшикова тем снискав народную признательность и злобу Данилыча Интересно, что на памятнике тысячелетию России в Новгороде именно Долгоруков изображен ближе всех к Петру. Рисуя послепетровские времена Щербатов интересно расставляет акценты. Для него самым приличным было царствование Анны Иоанновны теперь демонизированное компания из Бирона, Миниха и Остермана, при том, что немцы, управляла по его мнению порядочно. А сменившие их фавориты Елизаветы это было жулик на воре сидит и казнокрадом погоняет. Все эти шуваловы, разумовские были для него демоверсией Орловых и Потемкина
Обличения Щербатова тут становятся злыми, едкими и бьют точно в цель. В каком-то смысле он был предшественником идей Павла 1 который тоже ненавидел коррупцию и фаворитизм и пытался навести порядок после матушки. Но Щербатов этого уже не застал. Кстати, совершенно Щербптовским духом проникнута моя "Похвала русскому боярству" - именно носители боярского самосознания, такие как Щербатов, как Пушкин, были в России XVIII-XIX вв. подлинными ферментами гражданского самосознания и человеческого достоинства, воспитываемого, в том числе, и таким вроде бы негативным феноменом, как местнические споры. И напротив, Заведенная Петром "демократия" была для них равна холопократии, - власти холопов не по происхождению, а по душе, распространявших свою холопскую жестокость и на весь народ, вместо того, чтобы его оберегать и возвышать.

Collapse )

В Москве завершился митинг участников всероссийской акции Скажи визам ДА!

Оригинал взят у rus_obr в В Москве завершился митинг участников всероссийской акции Скажи визам ДА!

Автор: Русский обозреватель

В Москве завершился митинг участников всероссийской акции Скажи визам ДА!

В Москве, на Суворовской площади, сегодня, 14 апреля, прошел митинг в поддержку ввода визового режима для граждан Средней Азии и Кавказских государств. В качестве организаторов акции, согласованной с властями, выступили Национально-Демократическая партия России, движение «Русские», «Демократический выбор», «Общее дело», правозащитный центр «РОД» и Российский общенародный Союз. По независимым оценкам, в акции приняли участие более полутысячи человек.

Подробнее

Петербуржцы сказали визам да!

В Уфе прошел митинг за введение визового режима со странами Средней Азии и Закавказья
  • Current Mood
    blah blah

Интересное заявление Дмитрия Рогозина

Оригинал взят у pavell в Интересное заявление Дмитрия Рогозина
Россия не сможет договорить с Евросоюзом об установлении безвизового режима, если не ужесточит контроль на собственных границах. Такого мнения придерживается вице-премьер Дмитрий Рогозин.

«Мы хотим добиться определенной либерализации в отношениях с Евросоюзом, выхода на безвизовое пространство с Европой... Но нас никогда не пустят в Европу, если мы позволяем себе на наших же собственных границах иметь такой режим», — цитирует его РИА «Новости».

«Люди приезжают в нашу страну в поездах, которые не предназначены для перевозки человека. С этим надо что-то делать. Мы не проходной двор», — подчеркнул Рогозин.

***

Отличное заявление.

(no subject)