October 5th, 2013

Книги июля-сентября. Часть 2

В первом выпуске обзора за июль-сентябрь были охарактеризованы следующие книги:
1. Беляков. Гумилев сын Гумилева
2. Гумилев. Хунны в Китае
3. Саррацин. Германия. Самоликвидация
4. Фергюсон. Империя
5. Саид. Культура и империализм
6. Сили, Крэмб. Британская империя
7. Луцкий. Новая история арабских стран

В этом выпуске:
8. Сергей Кулик. Черный феникс
9. Алексей Исаев. Мифы и правда о Сталинграде
10. Модест Колеров. Не мир, но меч
11. Якоб Буркхардт. Культура Италии в эпоху Возрождения
12. Женевьева Табуи. 20 лет дипломатической борьбы

8. Сергей Кулик. Черный феникс


Совершенно упоительная книга. Помесь журналистски-этнографических и исторических очерков и колониального романа, посвященная Восточной Африке от Эфиопии до Свазиленда. Организация, где работает автор, довольно очевидна и довольно позрачно, что основной сферой его деятельности (официально это был советский африканист в Кении) была работа с мозамбикскими постанцами из ФРЕЛИМО против португальцев. Но политики в книге почти нет, а главное место уделяется природе, людям и загадкам прошлого Африки. 
В начале автор на юге Эфиопии разыскивает следы гусара-схимника А.К. Булатовича сперва служившего советником при войсках Менелика II, а затем ставшего знаменитым вождем афонских имяславцев (его книгу "С войсками Менелика II я тоже припас для прочтения). Параллельно встречается с Луисом Лики и обсуждает хомо-хабилисов. Затем рассказ перемещается к бушменам и пигмеям с которыми автор аж ходил на охоту. Очень интересная история о том, как бушмены учили инженеров из Ботсваны искать воду, а ботсванцы объясняли бушменам, что они - бушмены, формировали у них национальное самосознание так сказать. Очень красочно и любопытно описаны масаи - их воинственные нравы и их обряды инициации. Далее автор в зимбабвийской глуши ищет следы древней металлургии банту, а в мозамбикской деревне ведет философские беседы со скульпторами-резчиками.
Потом следует длинный и увлекательный очерк истории эфиопской цивилизации - от Аксума, через вырезанные в скале храмы Лалибэлы, и до придворных нравов негусов времен Гондэра. Это пожалуй лучшее введение в раннюю эфиопскую историю для чайников. Потом очень вкусно написанный очерк о морской цивилизации архипелага Ламия и его сопротивлении португальцам, Оману и Занзибару. Затем о золоте Софалы и Мономотапы на границе Мозамбика и Зимбабве (тут, автор, отчасти выдает себя - ну кто поверит, что ученый или даже журналист поедет вмести с фрелимовцами принимать сдачу португальцами форта Мозамбик).
К Мономотапе относится пожалуй самая потрясающая история во всей книге. Когда пришли португальцы и начали заставлять африканцев добывать золото, причиняя этим неисчислимые страдания, - африканцы совершили подвиг - они _забыли_ о приносящем несчастья золоте. За приближение к рудникам казнили как за колдовство, матери убивали дочерей за интерес к золотым украшениям. И забыть Герострата удалось - португальцы так и не смогли наладить добычу золота в Мозамбике. В заключение идут истории о последней монархии Африке - Свазиленде, с описанием ритуальных танцев и вкусными подробностями тамошней политики, где в 1980-е годы главным обвинением было колдовство, хотя под ним скрывалась борьба с коррупцией или вопрос об отношении к ЮАР, и типичной республике - Бурунди где рядом жили высокорослые скотоводы тутси и земледельцы хуту (в соседней Руанде они друг друга потом резали, но в Бурунди до этого не дошло).
Вообще, Африка 60-70-х была, похоже, гораздо более интересным и ярким местом, чем сейчас. Еще не разрушена инфраструктура созданная европейцами, еще не ударил финансовый кризис, еще нет СПИД-а, которым сейчас болеет половина Эфиопии, еще не распоясались исламисты - ислам вспоминается как очень неприятное и агрессивное (особенно большие разрушения понесла Эфиопия в XVI в.), но отступающее прошлое. О первых признаках краха той Африки, таких как свержение негуса Хайле Селассие автор говорит вскользь. Вообще, за официозным дружелюбием чувствуется, что революционеров он недолюбливает, явно предпочитая традиционные народы и то, что либо говорит о ростках древней цивилизации, либо о красоте первобытности.
Довольно любопытно отмечать у "советского интернационалиста" абсолютно прагматичный подход белого человека, без которого выживание в Африке невозможно. Он обманывает, манипулирует, подкупает. Масаев он убедил пустить его на инициацию, показав им бинокль и сказав, что все равно ее увидит, а если пустят и дадут фотографировать - он выставит им за свой счет пива. Книга вообще очень богато и роскошно иллюстрирована, это почти фотоальбом. Не Рифеншталь, но всё же. Хотя есть странности - автор регулярно пишет "и тут я это сфотографировал", но именно этой фотографии нет, а она была бы к месту. Большое внимание уделяется всевозможным русско-африканским связям, от Булатовича и художника Сенигова друживших с Менеликом II, до загадочного грузина из мамлюков, помогавшего островитянам Ламии бороться с португальцами.
В общем я лишний раз убедился в правоте афоризма Михаила Светлова: "Я понимаю за что русские так не любят евреев, но я не понимаю почему они так любят негров". Некая эмпатия к Африке и впрямь возникает, туда хочетя съездить и посмотреть своими глазами, и только понимая, что сейчас это ужас-ужас и дикость, созданные всевозможными менгистухайлями-саморамашелами-мугабе-манделами и прочими с сожалением понимаешь, что придется от этой идеи отказаться. Придется изучать Африку по литературе путешествий, тем более, что эта книга и впрямь увлекательна и создает эффект погружения. У книги в 2001 году вышло переиздание, так что её есть небольшой шанс найти.

9. Алексей Исаев. Мифы и правда о Сталинграде

Очередная работа замечательного военного историка, очередной вдумчиво разобранный эпизод войны, в связи с выходом бондарчуковской нетленки ставший очень актуальным. Исаев показывает совершенно другую сталинградскую битву, нежели в советских или постсоветских лубках. Прежде всего он не зацикливается на уличной борьбе за город - приводимая им статистика по 62-й армии Чуйкова и противостоявшим ей немцам показывает, что в этой борьбе участвовали силы сравнимые с обороной Севастополя в 1854-55 и гораздо меньшие, чем в обороне Севастополя 1941-42. По большому счету немцы дрались за Сталинград тем, что оставалось после задействования лучших соединений на обороне северного фаса занимаемой ими дуги, которую Красная армия атаковала довольно мощными силами. Борьба была безрезультатной (Исаев пишет, что символом Сталинградской битвы могло бы стать сражение за железнодорожный семафор многократно переходивший из рук в руки), но сковала большую и лучшую часть сил 6-й армии. Из загадок уличных боев Исаев разбирает популярный миф об одной винтовке на двоих, случайно запущенный в мемуарах Чуйкова, пожаловавшегося, что дивизия Родимцева была плохо обеспечена стрелковым оружием. На самом деле, комплектация винтовками была практически полной. Их не хватало лишь шоферам, кашеварам и прочим вспомогательным силам, кому винтовки особо и не нужны (если они и вступали в бой, им мог помочь только автомат) - у кашеваров да,  бывала и одна винтовка на четверых. А вот в боевых частях  все было нормально укомплектовано. Разбирает Исаев и причины тяжелых последствий варварской бомбардировки 23 августа 1942 года. Задержка с эвакуацией граждан, приведшая к трагедии, была вызвана тем, что ограниченные транспортные ресурсы были задействованы на эвакуацию сельхозтехники и скота - не забудем, что в 1942 СССР потерял свою житницу и угроза голода была вполне реальной. Исаев рассказывает как предысторию боев за Сталинград, как успешный прорыв немцев в излучине Дона, так и замечательный наш успех у Абганерово, где советские танкисты остановили танковую армию Гота. Очень интересно рассказано об операции "Уран" и отражении деблокирующего удара Манштейна, которые мы обычно представляем в самом общем виде - мол пульнули из катюш, ударили по ничтожным румынам и радостно замкнули кольцо. Когда ход и превратности операции тебе расписывают буквально по часам, понимаешь какое число превратностей было на пути к этой победе и насколько на волоске висела история с прорывом Манштейна, когда только блестящие действия 4-го мехкорпуса Вольского позволили выиграть время и развернуть перед немцами 2-ю гвардейскую армию. Проанализирована и работа воздушного моста, созданного немцами для поддержания 6-й армии. Исаев дает точную характеристику немцев - они умеют блистательно и энергично исполнять даже самые идиотские приказы. Приказ Гитлера строить воздушный мост вместо прорыва армии Паулюса был идиотским, но исполняли его старательно. Однако ресурсов не хватило и не могло хватить. В результате самой ценной частью армии Паулюса оказалась румынская кавалерия - всех её лошадей съели. Заканчивается все забавной загадкой - где был последний штаб Паулюса - в Исполкоме, как было указано в первых донесениях, или в Универмаге, как писали потом (Исаев предполагает, что исказили, чтобы не порочить Исполком). Вопрос, который для меня так и остался без ответа и у Исаева - что происходило в самом Сталинграде в декабре-январе? В общем книг весьма хороша и дает представление о Сталинградской битве гораздо более ясное, чем то, что читал до этого.
 
Collapse )

Мои твиты

  • Пт, 12:26: Убийство спровоцировало нападение на российское посольство, дипмиссия эвакуирована сначала в Тунис, а затем и в… http://t.co/zfV2G8CkX4
  • Пт, 12:30: RT @NikoDN: В Киргизии к 100-летию восстания 1916 года призывают отомстить русскимhttp://t.co/gdfAt96QTp Вот так, братия и сестры.Voller пи…
  • Пт, 13:27: RT @vsidorenko: Нелюди. Начальник отделения полиции в Екатеринбурге решил доказать девчонке-инвалиду, что он «власть». Ради места н.. http:…
  • Пт, 14:37: Умер великий Во Нгуен Зиап - победитель французов и американцев во Вьетнаме. http://t.co/nfAM4Xkwyz
  • Пт, 15:12: RT @kstodessa: @holmogorov Егор,Вы наверняка видели однотипные ролики с разных мечетей в России? Москва( Вы публиковали),такая же речь в пи…
  • Пт, 15:12: RT @abachurin: @holmogorov кстати очень приятные люди там живут. ощущается, что народ относительно недавно выиграл Войну. без заискиваний.
  • Пт, 15:26: RT @selena70007: @holmogorov Настольной книгой Зиала был военный трактат Сюнь-цзы. А еще легендарный полководец был поклонником императора…
  • Пт, 15:26: Хизб ут-Тахрир аль-Ислами в России. Наши дни. http://t.co/lHVpjYemuO
  • Пт, 15:27: Человек с тросточкой. http://t.co/mHIHH5M1R9
  • Пт, 15:50: Трагикомичная история про то что бывают на свете конченные пидарасы: http://t.co/rsvysoaPLW
Collapse )

Великолепно Егор Холмогоров написал

Оригинал взят у kolobok1973 в Великолепно Егор Холмогоров написал
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Егор Холмогоров

Девяносто третий год.  Утырки против фриков

За последние недели о катастрофических событиях сентября-октября 1993 года сказано уже немало. И можно сказать, что за вычетом откровенно своеобразных персонажей типа Николая Сванидзе и Аллы Гербер в обществе установился определенный консенсус: эти события были абортом молодой российской демократии, когда элементарная задача установления равновесия властей, возникающая в истории сплошь и рядом решалась не переговорами и уступками, не ожесточенной политической борьбой, а кровью и отвратительным насилием.

То, что это насилие было «необходимо», чтобы разрешить «кризис власти», апологеты переворота пусть расскажут Бараку Обаме, который, по их логике, должен распустить несговорчивый Конгресс а затем расстрелять Капитолий из «Абрамсов». Когда возможности применить друг другу насилие нет, участники политического конфликта вынуждены договариваться и идти на компромиссы   -   так рождается реальная демократия, как инструмент обсуждения и согласования политического и экономического курса. Трагедия 1993 года была обусловлена тем, что одна из сторон конфликта   –   «молодые реформаторы» и Ельцин, не имели ни желания, ни возможности договариваться с другой стороной, поскольку поставленные ими цели договорному общественному обсуждению в принципе не подлежали. Понятно, что невозможно придти к своим критикам со словами: «Наша цель в том, чтобы подарить нашему другу Ходорковскому Юганскую нефть». Для осуществления подобных операций демократия и впрямь противопоказана, а потому её требовалось любой ценой заменить диктатурой.

О другой стороне конфликта существует масса идиотских стереотипов, навязанных проельцинской прессой тех лет, то пугавшей «коммуно-фашистским реваншем», то внезапно начинавшей галдеть про «русского Ельцина и чеченца Хабулатова». «Верховный Совет» 93-го года   –   это не «чеченец Хасбулатов», не «усатый Руцкой», не «коммуно-фашисты».  Лицом Верховного Совета были сравнительно молодые политики демократической и в то же время патриотической направленности    –    можно вспомнить таких ярких людей как Сергей Бабурин,  Илья Константинов, Виктор Аксючиц, Николай Павлов, Михаил Астафьев, Владимир Исаков. Часть из них воспротивились еще Беловежским соглашениям, часть активно боролись против  обирания народа  и сдачи русских интересов (в Приднестровье, Севастополе и много где еще). Можно вспомнить и людей другого направления, столь же активно оппонировавших Ельцину –   к примеру социал-демократа Олега Румянцева, так, увы, и не ставшего «русским Мэдисоном». Несомненно, что эти люди готовы были и реально могли составить основу нового политического класса России, заложить традиции нормального парламентаризма. Но у этих людей не было ни танков, ни снайперов, ни миллиардов свежеотпечатанных рублей из Гознака, ни даже самого маленького телеканала. Они могли противопоставить косной мощи силовой машины, хоть со скрипом, но подчинявшейся Ельцину, лишь небольшое число слабо организованных активных сторонников, да пассивное сочувствие огромной массы жертв гайдаровских реформ. Результатом этого очевидного неравенства возможностей стала не только гибель людей от пулеметов БТР-ов и пуль снайперов, не только узурпация власти, не только конституционная катастрофа, не только формирование лелеющей свою «антинародность» деспотии, не только разгул воровства под видом реформ, - результатом стала еще и антропологическая катастрофа нашего правящего класса, нашей элиты.

Collapse )

Власть денег. Немного политической имагиологии

Читая восхитительную книгу директора Британского музея Нила Макгрегора "История мира в 100 предметах из коллекции Британского музея" в разделе о монете с изображением Александра Македонского с бараньими рогами (сын Амона, Искандер двурогий) я обратил внимание на такую фразу:

"Иностранец мог бы решить, что Китаем до сих пор правит Мао, а США Джордж Вашингтон"

И подумал вот о чем - только деньги на которых изображена власть - либо живая, типа королевы, либо историческая, внушают доверие как деньги вполне.

Деньги должны быть такими, чтобы тот, кто на них смотрит, совершал вышеуказанную ошибку - мог принять профиль с денег за нынешнего правителя.

Там где этого нет, где приходится прятаться за поэтов, художников, писателей, или, как у нас, - за города, это свидетельство непрочности, кризисности власти. А кто будет доверять деньгам, выпущенным непрочной властью?

Деньги обеспеченные "Пушкиным и Гагариным" это бумажки, это обман вроде нынешних "духовных скреп" - "подайте еще немного духовности и традиционных ценностей нам на домик в Майами". Увидите на деньгах Гагарина - знайте, что конец близок.

Деньги чеканит и печатает власть. И именно она должна своим внушительным образом подкреплять статус этих денег как платежного средства. Штампуя свое изображение на деньгах правитель рискует лицом, гарантируя их надежность.

И вот я задался вопросом: кто должен быть изображен на русских деньгах? Именно на русских, на деньгах РФ, понятное дело, должен быть изображен её основатель хан Батый.

И неожиданно я понял, что знаю ответ на этот вопрос. Мало того, составленный мною список властителей мгновенно распределился по купюрам в принятой сегодня номинации.

Александр III - 50 рублей
Петр I - 100 рублей
Иван III - 500 рублей
Владимир Мономах - 1000 рублей
Дмитрий Донской - 5000 рублей

При деноминации они могут переместиться на:
1, 5, 10, 50, 100 соответственно.

Если понадобятся дополнительные купюры в 3 и 25 рублей я бы на них поместил женщин: Княгиню Ольгу и Екатерину II.

А на купюре в 500 если такая понадобится - Минина и Пожарского, как единственных в истории России легитимных политических лидеров народного представительства.

P.S. Сейчас власть на российских купюрах представлена в опосредованной форме статуй.

Река Нева на пятидесятирублевке
Аполлон на сторублевке
Петр I на пятисотке
Ярослав Мудрый на тысяче
Муравьев Амурский на пятитысячной

Интересно, что самый представленный персонаж российских денег - это греческий бог Аполлон, присутствует как на 50-рублевке - вдалеке, так и на 100-рублевке крупно.