January 5th, 2015

Интерстеллар

"Интерстеллар", конечно гениальный, невероятно красивый и трогательный фильм.

Многие реально плачут.

Я к нему придумал отличный реалистический и вместе с тем метаисторический конец.

В космос стартуют мощные ракеты, которые несут с собой огромные космические станции на которых американцы всех рас, национальностей, религий, культур, объединенные общим демократическим идеалом, отправляются к звездам, чтобы в другой галактике основать новое человечество.

Остальные миллиарды остаются задыхаться на пыльной земле и смотрят в уходящие в небеса светящиеся точки с завистью и обреченностью. Ведь невозможно забрать с собой 6 миллиардов, денег просто нет. Да и потом это шанс значительно улучшить человечество, глупо было бы им не воспользоваться.

И тут из шахт стартуют русские ракеты, специально разработанные, чтобы поражать любую цель в воздухе и на орбите. Будущее Человечество превращается в яркий фейерверк. Счастливые народы смотрят в пылающее и искрящееся небо с радостью и новой надеждой.

Извините если кого обидел.
кепка

Мои тексты для выходящих из новогоднего обморока.

Год Большой Истории - историософское резюме прошедшего года

10 категорий русской цивилизации - краткое но важное резюме моих размышлений о русском цивилизационном коде.

20 веков наши - о том расширении в 2000 лет, которое приобретает русская история с возвращением Крыма.

Игра в бисер по-русски - о необходимости вхождения интеллекта в моду у добрых русских людей.

Игра в бисер по-русски

Моя статья - гуманитарный прогноз о Русской Игре в Бисер.

Русское расширение

Обычно я даю цитаты из фрагментов статьи.

На этот раз в качестве цитаты вынесу то, что из-за тесных газетных объемов в опубликованный текст не попала.

При всех своих достижениях в области научно-технического развития и массового просвещения, советская власть никогда не любила интеллектуалов. Тех, кто работал слишком тонко, слишком вычурно, со слишком богатым культурным инструментарием сплошь и рядом упрекали в формализме, снобизме, и оторванности от народных масс. «Будь проще, - говорилось, - и люди к тебе потянутся».

Это парадоксально сочеталось с просвещенческой установкой советской эпохи. Массы должны были тянуться к знаниям, осваивать культурные достижения человечества. Но при этом те, кто и должен был передать заряд своих знаний и своей культуры массам должны были превращаться в валенок. Народу предлагалось возвышаться до уровня деградации интеллигенции.

Лишь немногим читателям приходило в голову провести вечер с томиком Геродота, а следующий отдать «Византийским легендам». Спору нет, имелись и книжный дефицит, и цензурные рогатки, но надо понимать, что таких тиражей, которые тогда создавали дефицит, сейчас просто не бывает в природе. Проблема была не в недостатке книг, а в фактической смерти интеллектуальной культуры, то есть умения читать книги, не впадая в фетишизм от каждой прочитанной свежей мысли, умения играть ассоциациями и «сопряжением далековатых идей», умением сопоставлять далекие культурные коды.

Побочным, но драматическим эффектом этого упрощенчества и рожденного им интеллектуального дефицита была монополизация интеллектуальной культуры одним слоем, одним сословием, одной, временами, мафией – либеральной интеллигенцией. Пропуском в мир высокой умственной культуры, где говорят о сагах, Шпенглере и Борхесе были «правильные», то есть не просто либеральные, а либерально-людоедские с физиологическим презрением к «плебсу», убеждения. В самых строгих компаниях прибегали еще к черепомерке, но не везде, по счастью....



Игра в бисер отличается от классического «позитивного» научного метода, который, несмотря на весь пафос эксперимента, сводился к вариативному пересказу предшествующей научной традиции. Фундаментальная прочность такого знания была высока, но была высока и устойчивость один раз сделанной и непроверенной ошибки, а скорость порождения новых смыслов – довольно низкой. В случае же «игры в бисер» ты как бы наигрываешь скрытую мелодию из имен, скрытых цитат, образов, символов, отсылок, и из этого наигрыша образуются новые смысловые сочетания, которые вызывают у твоей аудитории, если она хотя бы минимально подготовлена, свои наборы ассоциаций, свою мелодию, и складывание других смысловых фигур, которыми они могут ответить на твою фигуру.

Со стороны это может казаться баловством, но еще Гессе предрекал, что «полученные таким образом абстрактные выражения позволяли вскрывать все новые и новые взаимосвязи, аналогии и соответствия». «Игра» позволяла и позволяет оттачивать интеллектуальный инструментарий, развивать быстродействие ума и его способность оперативно обрабатывать большие массивы разнородной информации, ухватывая их целое. Освобождая факт из топкого болота ближайших контекстов игра позволяла увидеть его связь с другими, казалось бы бесконечно удаленными фактами.
кепка

"Олимпнаш"

К новости о том, что Германия выдавливает Грецию из Еврозоны, вспомнил о том каким чудом предстала Греция моему взору в 2012 году. Думаю, что надо всеми возможными методами стимулировать греков к откату от ЕС, Шенгена и прочему и теснейшей интеграции с нами. Объективно Греция - это лучшее в ЕС из того, что _реально_ притянуть к нам.



Collapse )

Тиринф

Collapse )

Микены

Collapse )

Эпидавр (более подробный отчет)

Collapse )

Мистра - остатки поздневизантийского города, столицы Морейского деспотата, той части империи, где билось греческое сердце и развивалась живая мысль и культура.

Collapse )

Полуостров Мани - Лакедемонский Кавказ, где до ХХ века жили в башнях чтобы укрыться от вендетты. Сейчас строят новые башни рядом со старыми чтобы привлечь туристов...

Collapse )

Спарта. Развалины и музей.

Collapse )

Монемвасия - византийский а затем венецианский город на острове на юго-восточной оконечности Пелопонесса. Самый приятный из сохранившихся в Средиземноморье средневековых приморских городов.

Collapse )

Олимпия

Collapse )

Музей Олимпии

Collapse )

Дельфы

Collapse )

Монастырь Осиос Лукас - один из трех монастырей в Греции где лучше всего сохранились византийские мозаики...

Collapse )

Херонея и Фермопилы

Collapse )

Афины

Collapse )

Национальный археологический музей Греции

Collapse )

Крит. Археологический музей Ираклиона - с 2007 года на все никак не кончающейся реконструкции. Шедевры этого огромного музея представлены на маленькой выставке в одном зале...

Collapse )

Крит. Дворец в Кноссе

Collapse )

Крит. Дворец в Фесте

Collapse )

Крит. Вилла в Агиа Триада

Collapse )

Крит. Гортина

Collapse )

Эвбея. Лутра Эдипсу

Collapse )
кепка

О европейских ценностях

К вот этому прекрасному тексту Егора Просвирнина о наших задачах немедленно собралось два типа комментаторов.

Одни: "чтобы Россия ввязалась в войны с сосдеями за воссоединение русских - это план Госдепа".

Вторые: "не нужны нам ваши гейропейские ценности, демократия и правовое государство".

Ну насчет первых всё понятно. Всякий, кто отрицает право русских на ирриденту и восстание - враг русских. Точка.

Теперь насчет европейских ценностей.

Очень многие люди совершенно неправильно понимают что такое европейские ценности, правовое государство и демократия.

Они почему-то думают, что это штаты, жувачка, гейпарады и толпы мигрантов.

На самом деле нет.

Европейские ценности, дорогие мои, это чтобы вас не пытали бамбуковыми палками по пяткам.

Правовое государство - это чтобы вас с одной стороны не держали на подвале, а с другой не расстреливали без суда и следствия из засады из огнемета.

Демократия - это чтобы вы сами могли решать впускать мигрантов в страну или не впускать.

Европейские ценности - это просто. Каждый индивид, каждая личность, каждый обладатель человеческой души имеет самоценное значение, и не может быть расходным материалом ни в каких играх и проектах, ни в какой "целесообразности" выстраиваемой высшими уровнями иерархической системы.

Если вас решат принести в жертву, вам как минимум дадут высказаться по этому вопросу и даже проголосовать.

Если вас решат убить, вам как минимум предоставят адвоката и возможность лично присутствовать при принятии решения о вашем убийстве (habeas corpus).

Христианство образовало Европу, выделив её из средиземноморского цивилизационного континуума. И за пределами Европы, заметим, практически не выжило. Именно потому, что только в Европе оно оказалось напрямую связано с представлением об уважении к человеческой личности в социальном контексте.

Там, где христианство сломало идею "пытать людей не грех и вообще ничего страшного" - там Европа. Там, где это представляется само собой разумеющимся - там Азия.

Там, где история Иисуса считывается, помимо прочего, как история о неправом суде и неправой казни - там Европа, там, где всё это кажется второстепенными подробностями космического жертвоприношения Пуруши - там Азия.

Современный континуум Америка-ЕС имеет малое отношение к европейским ценностям, демократии и правовому государству. В том числе именно в силу своей азиатизации.

Азиатские влияния на Европу и Америку в ХХ веке были чрезвычайно сильны. Восточные религии. Восточная мистика. Теософия. - Всё это было движение в сторону духовной азиатизации за которой во вторую половину века двинулась демографическая и культурная - исламизация, гомосексуализация и всё такое.

Да-да. Гейпарады и т.д. - это чисто азиатское явление. В Европе тоже, конечно, был гомосексуализм, но это был гомосексуализм героического спартанского стиля, полностью придушенный вместе с нацистским проектом. Ему на смену пришел вавиалонский гомосексуализм раскрашенных евнухов, который в античности однозначно связывался с Азией (погуглите "Гелиогабал").

Европейские механизмы сегодня используются в Европе и США для своей деевропеизации. Кстати, изменение отношения к пыткам тоже показательно. Пока это конечно в форме "азиатов из талибана можно пытать дабы спасти жизни белых людей", но уже не далек тот час, когда и тут произойдет эмансипация.

Именно поэтому мы должны быть европейцами, но не ЕС, как азиатизирующей Европу структурой.

В общем всё просто - если вы не хотите, чтобы вас пытали - вы по своей сути европеец. Если вы орете "не нужны нам ваши европейские ценности" вас однажды будут пытать.

Спросят: как отличить русского европейца от майдановца или Бабылеры, которые кричат за евроинтеграцию и размахивают европейскими ценностями.

Отличить просто

Кто-то из них хочет блага для русских в том числе и тех, которые несут с собой европейские ценности?

Нет. Майдановцы выступали за то, чтобы воспользоваться этими ценностями самим, а клятых москалей оттолкнуть от Европы подальше, предварительно обчистив карманы.

Бабалера считала, что само существование русских - метафизическая вина перед Европой, а потому русские должны быть уничтожены.

Так что отличить элементарно.

Скажем Крым есть несомненно европейская ценность. Было бы прекрасно, чтобы русские обладали этой европейской ценностью.

Теперь подходите к испытуемому и спрашиваете: Крым наш?

Если Да - то это нормальный русский и нормальный европец.

Если Нет - значит это обычный азиатский евнух на службе содомитов.

Убийство Беднова: ошибка "резидента".

БедновЯ имею определенный как политический опыт, так и немалый стаж деятельности в сфере правопорядка. Поэтому опишу именно с этих позиций, почему наглое, циничное убийство Беднова А. с людьми было очень большой ошибкой как для руководства "республик", так и самой идеи "Новороссии".
1. Изначально "Новороссия" создавалась как политический проект борьбы "правопорядка" в пику "беспредельщикам из Хунты". Следовательно, сама идея внесудебной расправы даже не над 1, а над десятком людей, отвратительна для любого человека, который хочет и ищет справедливость.
2. Удар по имиджу властей. Тут 2 аспекта.
2.1. Оправдываясь задним числом в убийстве, "Бэтмэну" вменили... попытку заговора против властей (голословно, разумеется-мертвые в свое оправдание ничего не скажут, но и сраму не имут). Хотел бы посоветовать этим дебилам задуматься, почему судебный процесс по "Клубку" был закрытым, и почему в 1941г Сталин потребовал удалить из обвинительного заключения в отношении нач. ЗапВО Павлова упоминание об измене.Collapse )
По историческим параллелям.
Плотницкий напомнил "компетентные" действия Л. Троцкого, который несколько раз поставил РСФСР на грань гибели, пытаясь "навести порядок" то с чехословацким корпусом, то с Махно. К счастью, тогда в руководстве страны были и другие люди. Есть ли такой выбор сейчас?
кепка

Процесс. Христианство и европейская цивилизация



Христианство не "возникло в Европе", не было "принято Европой", а образовало Европу из античной Праевропы. Именно встреча европейских народов и их древних культур (античной и варварских) и Христианства и создало европейский феномен. Там, где она произошла - будь то в России, Англии, Сербии или Португалии - там Европа. А где нет - там, увы, никакой Европы нет.

Если бы Христианство не было вытолкнуто из Африки и Азии в два приема - сперва монофизитством, затем исламом (собственно сначала дело дошло до разрыва халкидонитов и монофизитов, фактически гражданской войны, затем всю область где было сильно монофизитство накрыл ислам), то понятие Европы было бы другим и скорее всего использовалось бы какое-то другое слово-символ. Христианитас или что-то подобное.

В чем было образующее европейские ценности начало Христианства? В том, что оно единственное абсолютизировало значение конкретной живой исторической личности - Иисуса Христа.

Это абсолютно историческая, абсолютно личностная, абсолютно живая и самоудостоверяющая себя через свою абсолютную нелитературность и не мелодраматичность история человека, который родился, жил, учил, был подвергнут неправому суду, мучим, страдал, распят, умер и воскрес. При этом осуждение и распятие Иисуса было не неким космическим символическим событием, а вполне реальной историей из уголовной хроники протектората Палестина.

Особенность лишь в том, что фигурантом этой хроники был Сам Бог. Именно божественная личность Бога Слова - творца мира, была тем самым Иисусом, всецело была человеком, разговаривала, пила в Кане, прощала грехи прелюбодейке, была предана Иудой, говорила с Пилатом, и подвергалась бичеванию и унижению. Страдало не Божество, но страдал Бог. И вся эта биографическая история - это история Бога.

Ни одной другой религии не удалось создать личностной и биографической истории Бога и вообще личностной и биографической истории. Мухаммед биографичен, но он всецело человек. Его биография к биографии Аллаха отношения не имеет, только к явлению силы Аллаха.В этом смысле в Ветхом Завете таких биографий сотни - от Илии до Маккавеев. История Будды условно биографична (если забыть о том, что она абсолютно трафаретна, вообще не является историей), а вывод из неё тот, что вот удалось просветленному перестать быть человеком и вообще существовать. Буддизм строится на абсолютной взаимозаменяемости будд. Ислам - на абсолютной предопределенности Мухаммеда.

И только Христианство на абсолютной значимости конкретного исторического события, которое не было предопределено, хотя могло быть предсказано через сложную цепочку ассоциативных рядов (которые прочерчиваются при помощи упоминаемых в евангелиях параллелей-пророчеств).

Европейское сознание - это Христианское сознание. Мало того - это халкидонское ортодоксальное сознание. Там, где происходит уход от халкидонского догмата о полноте и несмешении божественной и человеческой природ во Христе и принимается некое "магическое" превращение человеческой природы в божество - там европейское сознание тоже заканчивается. Начинается типичный восточный магизм, цивилизационный потенциал которого конечно выше. чем у обычной азиатчины, но, как показал пример Эфиопиии, все же ограничен.

Европа - это область халкидонского христианства и её экспликаций из богословия в метафизику и антропологию, главной из которых является персонализм. Если человеческая природа может вместить ипостась Бога, то значит и ипостась человека пребывающая в человеческой природе обладает ценностью и достоинством. Если Христос был равен нам, значит мы равны Христу (это не касается учения о богопричастности по благодати и святости, а исключительно равноправия по природе). Равны во всем кроме греха.

Этот персонализм пусть не сразу и с бесчисленными греховными отягощениями порождает характеристические черты цивилизаций европейского типа - представление о свободе воли, свободе выбора, ответственности за свои поступки, свободе мысли и слова, свободе поиска и эксперимента. Из этого в свою очередь следовали те уникальные творческие и особенно научные и технические достижения, которые характерны только для цивилизаций европейского типа. За их пределами технологические прорывы могли совершаться, но не могли поддерживаться, поскольку рано или поздно приходили в противоречие с метафизикой. И только христианская метафизика осмелилась "отпустить" науку и вообще не давить на технику. И здесь речь опять же идет о концепции индивида в которой разум человека функционально тождествен Божественному. Если Божество не побрезговало использовать человеческий язык и человеческий ум для личного провозглашения Своей вести, то значит и достоинство ума человека непоколебимо.

Еще одним мощным образующим европейские ценности фактором была сама История Иисуса и прежде всего история Его предательства, осуждения и казни. Божественная личность в Своей человеческой природе подверглась всей обычной азиатской несправедливости - произволу, клевете, предательству, пыткам, унижению, казни. При этом представитель праевропейской культуры, вроде бы зацикленной на правосудии и справедливости - Пилат не только не воспрепятствовал беззаконию, но еще и отрекся от фундамента Правосудия - Истины.

Вопрос Пилата: - Что есть истина? - это ведь не только вопрос о метафизике, но и вопрос о справедливости, отказ от рассмотрения дела о правосудии по существу.

И характерно вот что. Развитие европейской цивилизации в её социальном ядре - правового государства, - строилось именно вокруг идеи исключить повторение обстоятельств осуждения Христа. Если вы проследите те процессуальные формы в которые выливалось развитие европейского права, то это было именно отстраивание системы гарантий, которая бы прошла краш-тест на процессе Иисуса.

Собственно идея Страшного Суда в Христианстве совершенно непонятна, если не осознавать, что Страшный Судия - он же Неправедно Осужденный. И такие же неправедно осужденные и казненные или сосланные воссядут с Христом судить народы на местах апостолов. И такие же неправедно осужденные сонмы мучеников составят, так сказать, большую коллегию присяжных.

Характерно, кстати, то, что хотя для античности был важнейшим моментом процесс Сократа и его несправедливое осуждение, но античная правовая практика отнюдь не строилась на том, чтобы исключить казус Сократа.

Я сейчас не буду разбирать разницу между византийским и западным подходом к этому вопросу.

Если говорить условно - Запад сосредоточился на то, чтобы исключить Синедрион, а Византия на том, чтобы не оказаться Пилатом.

Но, так или иначе, в некоей точке все линии совпали. Достоевский - как наиболее законченный представитель русской христианской мысли совершенно заворожен темой Процесса во всей его метафизической сложности. Собственно последний его роман - Братья Карамазовы, так сказать художественное зеркало метафизики, христианской философии и догматики - это Роман-Процесс (строго говоря "Воскресенье" Толстого - это тоже Роман-Процесс, просто из-за особенностей позднего Толстого гораздо менее удачный).

Ко второй половине XIX - первому десятилетию ХХ века шлифовка европейской правовой системы дошла до предела. Хотя в ней все равно образовывались всё новые и новые дыры, примером чего было Дело Дрейфуса, парадокс которого состоял в том, что христиане и церковники требовали осуждения невиновного (то есть шли по пути Синедриона) из своих корпоративных соображений, а дрались за этого невиновного атеисты и агностики (впрочем тоже зачастую из-за корпоративных соображений).

А вот ХХ век это действительно _распад_ европейской цивилизации. И Процесс здесь оказывается емким символом этого распада - будь то Московские Процессы (которые были и в самом деле новым словом в эволюции абсурда - если процессы церковников 1921 года - это классические мученические акты, если Шахтинский процесс и иже с ними классическое политическое осуждение в духе якобинского террора, то Московские Процессы были выразительны темой самопризнания и самообвинения причем в совершенно абсурдных вещах - так сказать эвокацией в Восточной Европе стадии западных процессов тамплиеров).

То, что происходит на Западе гениально выражено Кафкой в его мифологеме "Процесса". Из ритуала правосудия, из Решения, Процесс превращается в процесс, размываются понятия ареста и свободы, виновности и невиновности, оправдания и осуждения, исчезают понятия закона, права, размывается инстанция решения. И в итоге этот процесс попросту приводит к уничтожению К. без приговора. Этот процесс в котором нет ни Истины ни Оправдания.

Вот именно поэтому говорить о европейских ценностях в Европе сегодняшнего дня довольно трудно.Фундаментальный вопрос о Процессе разрешается в ней в целом неблагоприятно. Сколько угодно преступлений без наказания. Сколько угодно наказаний без преступления. Типичным кафкианским процессом является работа Гаагского суда.

Что творится с процессом у нас - все тоже в курсе. И Кафка и Достоевский просто умерли бы от ужаса если бы это увидели. Но вот здесь вопрос - останемся ли мы фундаментально христианской цивилизацией, которая на каждую несправедливость в ходе процесса реагирует как на осуждение Христа, или же мы скатимся в соединительную рубцовую ткань азиатчины, которая никакой процессуальной несправедливости не видит и полагает, что каждый кто сидит тем самым и виновен, ибо если бы не был виновен, его бы и не посадили.

Меня в этом смысле в целом радует поведение нашего общества, которое видит именно в неправосудии коренной симптом неблагополучия всей системы и дает ей раз за разом бой. Впрочем наша система в крайнем случае отступает на позиции умного Пилата, то есть своей волей отпускает Иисуса, а не Варраву. Причем с каким-нибудь еще административным взысканием отпускает. Но вот на формализацию процесса как институционализацию справедливости не идет. Но здесь мы ломим и наш внутренний монгол гнется, может мы его до чего-то и догнем.

Так или иначе - "европейские ценности" - это прежде всего право. И борьба за них это не борьба за человеческие хотения, а борьба за Христа и образ Христа в нас. Европейская цивилизация - это цивилизация в которой неправедное осуждение Иисуса столкнулось бы с определенными процедурными и содержательными трудностями. Там же где оно "прокатывает" легко и незаметно, там Европа и кончается.