January 11th, 2015

Мои твиты

кепка

Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Хебдо - это я"

Какой отличный герцог и какие правильные слова.

Именно так.

Осуждению убийства - Да.

Солидарности со свинствами убитых - Нет.

Оригинал взят у nikolaevec в Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Хебдо - это я"
Принц Карл-Филипп, Герцог Анжу 2.jpg


7 января 2015 года, после зверского нападения исламистских террористов на редакцию французского журнала «Charlie Hebdo», Глава Французского Королевского Дома Его Королевское Высочество Принц Генрих VII, Граф Парижский, Герцог Французский, написал в своём Твиттере слова соболезнования: «Мы всем сердцем с семьями жертв Ch. Hebdo». Также преемник Французских Королей назвал совершённый теракт варварским вторжением во Францию. Вскоре в той же социальной сети с ним солидаризировался его Августейший племянник Принц Карл-Филипп Орлеанский, Герцог Анжуйский, который высказал свои соболезнования семьям погибших.

Высказав то, что и должен сказать в подобной ситуации любой здравомыслящий общественно-политический деятель (равно как и представитель христианской религии), вскоре Герцог Анжуйский опубликовал заявление, в которой высказался против начавшейся в стране акции “Шарли Хебдо - это я”. Ниже привожу перевод слов Его Королевского Высочества:

«Я пойду против эмоционального течения и отделю себя от движения «Я Шарли». Нет, я не шарли, потому что я никогда не любил эту манихейскую газету.

Charlie Hebdo является обычной бумажкой, презирающей любое мнение, кроме своего собственного, которая под прикрытием свободы выражения мнений позволяем всем совершать провокационные действия. Charlie Hebdo является агрессивной газетой, которая создаёт ненависть между религиями через якобы юмор. Charlie Hebdo является образом европейского атеистического общества, которая создаёт обиду и врагов вместо уважения и братства между народами и людьми, независимо от их различий, расы, цвета кожи, религии.

Так что я отказываюсь принимать участие в “республиканском священном союзе” про-Шарли, потому что я просто не понимаю, что я должен защищать.

Я не проявляю неуважения или непочтительности и не хочу обижать память погибших рисовальщиков. Нет слов, чтобы высказать ужас нападения, произошедшего на редакцию газеты. Я осуждаю этот варварский акт и выражаю свои глубочайшие соболезнования родным и близким покойных.

Я осуждаю эту попытку национального единства и лицемерие граждан, которые никогда не читали эту юмористическую еженедельную газету.

Почтить память жертв, да.

Отдать дань Charlie Hebdo, нет.»


Великолепное и совершенно верное заявление Принца Карла-Филиппа Орлеанского, к сожалению, является тем самым «гласом вопиющего в пустыне» (Ис.40:3), который не услышит и не поймёт большинство французов, но который останется в истории как голос истинной Франции, которая исчезла в пучине революции 1789-1799 годов.

Станислав Павлов
бакалавр истории

кепка

О Шпенглере, "Закате Европы", и восходе России

Написал о "Закате Европы" Шпенглера. Думал, что напишу для 100 книг, но получилось на мой вкус так хорошо, что решил, что это должны прочесть массы. А Егор поместил так оперативно, что я даже не успел отослать ему вариант с научным аппаратом.



http://sputnikipogrom.com/philosophy/27419/der-untergang-des-abendlandes/

Никакой скорой катастрофической гибели Запада Шпенглер в своей книге не пророчит. Поэтому любые словесные конструкции в публицистике типа «уже сто лет со Шпенглера предсказывают скорый закат Европы, а она живее всех живых» свидетельствуют о невежестве тех, кто их произносит.

Шпенглер говорит о фазовом упадке европейской культуры и трансформации этой культуры на западной почве в «цивилизацию», то есть эпоху внешнего военного, политического и технического могущества. Да, за этим могуществом неизбежно должен последовать распад и выпадение Запада из большой истории, но это в далекой исторической перспективе. Сейчас же, напротив, — эпоха имперского расцвета Запада, характерного для Римской империи. В типологическом сопоставлении Гитлер мог бы считаться Цезарем западного мира, а Барак Обама кем-то вроде императора Клавдия, коему предстоит отыквление. Если относиться к Шпенглеру с сектантской серьезностью, то миру предстоят еще столетия Imperium Americanum.

Публицистическую задачу своей книги Шпенглер видел как раз в том, чтобы отвлечь немецкую молодежь от мечтательности, от желания быть художниками, писателями, музыкантами — творческий потенциал западной культуры полностью исчерпан и возможно стать только плохим музыкантом, художником и писателем. Зато можно и нужно становиться Цезарями и Сесиль Родсами — деятелями власти, финансов, техники. Душа Запада выражает себя сегодня через идеал военной мощи, экономического порядка, через совершенство всё новых и новых технических гаджетов. И так будет, пока не придет и для Америки, и для ЕС эпоха «солдатских императоров» и новых варварских нашествий.

Современные движения народов наверняка показались бы Шпенглеру пустяками и лишь отдаленным провозвестием будущего. Куда больше внимания он уделил бы не шатаниям постисторических народов Азии и Африки, а движениям России, в которой предполагал новую поднимающуюся великую культуру. Эпоху Петра Великого он рассматривал как аналог эпохи Каролингов, Микенской Греции, династии Шан в Китае — праисторию пранарода грядущей великой культуры. А в Путине увидел бы аналог Филиппа Августа — неприятного, скользкого, беспринципного и безжалостного собирателя Франции после её максимального раздробления. Оправдано наше предположение или нет — узнает уже наше поколение в зависимости от того, выиграет ли Путин свою битву при Бувине или нет.

Непонятно также, какой эффект даст наложение завершающего имперского цикла Запада на начало повышательной фазы русского культурогенеза — не будет ли попросту задавлен массой еще не слабого Запада русский подъем, и без того совершаемый, на взгляд Шпенглера, из положения западнического псевдоморфоза (который лишь усугбился после того, как большевистская буря, освобождавшая на глазах Шпенглера Россию от европейского лоска, улеглась). Или же историческая судьба в данном случае императивна?