January 22nd, 2015

Очень важный текст о новом темпе событий в Новороссии и Тридцатилетней войне.

Написал очень важный текст о философии сегодняшнего момента. Кажется извержение времени кончилось и мы сегодня попали в кисель большой длительности. Хотелось бы ошибиться и события могут еще пойти галопом, но надо готовиться к тому, что началась борьба окончание которой увидят только наши потомки. И орать "мама, роди меня обратно" попросту глупо.

Почитайте. Подумайте.

11:30, 22 января 2015

Егор Холмогоров: Мы должны взять свое


Егор Холмогоров: Мы должны взять свое

Хотелось бы верить, конечно, в нашу победу, в знамена над освобожденными городами, в парады героев на мирных площадях. Но эта история на годы, может быть – на десятилетия, в глобальном смысле – на столетия. Подробнее…

все новости



***

Осмысливая взятие 31-го блокпоста, я понимаю, что масштаб событий в Новороссии изменился. Прошло время, когда партизанские отряды занимали города, когда небольшая группа конкистадоров могла держать вокруг Славянска едва ли не всю украинскую армию. Начался тот этап войны, который военный историк Алексей Исаев назвал, характеризуя Сталинградскую эпопею, «битвой за семафор». Противостоящие силы могли месяцами драться за клочок земли, который десятки раз переходил из рук в руки.

Изменился масштаб событий. Изменилась степень усилий, которые необходимо прилагать для того, чтобы достичь самой маленькой цели. Исчезла определенность, возникающая после короткого блицкрига – события на месяц, на год, на десятилетия могут зависать в киселе неопределенности. Нам, ждущим быстрых перемен и решительных результатов, придется к этому изменению ритма привыкнуть.

Время – это не абстрактная равномерная длительность, измеряемая секундами. Это определенная плотность и насыщенность событий. Бывают годы, месяцы, дни, в которые сдвигаются геологические пласты, лежавшие миллионами лет. Периоды извержения времени. Бывают же периоды, когда время течет вязким киселем. Причем в нем нет недостатка ни в ярких событиях, ни в интересных людях. Но результат, конечный результат, все никак не может быть достигнут...

В непонимании этого ошибка не только тех, кто стремится как можно скорее наступать (это ошибка чистого сердца, и она легко исправится пониманием реальности), но и тех, кто все еще надеется отмотать назад, вернуться в «как было» – в мир без санкций, войн, вражды и конфликтов, мир без артобстрелов и похоронок, в мир Шенгена, «визы», Рамблы и Икеи. Этого «назад», этого «раньше» уже нет – и затолкать новую эпоху назад невозможно никакими способами – ни сдав Новороссию, ни отдав Крым, ни взяв штурмом Кремль – у этой истории нет задней скорости, есть только вперед или вниз, в пропасть.

Для нас – поколений затянувшегося мира и глобальной геополитический стабильности, длившейся 70 лет, когда все – начиная от наличия хлеба в магазине до государственных границ – кажется само собой разумеющимся, жизнь в реальности тридцатилетней войны кажется ужасным, дурным сном. Мы все будем рассчитывать, что однажды это закончится, что где-то есть если не предел, то хотя бы дно. Это заметно по лицам людей, которые наблюдают за все новыми и новыми формами лжи и извращений украинской и западной пропаганды – то «сепары сами себя обстреливают», то «киборги перебили сто тысяч российского спецназа, у нас потерь нет», то Освенцим освободили украинцы, то еще что. Мы все думаем – где же дно? А дна – нет. И в рамках текущей эпохи не будет. Есть только границы злу, которые находятся там, где мы сами их выставим.

Сегодня (а не год назад) России нужна стратегия удава. Не торопливость, которая в очередной раз всех против нас сплотит, а медленное обвитие и киевской хунты, и других врагов стальными кольцами, которые в подходящий момент одновременно сожмутся и удушат за секунды.

Людям, которые этим заняты, надо понять, что они не уехали в отпуск повоевать, а избрали свою судьбу, на всю свою жизнь, возможно, как некогда те, кто уходил в казаки, в пограничье в той же самой степи. В этой борьбе могут быть расслабления и напряжения, но демобилизация, внутренняя сдача от того, что «сразу не получилось», была бы трусостью.

И готовиться принять тот факт, что мы на долгие десятилетия оказались в вязко-чудовищном времени, из которого нет никакого уютного выхода. Есть классический в своей инфернальности роман о Тридцатилетней войне – «Симплициссимус» Гриммельсгаузена. Его стоит перечитать каждому, чтобы, с поправкой на относительное умягчение нравов, представить себе ближайшее будущее – не только наше, но и всего мира. Теперь мы будем жить так.

Причем мое поколение – и старше – в таком мире и умрет. В этом мире нет места ни жалости, ни спокойствию, ни надежде. Но вот место отваге, чести и нации в нем есть.

Мои твиты

Collapse )