January 29th, 2015

Мои твиты

Collapse )

Об укромогилизации и о том почему за укров воюют потенциальные новороссы

10:40, 29 января 2015

Егор Холмогоров: Привык служить государству


Егор Холмогоров: Привык служить государству

Человек недели – украинский призывник. Мобилизация на грани срыва. Могилизацию никто не хочет. Блогер проклинает западенских «патриотов», которые воюют с «ватой» лишь в интернете, а едва приходит повестка – шнырь-шнырь. Подробнее…

все новости



Спору нет, все днепропетровские призывники могли бы сбежать, сдаться ополченцам и перейти на их сторону. Но они этого, как правило, не делают, хотя отдельные части ВСУ, как утверждают, бьют в спину правосекам в Дебальцевском выступе и сдаются.

Связано это упорство в борьбе за Украину не с тем, что эти ребята – большие патриоты украинской нации, а как раз, напротив, с тем, что по своей психологии и менталитету они – русские.

Русский человек привык служить государству. Его призвали – он пошел. Его отправили воевать – он идет воевать. «Тайна слова «приказ», назначенье границ» – это все черты, характерные для русской картины мира.

Именно это государственничество до самопожертвования и есть та причина, по которой «свободные» рагули так любят именовать русских рабами. Молодые днепропетровцы, русские по менталитету, выросли с мыслью, что Украина – это их государство, а значит, они должны за него воевать. И они идут за него воевать и умирают.

После двадцати лет украинизации эти люди считают Украину своим государством, и должно было пройти хотя бы пять-десять лет торжества Рагулистана с демонстративной дискриминацией русских, чтобы они начали что-то подозревать. А Россия...

Может быть, Россия вела среди русских пропаганду в свою пользу, так что каждый житель Украины по сто раз на дню должен был ответить себе на вопрос: украинец я или русский?

Увы. Многие русские Новороссии, несознательные и непробужденные русские, идут воевать за свое государство, каковым они привыкли считать Украину, с чужим и не особо русским государством, которым привыкли считать Россию.Но, в отличие от самосознания, менталитет и этноспецифический алгоритм поведения никуда не спрячешь и жовто-блакитным прапором не прикроешь. И именно по этому упорству и по количеству гробов, которые идут в «потенциальную Новороссию», мы видим, что это именно Новороссия, именно Русская Земля, а никакая не Украина.

Украинец в той степени, в которой он обладает отличным от русского менталитетом, воспринимает государство не как предмет служения, а как свой огород с цибулей. Вы пойдете воевать за свой огород с цибулей? Ну, может, и пойдете, но, как говорил Борат, «не очень».