March 16th, 2015

Великий. Русский. Памяти Валентина Распутина

О Валентине Распутине как писателе.
А завтра в "Известиях" выйдет статья о Распутине как политике.

ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ



Единственным «недостатком» Распутина было раннее признание. Удивительный случай, когда одному и тому же человеку были вручены звезда Героя Социалистического Труда и премия Александра Солженицына — за одни и те же произведения. Его острый, полемичный, язвительный, терпкий и угловатый талант оказался уже для моего поколения, родившихся в 70-е, отчасти забетонирован «хрестоматийностью» обязательного внеклассного чтения. А вы же знаете отношение школьника ко всему, что надобно освоить по программе? Раз надо — значит нудиловка. А потому многие успешно притворялись, что читали Распутина, отделывались общими фразами, заимствованными у критиков, и добровольно лишили себя восхождения на одну из вершин русской прозы...

Последним крупным произведением Распутина стала повесть «Дочь Ивана, мать Ивана», вызвавшая настоящую истерику у нашей рукопожатной общественности. На дворе стоял 2003 год, еще не было ни Кондопоги, ни Бирюлево, но уже видно было, что вслед за затоплением водой на русских людей пришла новая напасть — затопление ордами чужих людей, не желающих ни знать этой земли, ни уважать ее.

И снова Распутин с его удивительным пророческим даром шел на шаг впереди — он в привычной для него спокойной манере рассказывает историю простой сибирской женщины, которая покончила с негодяем, изнасиловавшим ее дочь. История не то чтобы новая — она уже была в «Ворошиловском стрелке» Станислава Говорухина. Но Распутин — как всегда, реалист — осмелился говорить не просто о насильнике, а о насильнике, чью национальность называть неполиткорректно. Ответом стали потоки брани, заявления о том, что Распутин исписался, выжил из ума, что угодно, лишь бы не сложилась картинка, что русский писатель говорит о простых русских людях, которые не дают себя убивать и насиловать.

Впрочем, Валентин Григорьевич никогда не боялся быть под огнем. Творчество писателя всегда соединялось у него с деятельностью публициста, оратора, в каком-то смысле — политика. Он был кремневой скалой на защите русского народа, его традиционных ценностей, был консерватором в лучшем смысле этого слова — защищающим не трухлявое «как бы чего не вышло», а саму суть народной жизни и право народа на жизнь. И его творчество было сохранением живой и великой стихии русского языка — удивительно конкретное, образное, лишенное ходульности и банальных общих мест. Распутин показал, что русский реализм успешно пережил приставку «соц», по-прежнему жизнеспособен и позволяет создавать литературные шедевры.

Сказ о том как порядочные геи разозлили останевшую пидорасню

Легендарные модельеры Дольче и Габбана разозлили гей-сообщество, заявив, что они не поддерживают однополые семьи. К протесту присоединились знаменитости, а кто-то уже начал сжигать одежду Dolce&Gabbana.

Стефано Габбана и Доменико Дольче, основатели модного бренда Dolce&Gabbana, во время своего интервью итальянскому журналу «Panorama» от 11 марта, в числе прочего продекларировали своё виденье мира: «Семья может быть только традиционной».

«Никаких химических потомков и матки в аренду: жизнь имеет естественное течение, и есть вещи, которые не должны меняться», - заявили модельеры, - «Ты родился от отца и матери. Или, по крайней мере, так должно быть. Зачатие должно быть актом любви. Очень скоро психиатры могут столкнуться с последствиями этих экспериментов».

Стефано заявил, что хочет семью. Доменико, в свою очередь сказал, что не собирается её заводить: «Я гей, и я не могу иметь ребенка. Я думаю, что нельзя иметь в жизни всё, что только пожелаешь».

Их последний показ «Осень/Зима 2015» во время Миланской недели моды был посвящён матерям. В финале показа модели шли по подиуму, неся в руках младенцев.

Интервью взорвало социальные медиа, и настолько разозлило ЛГБТ-сообщество, что был даже придуман хэштег BoycottDolceGabbana, который использован уже в сотнях тысяч сообщений в соцсетях. Интернет-пользователи пишут: «Они декларируют свободу слова, но никто не давал им права оскорблять других!»; «Так не уважать родителей-геев!»; «Нужно было постараться так пронюхать мозги!».

Дело получило новый оборот, когда сегодня утром Элтон Джон на своей странице в Instagram призвал к бойкоту продукции итальянских кутюрье: «Ваш архаический образ мысли также отстал от времени, как и ваша мода. Я больше никогда не буду носить Dolce&Gabbana». К своей реплике Элтон добавил boycottDolceGabbana.

Почти сразу к протесту присоединилась Кортни Лав, написав у себя на странице в Facebook: «Я собрала всю свою одежду от Dolce&Gabbana и сожгу её. Я просто за пределами слов и эмоций. Бойкот бессмысленному фанатизму!».

Несколько часов назад Рики Мартин, имеющий в своем Твиттере около 12 миллионов подписчиков, написал, обращаясь к дуэту модельеров: «Ваше заявление распространяет столько ненависти! На дворе 2015 год, проснитесь ребята! Любите своих поклонников». Как и все, в конце сообщения Рики добавил хэтег boycottdolcegabbana.

В ответ Стефано Габбана стал каждый час репостить в своём Instagram сообщения интернет-пользователей и блогеров, которые так или иначе троллят Dolce&Gabbana и называют модельеров фашистами.

***

Ну, молодые люди, если вы хотите купить девушке хороший подарок, вы теперь знаете что покупать.

Мои твиты

Collapse )

О том как Валентин Распутин и "деревенщики" остановили геноцид русского этноса

Об общественном и политическом значении Валентина Распутина и "деревенской прозы" как формы национально-освободительной борьбы русских.

***

УРОКИ РУССКОГО



Валентин Распутин бросил летом 1989 года на Первом съезде народных депутатов СССР осатаневшим от похоти суверенитета и раскрасневшимся от предъявляемых «империи» счетов знаменитый вопрос: а что они будут делать, если Россия выйдет из состава СССР и перестанет тащить на своем горбу всех «угнетенных» и «обиженных».

С тех пор представители ностальгирующего советизма не уставали распространять клевету, что якобы «русские националисты в лице Распутина призвали к развалу СССР». Это, конечно, ложь. Призывы к развалу к тому моменту озвучивали уже все кому не лень — представители Литвы и Грузии, Украины и Молдавии. Но никто не хотел платить цену. Предполагалась, что банкет, как обычно, оплатят русские. И когда Валентин Распутин, человек в самом деле защищавший русский народ от перевода нашего небогатого жира на шпик за чужим столом, осмелился напомнить о цене распада, то этнополитические альфонсы буквально хватали ртом воздух от возмущения.

Я отлично помню этот момент: за съездом следила вся страна, и многие люди, выходя из дома, брали с собой радиоприемник, чтобы слушать прямую трансляцию. Я шел по улице, стараясь держаться ближе к одетому в модную варенку кудрявому молодому человеку с рижским радиоприемником в руках. И вдруг увидел, как он буквально затрясся, едва не выронив драгоценный в те времена гаджет. Всё дело было в прозвучавших в этот момент словах Распутина...

В форме литературного процесса началась в 1960–1970-е и продолжается до сего дня национально-освободительная борьба русского народа против всевозможных метастазов «ленинской национальной политики», превратившей русский народ, его территорию, его хозяйство, его культуру в резервуар для питания враждебных русским государств.

Писателям-деревенщикам выпала куда большая честь, чем просто переоткрыть русскую культуру. Они своим словом остановили фактический геноцид русского этноса.

Основой русского мира была весьма специфичная ячеистая модель расселения небольшими деревнями. Именно эта модель позволила при крайне низкой плотности населения занять то огромное пространство, которым мы заслуженно гордимся. И вот эта русская модель расселения начала систематически уничтожаться в ходе кампании по «ликвидации неперспективных деревень». Уничтожалась, забрасывалась, сносилась бульдозерами, заливалась водохранилищами матрица русской жизни. Люди сгонялись в безличные плохо построенные поселки городского типа, обреченные спиваться и деградировать.

Если бы не усилия деревенщиков, если бы не критика разрушения русского пространства, а с ним и русской души, ткань русского мира была бы растерзана невозвратно. Благодаря им с какого-то момента «партия и правительство» начали обращать внимание на Нечерноземье. Хотя от вложений особого проку не было, по крайней мере, притормозилось разрушение русской среды.

«Прощание с Матёрой» Распутина было самым громким и ярким из этих протестных выступлений...
кепка

В поисках утраченного Царьграда. Большой и важный текст по геополитике и философии русской истории

В ПОИСКАХ УТРАЧЕННОГО ЦАРЬГРАДА: ЦЫМБУРСКИЙ И ДАНИЛЕВСКИЙ



Пожалуй самый главный мой текст последнего года, который суммирует мои размышления о русской геополитике и хронополитике в полемическом диалоге с Данилевским и Цымбурским.

Текст вышел в "Тетрадях по консерватизму" (полностью номер посвященный Цымбурскому есть в пдф здесь, причем он всячески засуживает ознакомления и внимательного изучения: http://www.isepr.ru/upload/Tetradi%2015_1.pdf), но, разумеется, 90000знаковый трактат полностью влезть туда не мог.

Я очень благодарен "Спутнику и Погрому" за публикацию "режиссерской версии" и за фантастический дизайн, которым она сопровождается.

Текст поставлен в открытый для неподписчиков доступ.

Если кратко суммировать то, что я хочу сказать, то вот итоговые положения:

***



В геополитической плоскости вопрос о суверенном существовании «Острова России» в общем-то неразрешим. У нашего Острова нет никаких гарантий от вторжения, он должен поддерживать неприкосновенность своих берегов непрерывным и трудным геополитическим действием, расплачиваться за удержание береговой линии кровью.

Мало того, как мы увидели, наш Остров, если он хочет сохранить своё самостояние, обречен поддерживать контроль над Левобережьем Днепра, Новороссией. А этот контроль, в свою очередь, развязывает глобальную геополитическую войну, в которой бессмысленно становится ограничиваться только этим предпольем.

Никто нас в покое не оставит. В геополитическом плане никакое самостояние России без соотнесения с Европой через борьбу попросту невозможно. О нас не забудут и нас не простят.

А потому идущая с переменным успехом борьба России за свой Лимитроф вечна и неизбежна. Сейчас она дошла до предельного значения – поглощения Западом всего нашего Лимитрофа, и здесь либо произойдет поворот, либо русская история прекратит течение своё.

Совсем по-иному стоит вопрос там, где мы переходим от геополитики к хронополитике. Здесь перед Россией открывается пространство экспансии в своё цивилизационное прошлое. Новое вхождение Херсонеса в состав России открывает хронополитические ворота.

Это уже вопрос не только территориального приближения к контактной зоне средиземноморской цивилизации. Это вопрос об уравнивании хронополитических потенциалов России и Запада.

Только полноценно воссоединяя Византию на правах своего Старого Света, каковым Европа служит для Америки, Россия оказывается в великом и неизбежном для неё споре действительно на равных. Она может говорить о борьбе с Западом не с рессентиментом цивилизации-нувориша, а «как держава с державой».

Херсонес из абстрактной и не имеющей конкретного геополитического значения декларации превращается в увесистую тяжесть древних камней, вес начертанных на мраморе старинных клятв демократическому устройству полиса, блеск скифского золота, которое уже не Россия похищает у Европы, а Европа пытается «отжать» у России.

http://sputnikipogrom.com/history/32218/tsargrad/

Речения. "Особый статус Донбассу не нужен"

Главный редактор изданий «Русский обозреватель» и «Новые хроники» Егор Холмогоров в беседе с обозревателем KM.RU обратил внимание на изначальную бесплодность самой идеи «особого статуса» Донбасса:

- Я не думаю, что после этого демарша со стороны украинских законодателей Европа как-то принципиально изменит свое отношение к Киеву. Дело в том, что и сами по себе «минские соглашения» были нужны Евросоюзу лишь для того, чтобы, с одной стороны, как-то спасти украинскую армию от полного разгрома, а с другой, как-то притормозить вооруженное вмешательство США в этот конфликт и, тем самым, предотвратить эскалацию глобальной войны.

Но не будем обманывать себя: Евросоюз будет и далее стоять на позициях поддержки нынешнего киевского режима. Надо четко понимать, что единственный способ прекращения существования этого режима - нанесение ему решительного военного поражения силами республик Новороссии, быть может, даже при участии России.

На мой взгляд, это нужно сделать обязательно, поскольку такой взрывоопасный гнойник, коим сегодня является режим в Киеве, оставлять у границ России совершенно недопустимо. Но при этом надо, конечно, понимать, что решение этой проблемы будет сопровождаться серьезным внешнеполитическим кризисом, гораздо более серьезным, нежели тот, что мог бы иметь место при этой же ситуации еще год назад. Но тогда мы упустили время.

И, тем не менее, готовиться надо к радикальному решению проблемы, поскольку иного варианта у нас объективно нет.

А что касается отказа украинского парламента рассматривать возможность наделения Донбасса «особым статусом», то я считаю, что вообще все эти разговоры по большей части вообще бессмысленны. Они абсолютно ни о чем. Понятно же, что Донбасс никогда и ни при каких обстоятельствах уже не войдет добровольно в состав Украины.

Подчеркиваю - добровольно не войдет. Теоретически принудить его может лишь прямое вторжение серьезно превосходящих сил, причем сил, как мы понимаем, не Украины. Соответственно я вообще не вижу смысла в обсуждении этого документа, даже если бы он и был принят Радой.

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2015/03/16/protivostoyanie-na-ukraine-2013-2015/756166-osobyi-status-donbassu-ne-nuzhen