April 22nd, 2015

ДЕТЯМ О ЛЕНИНЕ

Написал маленький рассказ "Детям о Ленине". Никаких особо глубоких мыслей там нет. Просто проговорить несколько общих мест.

09:50, 22 апреля 2015

Егор Холмогоров: Его главным талантом был маневр


Егор Холмогоров: Его главным талантом был маневр

На штыке долго не усидишь – одной кровью Ленин бы долго не направил бы даже при всей ЧеКе. Как только он чувствовал угрозу – он менял курс. Гениальный тактик, мастер плясать на лезвии бритвы – иначе и не скажешь. Подробнее…

все новости



В книге на столе напечатан портрет. Вася сказал отцу:

– Папа, расскажи мне про него.

– А ты знаешь, кто это?

– Знаю. Это Ленин.

– Да, это Владимир Ильич Ульянов, чей псевдоним был Ленин. Вождь потрясшей нашу страну сто лет назад революции.

Был у меня прадед, которого звали так же как и тебя – Василием. И жил он в большой стране, называвшейся Российской Империей. Протянулась эта страна от Финляндии до границ Афганистана и от Варшавы до Манчжурии. Страной этой правил царь-самодержец, а служили ему дворяне-помещики. Немного было интеллигенции, капиталистов и рабочих, побольше священников и монахов.

Но больше всех было крестьян, простых мужиков, как дед Василий. Жили они на земле, пахали ее, да казалось им, что земли мало, что отняли лучшую часть земли помещики, когда царь освободил мужиков от крепостной неволи. Поэтому помещиков мужики не любили. Но царя-батюшку уважали, как по вере православной было положено. Революционерам, которые рассказывали, что если царя свергнуть, а то и совсем порешить, то наступит черный передел, землю получит каждый мужик, до времени не верили.

Одним таким революционером был Ленин. Его старший брат хотел убить царя, и за это его повесили, а Ленин, поняв, что надежды на крестьян мало, решил бунтовать рабочих и создал организацию – партию большевиков, которая от имени рабочих захватит власть.

Был у царя министр – Столыпин. Он говорил революционерам: «Вам нужны великие потрясения – нам нужна великая Россия». Столыпин смекнул, что если мужику землю не дать, то однажды он и от царства, и от государства отвернется. Столыпина убил в Киеве еврей Богров и про его затеи все позабыли, а вскоре большая война с германцем началась. Призвали прадеда Василия на войну.

Но разбили тогда наших германцы в Польше, у Мазурских озер, рассеяли прадедов полк и остался он один раненый сидеть в болоте, там его и пленили. Чуть не умер прадед в плену от одхваченной в болоте лихорадки – чудом выходили его два пленных француза. Вот и фотография его с ними – он мужик бравый, да и они красавцы в кепи...

Владимир Высоцкий как Ватник и Колорад.

Немного разобрался для себя с Высоцким. Как так получилось, что всю сознательную жизнь я его терпеть не мог, был им перекормлен, порой испытывал к нему отвращение (см. классическое эссе Крылова "Высоцкий и урла"), а теперь он внезапно очень часто всплывает в памяти, причем одним, очень небольшим набором текстов - правда совершенно гениальным.

В итоге родилось некое понимание того, где, когда и как Высоцкий был гениален, при разной степени шлаковости или вредоносности всего остального, и почему сегодня ватниками и колорадами он крайне востребован и сам он ватник и колорад, а не прогрессивная "окуджава".

Мне возразят, что Высоцкий вращался в гнилой среде и вполне вероятно вел бы себя как Макаревич. Ну, во-первых, мы не знаем - не все себя ведут сегодня предсказуемо. А во-вторых, Господь для того и призывает к Себе, чтобы люди не портили собой своих смыслов. Высоцкому в этом отношении повезло. А вот Окуджаве нет - он успел отречься и от Десятого батальона, и подписать письмо 42-х, и написать стихи во славу Чубайса. А Высоцкий в этом смысле оказался с "открытым финалом".

В общем, всё делов в ИМР и Петровиче.




http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/99265-vysotskiy-spasibo-chto-so-mnoy/

Однако проходят десятилетия, и от огромного наследия Высоцкого, от тонн словесного шлака, остались, быть может, два-три десятка текстов, но эти тексты сверкают как золото. Может быть, черное, но золото.

Остается яркий поэт-романтик, восходящий к Гумилеву и Константину Симонову (а посредством того — к Киплингу), остается автор честных мужских песен о судьбе на грани жизни и смерти, остается поэт, сумевший гениально проникнуть в душу солдата, вращающего землю сапогами. И оказывается, этого не так уж и мало — здесь, особенно в военных песнях — Высоцкий сумел взять вершины, которые оказались недоступны ни предшественникам, ни современникам.

Мало того, подтверждая тезис о неустранимом различии искусства и жизни, он выразил поэтическую правду о войне так, как не смогли выразить поэты, сражавшиеся на фронте. Понимаю, что тезис спорный, но я хорошо подумал. Фронтовикам часто застило глаза то, что они видели — Высоцкий выразил энергию смысла, которую можно передать от видевших не видевшим.

Когда наше поколение оказалось накоротке с другой войной, на ум прежде всего приходят строчки из Высоцкого. Его мечты обретают плоть и кровь. Это ведь один из главных мотивов Высоцкого — боль опоздавшего поколения, книжных детей, не знавших битв, которые хотели под танки, но не досталось им даже по пуле и которые от пустоты, незаполненности жизни уходят — кто с финкой в подворотню, кто в пьянку, кто «на севера», кто выматывает лишнюю энергию в альпинизме или спорте.

Мир Высоцкого — это мир людей, которые молятся, как на богов, на своих отцов, победивших в войну, и сами изнывают от отсутствия большого дела. По текстам Высоцкого в конце 60‑х видно, что он очень надеется на войну СССР с маоистским Китаем и на то, что его поколению выпадет свой шанс показать себя в деле. Войны этой, слава Богу, не случилось, но боль от отсутствия настоящей борьбы буквально раздирает всю его поэзию, одной из вершин которой, несомненно, является «Баллада о борьбе».

Мои твиты

Collapse )