April 28th, 2015

Гудбай, Капитан Америка!

Рецензия на "Мстители. Эра Альтрона".

В общем голливудские товарищи пошли не по линии глобального переосмысления глобальной гегемонии, а по линии критики отдельных отступлений от вашингтоновско-лнкольновских норм демократической жизни.

В последние 2 года американцы столкнулись с действительно серьезным кризисом своей глобальной гегемонии — после того как удалось непонятно зачем сковырнуть Каддафи, их преследовали одни неудачи: пришлось отказаться от интервенции в Сирию, глобальный кризис вызвала выходка на Украине, вышел из-под контроля «Альтрон» ИГИЛ, даже саудовская интервенция в Йемен провалилась. Впору задуматься.

Но огонек сомнений в уместности Глобального Порядка, синхронно вспыхнувший во многих голливудских проектах прошлого года (4-й сезон «Родины», 3-й сезон «Карточного домика», «Робокоп», «Первый мститель»), вспыхнул и погас. Коллективное американское бессознательное пришло к выводу, что миру без навязчивой опеки и гуманитарных бомбардировок точно не обойтись.

http://izvestia.ru/news/585932



Фернан Бродель и Средиземное море

Из большого текста о Броделе над которым работаю вырезал и поставил очерк о его знаменитой книге о Средиземноморье.

http://100knig.com/fernan-brodel-sredizemnoe-more-i-srediz…/

С Броделем, а заодно и с Францией, случилось несчастье, едва не оборвавшее всё. Франция вступила во Вторую Мировую Войну и позорно её проиграла. То, как реагировали представители «Анналов» на «странное поражение» (так назвал Марк Блок свою книгу об этом событии), весьма показательно. Еврею Блоку места в оккупированной Франции разумеется не было, — он активно участвовал во французском сопротивлении. В марте 1944 Блока схватили гестаповцы из ведомства знаменитого «Лионского мясника» Клауса Барбье и после пыток казнили. Февр напротив остался в оккупированном Париже, продолжил преподавать и даже издавать «Анналы» сняв из списка редколлегии имя «расово неверного» Блока. Аргументировал он это тем, что война – лишь кратковременное неудобство и его надо пережить не растеряв приобретенный социальный капитал. От того, что журнал закроется, как того хотел Блок, никому лучше не станет.

Бродель избежал всех этих драматических перипетий отсидевшись в концлагере. Плен оказался, пожалуй, еще одной его жизненной удачей. Война между Германией и Францией велась по джентельменским понятиям, а потому, не будучи евреем и коммунистом, Бродель пользовался всеми привилегиями пленного офицера, защищенного международными конвенциями. Даже показанная им строптивость, привела лишь к переводу из лагеря в Майнце в лагерь строгого режима в Любеке.

Пользуясь строгим режимом Бродель посещал лагерную библиотеку, отсылая в Париж рецензии на прочитанные там книги, читал лекции своим товарищам по плену, а главное – работал над своей диссертацией. На почту Февра поступали одна за другой пухлые тетради в которых Бродель записывал варианты глав своего труда. К январю 1941 у него было готово уже 1600 страниц, после чего он переписал диссертацию еще два раза. Назвать эту работу сверхъестественным научным подвигом, конечно, нельзя – Лев Гумилев в гораздо более тяжелых условиях сталинских лагерей написал историю кочевников Центральной Азиии и рассчитывал, что академик Конрад привлечет его к работе над «Всемирной Историей». Но Бродель, несомненно, проявил упорство, усидчивость и феноменальную память.

Фернан Бродель. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II

b136ec8258607c8128fd1736c54b9b7e

27.04.2015 / Егор Холмогоров

Бродель, Фернан. Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II. Пер. с фр. М. А. Юсима. — М.: Языки славянской культуры. — Ч. 1. Роль среды, 2002. 496 с. — Ч. 2. Коллективные судьбы и универсальные сдвиги, 2003. 808 с. — ...

Источник: http://100knig.com/fernan-brodel-sredizemnoe-more-i-sredizemnomorskij-mir-v-epoxu-filippa-ii/





Мои твиты

Collapse )

А рассвет уже все заметнее

Рецензия на "А зори здесь тихие..."

На премьеру новых «Зорь» я отправился с изрядной долей сомнения. Однако ремейк, снятый Ренатом Давлетьяровым, поборол мой скептицизм. Похоже, у нас научились переводить старые фильмы с их длинными планами и лирическими отступлениями в предельно сжатое и динамичное время современного блокбастера.
Режиссер утверждает, что «плясал» исключительно от повести Бориса Васильева, не держа в уме картины Станислава Ростоцкого. Это, конечно, лукавство. Давлетьяров следует за Ростоцким буквально во всех интерпретациях обстоятельств и героев. Хотя концепции двух фильмов в целом различаются.
«Зори» Ростоцкого были квинтэссенцией актуальных культурных мотивов начала 70-х – в первой части чувствуется влияние деревенской прозы (вплоть до юмористического говорка старшины Васкова), сквозит увлечение деревянной архитектурой русского Севера, через всю картину проходит упоенное любование красотой женской натуры, а истории девушек чем-то напоминают бунинские «Темные аллеи». Но, по большому счету, это фильм о том, что женщине на войне не место. Героини, если присмотреться, гибнут из-за собственных ошибок и зашкаливающей эмоциональности, которую мужчина в экстремальных обстоятельствах себе просто не позволяет.
http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/99969-a-rassvet-uzhe-vse-zametnee/

Фильм стоит посмотреть.

Совет конспирологам

Приходит ко мне клиент и уверенно сообщает, что Бродель не историк и занимался переписыванием из чужих книг, а с архивами не работал.

Это означает, что он никогда не видел ни одной книги Броделя и не изучал их справочного аппарата. Не заметил даже ссылок на "Архив внешней политики России" и его шифры.

Пишет мне это клиент в обсуждении заметки о "Средиземноморье" написанном на сотнях архивных документов.

А потом клиент удивляется почему вместо обсуждения его конспирологических бредней я попросту его баню.

Дружеский совет, если вы решили заделаться конспирологом - сперва приобретите привычку работать с первоисточником.