January 5th, 2016

Мои твиты

Collapse )

Мангазея. Как царский указ сделал Арктику пустыней.

А вот на этот раз точно почитайте. Это архиинтересная и архипоучительная книга о русском движении в Арктику с небанальным геополитическим резюме. Вот очень почитайте. И мой очерк и саму книгу. Она право же того заслуживает.

М.И. Белов. Мангазея

1009019842

05.01.2016 / Егор Холмогоров

М.И. Белов. Мангазея. — Ленинград, Гидрометеоиздат, 1969
Читать.
Увлекательно написанная книга Михаила Ивановича Белова (1916-1981), знаменитого историка русских географических открытий и русской Арктики, посвящена одной из самых интересных страниц в истории русского освоения Арктики и Сибири — короткой, но бурной истории «златокипящей ...

Источник: http://100knig.com/m-i-belov-mangazeya/



Мангазея процветала к выгоде и государства и поморов-мангазейщиков. Она стала центром откуда промысловые поиски русских людей распространялись всё дальше на Восток — до Енисея и даже до Лены. Удобно расположенный на перекрестье морского и обского-речного путей город казалось обречен стать столицей Северной Сибири. Но вскоре русское правительство приняло решение, которое принципиально изменило судьбу не только Мангазеи, но и всей колонизации русской Арктики. В 1619 году морской мангазейский ход из Поморья был официально запрещен. На Ямале велено было выставить заставы, которые мешали бы пересекать волоки.

Сделано это было по проискам Тобольского воеводы Куракина, который сумел одолеть противодействие мангазейского воеводы Ивана Биркина. Официальной причиной, по которой правительство приняло такое решение, стал страх перед неконтролируемым проникновением иноземцев. Иностранцы и Россию-то открыли в качестве побочного результата своих попыток найти через Арктику путь в Китай. И они не оставляли своих усилий и в XVI и в XVII веках. В конечном счете и в XIX веке Северный Морской Путь впервые был пройден насквозь шведом Норденшельдом. Так что опасения русского правительства имели известные основания. Но, всё же, не слишком большие — никогда Европе не удалось взять Россию за северную «шкирку». Не удались ни налеты шведов на Архангельск, ни англичан на Соловки, провалилась британская интервенция на русский Север. Так что никакой столь значительной угрозы, что оправдывала бы полное закрытие мангазейского пути для русских промысловиков — не было.


М.И. Белов высказывает довольно убедительное предположение, что дело было прежде всего во внутриполитических соображениях, что запрет Мангазейского хода укладывался в общую логику закрепощения народа государством. осуществлявшимся после Смуты.

Запрет мангазейского морского хода был одним из многих запретов царской и сибирской властей на использование морской «божьей дороги» в противоположность сухопутным и речным дорогам в Сибирь. Ту же цель преследовал позднейший запрет тобольского воеводы Петра Годунова плавать на Мангазею через Обскую Губу на кочах, или запрет якутского воеводы Петра Головина ходить морем вокруг Таймыра. Складывается впечатление, что логика московской и сибирской бюрократии требовала методичного убийства «морской альтернативы» в развитии Русской Арктики.

И в самом деле, запрет Мангазейского хода стал историческим поворотом в судьбе Арктики. «Самочинное», прследующее интересы коммерческой прибыли, свободное перемещение капиалов и населения морем было практически прекращено. Движение русской колонизации вдоль морского побережья — затухло. Сибирь осваивалась теперь исключительно внутренними водными и сухопутными путями под контролем правительства и, прежде всего, служлыми, а не торговыми людьми. Пресечено было и разворачивание арктической экспансии русского Поморья, — остались без развития северное мореплавание, возможности развития арктических приморских городов и промыслов. Учреждать флот Петру Великому пришлось силой и до сих пор русская Арктика сохраняет на себе следы государственного, а не народного предприятия, где удерживать людей приходится чрезвычайными мерами. В то время как на Мангазею из Холмогор шли без всякого принуждения, в поисках прибылей и жизненного успеха.

Даже в самые непогожие десятилетия русский Север не был маккиндеровским «Хартлендом» — гидрологически изолированным пространством, не имеющим свободного выхода в океан. Да, морские дорогие Арктики были более трудными, чем атлантические, но были вполне под силу русским поморам. И потребовалось сознательное решение правительства в Москве, чтобы превратить арктический берег в безлюдную пустыню и запереть морские выходы русских рек. Гидрологическая изоляция Хартленда «конструировалась» за столами Казанского приказа.

Мои твиты

  • Пн, 21:38: Мангазея. Как царский указ сделал Арктику пустыней. https://t.co/uRzNIQjtbM
  • Пн, 21:41: RT @Alekzzzzz: От имени жителей Геническа мэр этого города на фоне низких температур, сохраняющихся все последние дни, обратился к российск…
  • Пн, 22:10: Что еще раз напоминает о том, чья это на самом деле земля. https://t.co/xKiFs3geMN
  • Пн, 22:41: Все-таки новость про поставки газа в Геничевск на фоне вымерзающей прямо сейчас Макеевки это изощренная форма глумления над русским народом
  • Пн, 23:21: RT @rentvchannel: Односельчане казненного шиитского проповедника расстреляли полицейских: https://t.co/V2tVWvI1bt https://t.co/fJltge4LYg
  • Вт, 00:47: RT @MihMoskva: @rentvchannel @holmogorov Есть о чем беспокоиться, почти вся саудовская нефть добывается в районах населенных шиитами