January 24th, 2016

Про "отделить Чечню"

Вообще вся эта истерия вокруг Кадырова, предложения "отделить Чечню", вытаскивание "Свободой" Демушкина, - всё это судорожные попытки отменить 2014 год, как если бы его не было.

Сдвинуть повестку в 2012, когда им было удобно и комфортно - вороватый, подлый, национально отчужденный режим против гонцов из царства света, прогрессоров, которые раздадут всем сестрам по стеклянным бусам.

Но повестка сдвинулась невозвратно. Психология и самоощущение народа - тоже.

Особенно смешон косплей нацдемского дискурса про "отделить Чечню". Уже тогда это предложение звучало в виде такой истерической угрозы, практическую малопригодность которой все понимали.

Но контекст был такой: мы хотим жить в национальном государстве русского народа, а не в вонючей Многонационалии. Поскольку апологеты многонационалии ссылаются на персонажей типа Чечни, как на причину по которой многонационалия столь многонациональна (на самом деле чеченцам было все равно что на территории остальной России и они готовы были даже русскую поправку в конституцию предложить (между прочим - с подачи Демушкина) - запретил лично Путин), то давайте такие производящие многонационалию куски удалим, и Россия будет национальной.

Это, конечно, был самообман - многнационалию транслируют прежде всего республики, где баланс русских и титульных шаткий - Татарстан и Башкирия - громче, Якутия - тише. Именно им многонационалия позволяет сооружать этнократии, выдавливающие русских.

Но желание жить в национальном государстве русских было абсолютно здоровое и желание отсоединять соседствовало с желанием присоединять - русские регионы сопредельных государств, захвативших их обманом и подлостью.

Но когда в 2016 лица визгом визжавшие по поводу желания русских воссоединить русские регионы и создать большую национальную Россию, заикаются насчет отделения Чечни - это анекдот. Совершенно уже понятно, что никакой национальной России для русских они не хотят, напротив, они хотят всячески ей мешать. И их болтовня насчет "отделить Кавказ" означает не "русифицировать Россию", а "ослабить Россию".

С этой точки зрения мы можем сравнить _кто_ за 2014-2015 год больше сделал для России для русских.

Кадыров: помог построить по стенке крымских татар и исключить их вооруженные выступления, послал группу бойцов в Донецк, где их, впрочем, сразу же завалили в спину в аэропорту (подозреваю - из кадырофобии, мол чтоб не лез туда). Миф о сражающихся на стороне ополченцев мириадах чеченцев нагнал на украинских военных и террбаты изрядный страх, чем пользовался тот же Моторола.

Навальный: сразу заявил, что Крым не наш, организовывал митинги против вмешательства России, сыгравшие свою роль в том, что вмешательства не случилось и тысячи наших людей погибли, "братья и сестры Навального" в изрядном числе сражались с русскими в террбатах. Тем временем Навальный проводил издевательские опросы на оккупированной территории: "как вы относитесь к фиктивной идее Новороссии"?

По этому зачету совершенно понятно, что на январь 2016 года именно Навальный, а не Кадыров является главным врагом России для русских, если выбирать из закрытого списка номинантов.

Соответственно, чтобы купиться на кадырофобию за авторством Навального и согласиться с нею как с главным пунктом политической повестки, нужно попросту отменить в своей голове всё, что было в 2014-2015 году и вернуться куда-то в весну 2012, на Марш Миллионов.

Интересно, кстати, что тогда, когда эти "миллионы" страшно угрожали Кремлю, Кадыров вел себя сравнительно тихо и их не задирал с такой откровенностью как сейчас.

Откуда лично я делаю вывод, что вся эта повестка с обеих сторон немного игровая. Игровая именно для того, чтобы результаты 2014-2015 года забыть-отменить-упразднить.

На 100 книгах о любимой книге детства

К сожалению из-за моего тяжкого нездоровья (а оно, видимо, будет продолжаться долго, если вообще когда-нибудь закончится) тексты на "100 книг" не столько появляются, сколько случаются.

Я часто не пишу про книги про которые очень хочу, например про "Когда умирают деньги" Фергюсона.

Зато выдача Лариной навела меня на мысли о советском детстве и я написал о любимой книге, любовь к которой перешла по наследству к Хомяку...

Ну и о Сергее Михалкове заодно.

http://100knig.com/ya-rastu/

***
Секрет успеха был прост – перед нами была книга предназначенная для преподавания русского как иностранного, для детей дипломатов, торгпредставителей, и других иностранцев, живших в Союзе. Как и всякий советский «экспортный продукт» – от икры до «Лады», книга была сделана гораздо лучше, понятней, изящней, на хорошей бумаге и без перегруза официозными коммунистическими вставками.

По ней действительно было удобно и приятно учиться русскому языку, а советская действительность представлялась гораздо более стильной и пригодной для жизни, чем в обычных книгах. А надо ли напоминать, что отношение к реальности определяется на 70% её саморепрезентацией. Одно и то же явление в стиле «пин-ап» и в стиле «колхозный плакат» воспринимаются по разному, хотя могут быть практически одним и тем же… Поэтому не случайны сегодня настойчивые попытки перерисовать СССР в стиле «пин-ап». Но, конечно же, отсутствие этого стиля не было случайностью…

Скорее всего книгу эту подарили мне папины друзья – японцы, учившиеся в Москве театральному искусству. Весь дом моего детства был буквально завален их подарками – перламутровые палочки для риса (кто бы мог подумать, что они станут нашей повседневностью), чашки для сакэ, из которых нечего было пить, металлическая заколка актера театра Кабуки, висевшая на стене как украшение.

На фотографиях моего трехлетия довольный карапуз в окружении детей-азиатов счастливо держится за космический корабль-робот на батарейках, ездивший по полу и задорно мигавший, издавая таинственные звуки. Вполне вероятно, что посреди этого японского вторжения нашлось место и скромной книжке, по которой японские дети учились русскому языку.

Задорно выполненные иллюстрации, хорошо подобранные тексты… Книга, конечно, была советской, но это был, как раз, тот случай, когда советской поворачивалось своей в общем и целом симпатичной стороной — это была, в 1950-80-е, культура детства, культура культа детства, доведенного, пожалуй, до большего уровня восторженности, чем культ детства в Европе. Результатом, правда, стали несколько поколений чудовищных инфантилов, но в том детстве было действительно хорошо.

Еще из «Я расту» я узнал, что Сергей Михалков был великим поэтом. Величие поэта определяется по наличию у него хотя бы одного стихотворения-шедевра, даже если всё остальное его творчество — шлак. У Михалкова было это Единственное Стихотворение. И это отнюдь не гимн СССР.

***

Кстати, если вы еще не заглянули в основной текст можете попытаться угадать это стихотворение.