March 4th, 2016

Вчера на РСН про убийственную няню, парламентские выборы, блокаду Крыма и многое другое

Интересный вчера был эфир.

http://rusnovosti.ru/posts/411087

С. КОРОЛЁВ: В студии Егор Холмогоров. Здравствуйте.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Здравствуйте.

С. КОРОЛЁВ: У нас традиционная рубрика «Счастливый звонок».

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер! Скажите, пожалуйста, что будет через год в плане экономической и политической ситуации? К чему нам готовиться?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что за следующий год экономическая ситуация принципиально не изменится ни в лучшую, ни в худшую сторону. Большая часть тех отрицательных событий, которые с нами могли произойти, уже произошли. Конечно, где-то будут происходить негативные события по принципу того, что те, кто ещё пока не успел разориться, разорится в следующем году. Люди будут вынуждены искать другую работу и так далее. Какие-то локальные негативные события могут быть, но чтобы ещё раз чудовищно рухнул рубль, экономические проблемы усугубились — этого не будет, я думаю. Но за этот год и не наладится ничего принципиально.

С. КОРОЛЁВ: В марте российская валюта продолжит укрепляться. Об этом в эфире «Русской службы новостей» рассказал руководитель Школы научной астрологии Сергей Безбородный. И есть вторая новость, официальная: Минэкономразвития предрекло России кризис до 2019 года.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я боюсь, что при всём нашем недоверии к Минэкономразвития в данном случае они — более хорошие астрологи.

С. КОРОЛЁВ: Но тоже астрологи?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Скорее всего, они правы. Я не так давно беседовал с одним чиновником из этого ведомства, мы обсуждали ситуацию. Его логика была простая: он говорит, что они видели, что кризис надвигается последние годы, что уже в 2013 он фактически начался. И поскольку всё это связано с падением цен на нефть и исчерпанием ресурсов сырьевой экономики, то у нас это надолго — до тех пор, пока экономика не перезапустится на каких-то новых основах.

С. КОРОЛЁВ: Чуров уходит.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Волшебник. Он как Гэндальф свалился в этот провал во время битвы с Барлогом. Он был Серым, а потом, когда вернулся, стал Белым. Я думаю, что Чуров через какое-то время тоже вернётся и скажет: «Я стал Белым».

С. КОРОЛЁВ: Куда вернётся? В Центризбирком?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Почему бы и нет?

С. КОРОЛЁВ: А если серьёзно, как бы Вы охарактеризовали эпоху Чурова? Эти пресловутые 146%, за которые он обещал засудить в нашем эфире. Это ведь неспроста.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что всё-таки конкретно Чуров — это в большей степени человек-функция. Он сам по себе колоритный, интересный, интересующийся военной историей, живописью, но именно в плане управления избирательным процессом это в большей степени — человек-функция. И любой другой руководитель на его месте, я думаю, в те годы делал бы всё то же самое, что и он. Есть некий обывательский оппозиционный миф о том, что Чуров — мастер избирательных манипуляций, фальсификаций. Это абсолютная ерунда. Если там и были нарушения, то они были системными, а не завязанными на отдельную личность.

Но другое дело, что вокруг него уже создался миф о волшебнике Чурове, которые любые ваши 100% превратит в 146%. Этот миф, я думаю, мешает адекватному восприятию избирательного процесса на сей раз. И я думаю, что именно поэтому Чуров уходит. Сейчас у людей должно быть ощущение такого нового, свежего старта. На этих выборах будет достаточно жёсткая борьба в мажоритарных округах. Непонятно, как будут голосовать за «Единую Россию». Потому что сегодня получается, что не «голосуешь за «Единую Россию» — голосуешь за Путина», а «голосуешь за «Единую Россию» — голосуешь за Силуанова». А это — не одно и то же, мягко говоря. Когда ты голосуешь за министра финансов с его идеями поднять пенсионный возраст... Я думаю, что у «Единой России» будут определённые трудности на этих выборах.

С. КОРОЛЁВ: Большинство граждан России, 74%, поддержали бы кандидатуру президента Путина на ближайших президентских выборах.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я бы тоже поддержал. Но это никак на парламентский расклад не повлияет.

С. КОРОЛЁВ: То есть Вы считаете, что для «Единой России» наступают тяжёлые времена?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не знаю, наступают они или нет, но я не думаю, что на этот раз удастся персональный рейтинг президента разменять на рейтинг политической партии.

С. КОРОЛЁВ: У нас уже есть два кандидата в президенты, которые могут заявить об этом: Григорий Явлинский и Владимир Жириновский. Вчера в нашем эфире он сказал, что у него есть 4 преемника, но он пойдёт на выборы сам. У кого из них больше шансов?

Е. ХОЛМОГОРОВ: У Жириновского, конечно.

С. КОРОЛЁВ: Ответ неправильный. У Путина.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Из этих двоих — однозначно у Жириновского, потому что он всё-таки выступает согласно тому, что говорит и думает народ. А Явлинский по большей части идёт в противоположную сторону. Конечно, в своё время Явлинского называли «Жириновским для интеллигенции», но с тех пор прослойка той интеллигенции, для которой он может быть хотя бы Жириновским, сузилась до минимума.

С. КОРОЛЁВ: У Вас нет ощущения дежавю? Новой крови совсем нет.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Для чего нужно было извлекать на свет политического кадавра в лице Григория Алексеевича, я не понимаю. Если Жириновский — традиционный кандидат, уже привычный для всех, хотя несколько поднадоевший, то зачем нужно это «извлечение зомби из могилы»?

С. КОРОЛЁВ: Есть ещё Титов и «Правое дело». Оно заживёт новой жизнью? Потапенко, Дмитриева и Титов — вот такая компания образовалась на правом фланге.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Здесь нужно различать две вещи. Я думаю, что у них есть определённые шансы в мажоритарных округах, то есть там, где люди будут готовы голосовать за конкретного кандидата, который будет связан с этой партией. Как у общефедерального списка у них нет шансов по двум причинам. Первая причина — это заезженное название, ассоциирующееся с Гайдаром и Немцовым. Оно на них давит. Я пытался в 1999 году поучаствовать в перезагрузке понятия правый с тем, чтобы оно было ближе к европейскому или американскому понятию правый. Например, Трамп — правый. Он — за свободу предпринимательства и очень жёстко относится к миграционному вопросу. Но этой перезагрузки так и не получилось. А вторая причина — это то, что действительно нужно было идти с программой за национальный бизнес.

С. КОРОЛЁВ: А «Яблоко» плюс «ПАРНАС»? Если это всё-таки состоится.

Е. ХОЛМОГОРОВ: «Яблоко» плюс «ПАРНАС» — это гнилое яблоко.

С. КОРОЛЁВ: Сколько процентов наберут?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что времена, когда Михаилу Касьянову отчисляли 2%, уже прошли.

С. КОРОЛЁВ: «Ваши соратники по комитету — Просвирнин и Крылов — выступают за отделение Кавказа. Вы их поддерживаете?» — спрашивает слушатель.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Они не выступают за отделение Кавказа.

С. КОРОЛЁВ: Как же? За язык их никто не тянул.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Они выступают за замирение Кавказа, когда там начинаются какие-то истории типа той, что была в Чечне в начале 90-х годов, когда там режим Дудаева фактически произвёл геноцид русского населения. А что касается отделения, то ни от Крылова, ни от Просвирнина я такой формулировки не слышал. Крылов участвовал в кампании «Хватит кормить Кавказ», он за неё даже получил 282 статью. Это был далёкий 2011 год. И в итоге он эту 282 статью словил за слова «пора кончать с этой странной экономической моделью», из чего следует, что, видимо, никаких более криминальных призывов, следствие в его речи не нашло. Отсюда я делаю вывод, что, скорее всего, он их и не делал.

С. КОРОЛЁВ: Как Вы относитесь к тому, что Чубайс попросил денег из Фонда национального благосостояния? Зачем Чубайсу деньги? 89 млрд. Причём мы позвонили в наблюдательный совет «РОСНАНО», они говорят, что не знают, зачем эти деньги.

Е. ХОЛМОГОРОВ: А можно мне 80 млрд? Я их потрачу на книжки. В Италии не так давно умер известный писатель Умберто Эко, у него была библиотека на 30 тысяч книг. У меня всего на 5. Мне ещё 25 тысяч книг не хватает. Если мне подкинут денег, то я ещё и перегоню его. Я, по крайней мере, могу гарантировать, что вы узнаете, куда пошли эти деньги, а потом я помру и оставлю всю эту библиотеку народу. Будет прекрасная холмогоровская библиотека, в которую будут ходить ваши дети и внуки. Если так распорядиться этими деньгами, то пользы будет куда больше, чем если отдать их Чубайсу.

С. КОРОЛЁВ: Разгорелся заочный серьёзный спор между Алексеем Навальным и Владимиром Познером. Спор по поводу того, показывать кровожадные сюжеты по поводу этой няни по центральным телеканалам или нет. Познер написал, что понимает тех редакторов, которые не пустили эти кадры в эфир в вечерних новостях в день происшествия. Навальный обвинил Познера во всём, в чём только можно.

Е. ХОЛМОГОРОВ: В этом главная проблема. Я на следующий день после этой ужасной трагедии отправился на «Октябрьское поле», увидел каких-то милых девчушек, которые пошли с цветами сначала в один переход, потом вернулись. Я понял, что значит не туда пошли, отправился за ними и нашёл место этого мемориала. Там цветы, игрушки, рядом сидят Маша и медведь. Я просто чуть не разрыдался в этот момент. Положил цветы, помолился, но ещё и послушал разговоры. Знаете, у Высоцкого была песня про слухи. Так вот разговоры эти были один в один эта песня. Рассуждали, был ли на ей пояс шахида, почему не показали по ТВ, говорили, что это лично Путин приказал и так далее. Я думаю, что необязательно было показывать самые страшные кадры, но нужно было объективно рассказать о том, что произошло.

С. КОРОЛЁВ: То есть Вы здесь поддерживаете Навального?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не поддерживаю Навального нигде. Если его мнение где-то случайно совпадает с моим, это проблема Навального. Так вот, за счёт того, что это не было рассказано, в людях посеяли больше паники, чем следовало, да ещё и подставили президента. К сожалению, наша бюрократия что ни делает, у неё всегда получается 9 января — подрыв доверия между народом и властью. А здесь повторилась та же ситуация, что и с нашим самолётом осенью, когда тоже долго не признавали теракт, а потом выяснилось, что всё-таки это был он. Я убеждён в том, что сколько бы ни говорилось про психиатрию, в конечном счёте мы обнаруживаем в этом деле ячейку ваххабитов, связи с ИГИЛ. Потому что, конечно, случайно у человека из подсознания не могут вылезти все эти чёрные платки, выкрики, размахивания отрезанной человеческой головой.

С. КОРОЛЁВ: Одно другого не исключает. Я имею в виду психиатрию.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, что и в ИГИЛ полно психов, и они с удовольствием режут головы. Но они от этого не перестают быть террористами. Я думаю, что объективно то, что произошло, всё равно является терактом, попыткой устрашения, запугивания. Единственный позитивный момент, что это сразу не стали показывать федеральные каналы, заключается в том, что очень важно подавить тот сигнал, который террористы передают, снизить уровень паники. И если руководствовались этим, может быть, это решение было не таким уж и неверным. Но если действительно руководствовались именно этим.

С. КОРОЛЁВ: «А Вы не допускаете мысль о том, что история с убийством девочки — это постановка ФСБ с целью общественного резонанса?» — пишет слушатель.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это исключено. Это из разряда поиска летающих тарелок.

С. КОРОЛЁВ: «Всё очень неправдопободно — и с судом, и с поведением убийцы. Где, к примеру, родители этой жертвы?»

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если вашему ребёнку отрежут голову и сожгут квартиру, никакого «где» относительно вас ближайшие несколько недель или месяцев точно не будет. Если эти люди сумеют всё это как-то пережить, — это уже будет хорошо. Я, кстати, поучаствовал в акции, перевёл им немного денег.

С. КОРОЛЁВ: Вы уверены, что они им дойдут?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да, это личные карты. Она ведь убила девочку и сразу сожгла квартиру, где они жили.

С. КОРОЛЁВ: Как они могли не разглядеть?

Е. ХОЛМОГОРОВ: А вот это уже вина наших пропагандистов толерантности. Нужно быть человеком с предрассудками. Если к тебе приходит человек чужой культуры, которую ты не понимаешь, не бери его к своему ребёнку. Потому что ты, во-первых, не знаешь, какую культуру он передаст ему. А во-вторых, ты не понимаешь, как устроена его психология. Есть прекрасная книга нашего невролога, психиатра Лурии как раз об обследованиях, которые он проводил в Таджикистане, в Узбекистане в 30-е годы. Обследования чётко показывали, что у людей, живущих в другой среде, в другой культуре, другой тип мышления. Он ни лучше, ни хуже, просто он другой. И если ты не понимаешь этой логики, имей хоть немножко здорового предрассудка. Бери человека из своей культуры, тебе понятного.

С. КОРОЛЁВ: Вы были бы за казнь этой няни?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если будет доказана её вменяемость на момент преступления, почему нет?

С. КОРОЛЁВ: У нас же мораторий.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я не большой его сторонник, хотя вижу определённые плюсы относительно качества наших судов. Но здесь настолько ясное преступление, что эта тема о судебной ошибке исключена. Есть теракт, и если она его совершила в условно вменяемом состоянии, это означает, что она должна ответить за свой поступок.

С. КОРОЛЁВ: «Мигрантов и так все не любят», — пишет слушатель.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я говорю о том, что есть абсолютно разумные основания для того, чтобы относиться к мигрантам с предубеждением.

Collapse )