May 11th, 2016

Мои твиты

Collapse )

Севастополь. Май. Россия!

Мой репортаж о том, как Севастополь встретил День Победы.

Почитайте, там много интересного.

Про лопух, прорастающий сквозь мой череп, правда убрали. Видимо дорогая редакция верит, что я буду жить вечно. Спасибо им!

http://portal-kultura.ru/articles/nash-krym/134474-vechnyy-may-sevastopolya/

Усилиями Алексея Чалого «тридцать пятая» превращена в довольно мощный музей. Однако сегодня ажиотаж, и в казематы нам билетов не достается. Хороший повод, чтобы получше осмотреть территорию — грандиозные развалины артиллерийских башен, доты, макеты окопов. Вот дети колдуют над противотанковым ружьем. Рядом — пулеметная точка с «Максимом»: в такой же под Смоленском засыпало в переломном 1943-м моего деда Владимира, — он чудом откопался, но остался инвалидом. Немецкий грузовик с полевой пушкой вермахта. На бампере номера соседней страны. Совпадение? Читаю в смартфоне новость о том, как в Славянске неонацисты облили зеленкой 91-летнюю бабушку с медалями...

Благодаря сайту «Подвиг народа» жена узнала, что именно здесь, в Балаклавской долине под Севастополем, ее дед был ранен и лишился ноги. По каменистым проселкам отправляемся на итальянское кладбище Крымской войны, вблизи которого Александр Лаврентьевич принял тот роковой бой в 1942-м. Посреди пустынных холмов высится одинокая стела в память о солдатах Сардинского королевства, погибших в XIX столетии ради того, чтобы Турция продолжала владеть Константинополем, а ныне выпускала в Европу все новые орды беженцев...

Вспоминается виденная только что в музее ЧФ тарелочка: французский император Наполеон III и турецкий султан под водительством английской королевы Виктории сплотились против русских. Когда вас заинтересует ответ на вопрос, почему Хан избран мэром Лондона или почему Франции легче под видом вынужденных мигрантов принять тысячи исламистов, нежели снять санкции с России, и вы вздумаете сражаться вместе с европейцами за ценности западной цивилизации, взгляните на тарелочку и вспомните — кто является подлинным союзником Европы, а кто навсегда назначен ее врагом.

Вечером город в предвкушении салюта. На набережной окруженная плотной толпой выступает рок-группа. «Севастополь — русский город!» — провозглашает солист и затягивает «Smoke on the water». Я зачем-то открываю сайт радио «Свобода», где «прогрессивная интеллигенция» изгаляется про «изгаженный патриотизмом праздник, который умрет вместе с ветеранами». «С праздником нашей Победы!» — выкрикивает певец, и музыканты приступают к рок-аранжировке: «День Победы, как он был от нас далек...» Аудитория, состоящая в основном из двадцатилетних, восторженно подхватывает песню, которую в моем детстве пели те, кто «с сединою на висках»: «Здравствуй, мама, возвратились мы не все, босиком бы пробежаться по росе...»

Я слушаю и думаю, что пройдет много лет, но все так же на набережной в русском городе Севастополе будет звучать «День Победы». А девочка с гитарой на соседнем бульваре исполнит «Темную ночь» в каком-то неведомом музыкальном стиле грядущего.