August 11th, 2016

"Вообразим что России не существует". Подлость против наших паралимпийцев.

Про подлость против наших паралимпийцев как попытку символического стирания России с карты мира.

http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/138602-za-granyu-vozmozhnogo/



Буквально несколько дней назад, придя к парикмахеру, я обнаружил в соседнем кресле очень пожилого мужчину, рассказывающего о себе и своих сыновьях. Он спортсмен, дети — тоже, один из них — паралимпиец. В 2002 году в Каспийске террористы взорвали военный оркестр, в котором он служил. Тело отправили в морг. Но парень зашевелился — очнулся после клинической смерти. Живой, в итоге лишившийся ноги, он стал хоккеистом. Одним из героев той железной дружины, что на сочинской Паралимпиаде восстановила престиж нашего хоккея после неудачи главной сборной. Отец с гордостью и слезами говорил, как сын на призовые деньги построил ему баню… В этом было столько трогательной человечности, что я сам почти расплакался вместе с ним…

И вот именно этому воскресшему воину и сотням других мужественных людей, сумевших перешагнуть пределы, брошено трусливое и подлое, совершенно не подкрепленное ничем обвинение. По сути — месть за несостоявшийся полный разгром России на главном олимпийском уровне. Опять война, просто на ином поле.

В 2016-м «западные партнеры» явно взяли на вооружение клич Барака Обамы: «Россия — незначительная региональная держава». А таковой неприлично собирать на олимпиадах столько же медалей, сколько гегемон и его сателлиты. Поскольку разбить нас в пух и прах в честной борьбе не получается, пошли в ход и допинговое передергивание фактов, и принцип коллективной ответственности.

К сожалению, отечественные спортивные чиновники допустили разрастание травли, до последнего надеялись, что все обойдется, не предприняли решительных мер, дабы защитить атлетов от этакого обыкновенного расизма. Но, по счастью, уже очевидно, что большое евро-американское начальство ждет неприятный сюрприз — играя в меньшинстве против предвзятости судей и ненависти со стороны хорошенько обработанных западной пропагандой коллег-спортсменов, наши вырывают свои «бронзу», «серебро», «золото». Зачастую в тех дисциплинах, где прежде не было никаких надежд.

По сути, российские олимпийцы оказались в положении паралимпийцев — им нужно выйти за край человеческих сил. А паралимпийцы, оскорбленные и оболганные, — словно древние былинные герои, закованные в сто цепей. Странно, что Запад по-прежнему не понял: русские особенно хороши в преодолении. Как говорил наполеоновский маршал Бернадот, позднее ставший шведским королем и поддержавший, вопреки ожиданиям Бонапарта, Россию: «Подражайте русским — для них нет ничего невозможного».

Эдмунд Бёрк. Сотворение европейского консерватизма из духа Традиции

Большая и невероятно философски важная статья об основателе консерватизма как идейного течения Эдмунде Бёрке. Я, на самом деле, могу считаться одним из первых русских бёркианцев (собственно, первее из мне известных только Л.В. Поляков) - именно Бёрком вдохновлены мои концепции "реставрации будущего", консервативные главы в "Русском националисте" о консерватизме как понятности и известности...



http://politconservatism.ru/articles/sotvorenie-konservatizma-gordost-i-predubezhdenie-edmunda-byorka

В этой статье я опровергаю росхожее мнение о Бёрке, как поверхностном либеральном-консерваторе и представителе умеренного прогресса в рамках законности.

На деле Бёрк не выразил, а _изобрел_ английский консерватизм и, в известном смысле, всучил его англичанам будучи сам ирландцем и, по существу, тайным католиком. Его война с ВФР - это война христианина традиционалиста с антицерковным беснованием.

Собственная политическая метафизика Бёрка, необычайно глубокая и живая, базируется на представлении об обществе как стремлении к богоустановленному совершенству. В этом стремлении мертвые содружествуют с живыми, имеет значение каждое проявление творческой энергии и все это преобразуется в накопление единого наследия, частью которого являются и предрассудки как коллективные подпорки слабого индивидуального разума.

Рационалистическое разрушение ведет по Бёрку к нигилизму, а противостоит ему творческое накопление наследия и возвращение к опыту дальних предков, если опыт предков ближних оказался неудачным.

Думаю, что в конечном счете русский консерватизм становится и в чем-то уже стал именно бёркианским и это решительно идет ему на пользу.