September 11th, 2016

57 школа какой она была. Воспоминания, фото, гиперссылки...

Сделал версию своего повествования о 57 школе для "100 книг" - с фоточками, ссылками на упоминаемые книги и более развернутым изложением некоторых моментов, которые пришлось сократить на АПН, так как у них оказалось ограничение материала по знакам.

Кстати никто так и не догадался - что именно пародирует зачин этого очерка. "Историю моей голубятни" Бабеля. И это не случайно. Начинается она с отчаянной коррупционной конкуренции евреев за право обучаться с русскими в гимназии.

"В детстве я очень хотел иметь голубятню. Во всю жизнь у меня не было желания сильнее. Мне было девять лет, когда отец посулил дать денег на покупку тесу и трех пар голубей. Тогда шел тысяча девятьсот четвертый год. Я готовился к экзаменам в приготовительный класс Николаевской гимназии.
Мне было всего девять лет, и я боялся экзаменов. По обоим предметам - по русскому и по арифметике - мне нельзя было получить меньше пяти. Процентная норма была трудна в нашей гимназии, всего пять процентов. Из сорока мальчиков только два еврея могли поступить в приготовительный класс. Учителя спрашивали этих мальчиков хитро; никого не спрашивали так замысловато, как нас. Поэтому отец, обещая купить голубей, требовал двух пятерок с крестами. Он совсем истерзал меня, я впал в нескончаемый сон наяву, в длинный, детский сон отчаяния, и пошел на экзамен в этом сне и все же выдержал лучше других.
Я был способен к наукам. Учителя, хоть они и хитрили, не могли отнять у меня ума и жадной памяти. Я был способен к наукам и получил две пятерки. Но потом все изменилось. Харитон Эфрусси, торговец хлебом, экспортировавший пшеницу в Марсель, дал за своего сына взятку в пятьсот рублей, мне поставили пять с минусом вместо пяти, и в гимназию на мое место приняли маленького Эфрусси. Отец очень убивался тогда. С шести лет он обучал меня всем наукам, каким только можно было. Случай с минусом привел его в отчаяние. Он хотел побить Эфрусси или подкупить двух грузчиков, чтобы они побили Эфрусси, но мать отговорила его"

История моего пятидесятисемитства

11-g

11.09.2016 / Егор Холмогоров

В детстве я очень хотел изучать латынь и философию. Во всей жизни у меня не было желания сильнее. Я читал “Очерки бурсы” Помяловского и, хотя отлично понимал, что герои этого революционно-демократического клеветона живут в форменном аду, все равно завидовал им, ...

Источник: http://100knig.com/istoriya-moego-pyatidesyatisemitstva/



Пребывание за спиной Старостина-Решетникова давало некоторые преимущества, например возможность читать “Повесть о пропащем человеке Федьке” – сказ, которые наши герои сочиняли по несколько слов или предложению поочередно. Это был текст сколь безумный, столь и великолепный. Жаль, что он пропал, причем по моей вине – когда затея моим одноклассникам наскучила они отдали тетрадку мне и где-то в середине 90-х она потерялась вместе с пачкой моих плохих религиозных стихов...

Игорь для меня открыл разницу между интеллектуальным и интеллигентским. Было это так — он рассказывал про позднего Пастернака и разъяснял, что поздний Пастернак, в сущности, плохой поэт — скучно назидательный, плоский, риторичный. И вспомнил историю как ездил в Переделкино в дом Пастернака и какая-то тетенька, видимо смотрительница, сказала, что вот на этом самом пеньке Борис Леонидович написал великие стихи: «Нобелевская премия». «А я не хотел и не мог понять что в этом великого. Плоские пустые стихи. Великое — это про Ржаксу и Мучкап»...

Я вообще много читал на уроках и правда очень благодарен школе за то, что у меня это получалось и мне особо никто не мешал. На уроках литературы я читал Библию. На уроках физики – биографию Чан Кайши. Как-то я выпросил у Зои разрешение забрать домой начатый на уроке том “Библиотеки литературы Древней Руси” включавший собой житие преподобного Сергия Радонежского, повесть о Довмонте и послание новгородского владыки Василия епископу тверскому Феодору о рае, где заключалось, что рай есть место не только мысленное, но и чувственное. С тех пор и наследие преподобного Сергия и идея о поиске чувственного пространственного локализованного рая как доминанте русской культуры заняли важное место в моем мышлении и моих работах. Так получилось, что 57-я сделала меня не дальше, а ближе к русской культуре и православию, вопреки широко распространенному теперь представлению о ней.

Мои твиты

Collapse )

Как русским надлежит поступать с кощунниками

Написал о деле екатеринбургского блогера "Соколовского" раскрыв следующие вопросы.

https://um.plus/2016/09/11/pravo-na-tserkovnuyu-ogradu/

1. Святыни и религиозные чувства у христиан есть и их действительно можно оскорбить.

2. Храм на Крови в Екатеринбурге, не только церковная, но и гражданская святыня, наподобие Могилы Неизвестного Солдата.

3. 282 статья не нужна.

4. Разводка что православные должны торопливо прощать христоненавистников и кощунников по причине евангельской любви - это именно разводка.

5. Если мы хотим византизма, то есть икон, церквей, богословских трактатов, житий святых, шмелевского теплого быта и прочих красивых радостей, которые дает человеку Православие, то нам нужна известная государственная ограда для Церкви. Главное чтобы она не превращалась в решетку. Христиане выживут и под апокалиптическим ветром, но вот для не христиан "отдача" от присутствия Церкви в мире в этом случае резко снизится.