September 14th, 2016

Эдвард Сноуден и Кубик Рубика

Рецензия на фильм Оливера Стоуна "Сноуден". Сноуден как реальный Гарри Поттер. А фильм действительно стоит того, чтобы его посмотреть.

http://portal-kultura.ru/articles/cinema/139596-edvard-snouden-i-taynaya-komnata/



Эдвард Сноуден — герой нашего времени. Один из главных. Он не просто вытащил на свет Божий грязную игру Вашингтона. Он вскрыл систему повсеместной манипуляции и террора и тем самым предоставил людям шанс ей сопротивляться. Стоун раскрывает конфликт между изначальным патриотизмом Сноудена и последующим пренебрежением «американскими национальными интересами». Сверхдержава не может так просто сослаться на эти интересы, поскольку ее суть — в попрании суверенитета других наций. Когда слабый имеет секреты, опасаясь сильного, то выдавший их — предатель. Когда сильнейший владелец спутников, авианосцев, долларов и CNN разрабатывает все новые виды оружия, дабы держать в узде всех прочих, любой, кто встает у него на пути, — благородный герой.

Разоблачения Сноудена дали каждому человеку трудный выбор: надо ли флиртовать в чатах, начинать утро со слов «окей, Гугл», призывать в Твиттере оторвать голову Обаме, если все это немедленно оседает в хранилищах американской разведки? На примере казуса с иранским банкиром в Женеве режиссер доходчиво разъясняет проблему, поднятую Сноуденом. Нам кажется, что наши поступки не могут привлечь внимание правительства США. И действительно — кто мы такие? Но сплошь и рядом выходит, что обычные с точки зрения глобального Спрута люди так или иначе повязаны с важными. И вот уже ваши интимные фото начинают представлять огромный вербовочный интерес...
«Сноуден»

Но куда большее значение то, что сотворил Сноуден, имеет для суверенных государств. Бесстрашное срывание масок и унижение Вашингтона в значительной степени развязало руки тем, кто ратует за многополярный мир. Не было бы Сноудена — не случилось бы, скорее всего, ни Крыма, ни Донбасса, ни разрушения американских планов в Сирии, ни десятков других флажков, выставленных повсеместно распоясавшемуся «гегемону», который никогда уже не предстанет перед нами в сияющей броне на белом коне.

Человечество вздохнуло свободнее.