September 23rd, 2016

В поддержку прогрессивного налогообложения

Написал в поддержку введения прогрессивного налога. Понятны все против, особенно опасения, что планка будет установлена слишком низкая из серии "100 тысяч есть - значит буржуй". Но важно понимать и все принципиальные За.

https://um.plus/2016/09/23/progress-kak-dvigatel-naloga/

За годы конфликта с Западом Россия все больше и больше стала напоминать нормальную, чуть скучноватую, европейскую бюргерскую страну. Куда больше, чем сами западные страны, охваченные беженской веселухой и прочими радостями ползучего джихада. В нашей жизни стало гораздо меньше разнузданной кипящей в крови волюшки и куда больше правил, морализма, мелких буржуазных радостей и маленьких красивостей...

Именно прогрессивному налогу Запад обязан той самой конструкцией порядка и уюта, которая сделала его образцом в послевоенное «золотое тридцатилетие»... Именно прогрессивный налог стал той фабрикой среднего класса, которая преобразовала мир «принцев и нищих»...

Очевидная для Европы и Америки связь между социальным государством и высокими налогами и прогрессивной шкалой, ограничивающей концентрацию капитала в руках сверхбогачей, для нас совсем не очевидна, поскольку у нас просто нет соответствующего опыта...

Либертарианский тезис о том, что богатство человека зависит от его индивидуальных способностей, а потому государство не имеет права ни его ограничивать, ни «по-шариковски» требовать делиться «честно заработанным» с «нищебродами», — это ложь, причем, чаще всего, ложь заведомая и недобросовестная.

Если бы индивид опирался на свои собственные силы, то он, в лучшем случае, бродил бы сегодня полуголым по лесу опираясь на палку копалку.

Богач является пользователем и главным выгодополучателем совокупного общественного богатства, создающего такой продукт, который в рамках отдельного домохозяйства невозможен

Богатым является только человек в богатом и сложно организованном обществе. В бедном и слабо организованном обществе по настоящему богатых попросту не бывает.

Когда утверждают, что «богатые и удачливые» не должны платить за «бедных и неудачливых», а уж государство вообще никому ничего не должно, обычно забывают, что история государства и власти началась с того, что богатые начали платить за бедных.

Это только в советском учебнике про классовую борьбу эксплуататоры взялись ниоткуда благодаря появлению «излишков производства» и начали безжалостно эксплуатировать всех, кто попадется под руку. В реальности история богатства и власти началась с благотворительности… Завесу над тайной приоткрыл американский антрополог Маршалл Саллинз, изучавший экономику примитивных обществ от Новой Гвинеи и Гавайских островов до Новой Зеландии и задавшийся вопросом: как обстоит в них дело с «эффектом Чаянова».

Великий русский экономист, изучая традиционное крестьянское хозяйство пришел к выводу, что деятельность в нем подчинена простому правилу – с увеличением числа рабочих рук в домохозяйстве, крестьяне не увеличивали выпуск продукта, а снижали рабочее время, предпочитая больше отдыхать. Этот эффект наблюдался в самых разных обществах с архаичной структурой, от Европы до собирателей Австралии. И было совершенно непонятно, как при таком подходе вообще могли начаться накопление капитала и материальный прогресс. Казалось любые усовершенствования должны уходить в ничегонеделание.

Саллинз обратил внимание на одну группу аборигенов, чье поведение резко отличалось от остальных. Они работали от зари до зари, накапливали значительные материальные ценности, демонстрировали гораздо больше рациональности и изобретательности. Зачем они это делали? Эти люди вкалывали с утра до ночи и создавали запасы пищи для того, чтобы… раздать её односельчанам, устроить шумный пир и этим привлечь к себе сердца. Саллинз назвал эту группу «политиками», поскольку мотивацией их действий было приобретение политического и социального влияния и внутриплеменной власти.

Первые «вожди» не искали власти ради богатства, напротив, они создавали богатство ради власти.

«Материальный остаток, который время от времени перепадает вождю, не является основным смыслом организации. Смысл заключается в той власти, которую обретает вождь благодаря тому, что позволяет определенной части добра перепасть народу. А в более крупном масштабе вождь, поддерживая таким образом общественное благосостояние и организовывая общественную деятельность, создает общественное богатство, не доступное отдельным домохозяйствам ни как желанное, ни как возможное. Он устанавливает общественную экономику, превосходящую сумму экономик домохозяйств, составляющих общество…

Слишком часто и слишком механистически объясняют антропологи появление организации вождей появлением излишков общественного производства. В историческом процессе зависимость должна быть по меньшей мере взаимной, а при функционировании примитивного общества она, скорее всего, была обратной. Лидерство постоянно стимулирует излишек домашнего производства. Развитие иерархии и вождества становится, в то же время, развитием производительных сил».

(Маршалл Саллинз. Экономика каменного века. М., ОГИ, 1999 с. 135 )

Итак, повторим еще раз. Богатство – это продукт общественной экономики, превосходящей сумму экономик отдельных домохозяйств. Роль богатства и власти в этой общественной экономике состоит не в том, чтобы присваивать себе как можно больший продукт за счет бедных, а в том, чтобы провоцировать и стимулировать рост производительных сил, в том числе и за счет перераспределения от богатых к бедным.

Прогрессивный налог – это справедливая система в которой каждый отдает обществу пропорционально тому, сколько он получает из общественного богатства...

Не надо путать прогрессивный принцип налогообложения с повышением налогов. Прогрессивный принцип означает, что какие-то категории граждан могут платить налоги ниже среднего, или вовсе быть от них освобождены, если их «спрос» с государства невелик, экономический вклад – значителен, а сохранение денег в их карманах стимулирует платежеспособный спрос.

В конечном счете – стимуляция платежеспособного спроса для государства более важная задача, чем фискальное равновесие и экономия на расходах

Скажем, «сэкономленные» на предполагаемом повышении пенсионного возраста миллионы и миллионы рублей, это деньги сэкономленные только для минфина, а для рынка – от производителей очков до продуктовых сетей, это деньги потерянные. Это не пополнение казны, а катастрофа для совокупного спроса. В обществе есть такие экономические агенты у которых деньги нужно забирать, а есть те, кому их необходимо давать – причем и то и другое именно для того, чтобы экономика работала без сбоев.

Экономический смысл прогрессивного налога в том и состоит, чтобы забрать деньги у тех, кто занимается малоосмысленным сверхнакоплением и тратами на предметы роскоши и передать тем, кто тратит их здесь и сейчас, поддерживая сегодняшнюю промышленность, сельское хозяйство и сферу услуг.

Поэтому налоговые ставки должны быть низкими (или вообще отсутствовать) для тех, кто тратит, разумными для тех, кто копит и инвестирует, и высокими для тех, кто сверхнакапливает, спекулирует или транжирит.

https://um.plus/2016/09/23/progress-kak-dvigatel-naloga/

Про Володина

Кстати полагаю, что Володин-спикер - это будет круто.

До этого всю текущую эпоху должность спикера занимали подчеркнуто не-политики, которые реализовывали одну единственную задачу - "парламент не место для дискуссий". Дума по сути выводилась из политического поля, превращалась в наполеоновский законодательный корпус.

Володин на сей раз изготовил новую Думу. Она не совсем такая, какую нам хотелось бы в рамках плюрализма, но по мне лучше уж меньше плюрализма без Шлосберга, чем больше плюрализма со Шлосбергом, но без, к примеру, Ремизова. Но, несомненно, это дума из гораздо более крепких и с сильным самосознанием депутатов. Нынешний состав думы гораздо меньше похож на андроидов. и чтобы им дирижировать нужен политик.

Володин - политик. При этом он еще и человек с огромным депутатским опытом. То есть он понимает депутата и уважает его, стремится к тому, чтобы слово депутата что-то значило.

Дума при Володине почти наверняка превратится в реальный центр власти. И это хорошо, особенно если так и не будет проведена "делиберализация" правительства.

Периоду чудовищного системного перекоса в пользу исполнительной власти, начавшемуся еще в 1993 с расстрелом парламента, похоже приходит конец. Не случайно ведь именно с приходом Володина в 2013 было инициировано медийное осуждение того переворота и проведена своеобразная публичная реабилитация защитников Белого Дома.

То есть у нас начинает формироваться наконец устойчивая система - Президент как власть верховная, Парламент как власть законодательная, Правительство как власть исполнительная. Надеюсь еще подтянется и власть судебная, а Сенат начнет играть положенную ему охранительную роль.

И в этом смысле не случайно, конечно, что кандидатуру предложил сам Путин. Помимо личного аспекта, что Володин – человек команды, проявивший высокую надежность в самые боевые времена, весьма зарекомендовавший себя в глазах Путина (ОНФ, восстановление общественного диалога, выборы и т.д.), это еще своеобразный символ «кооптации» спикера на реальный политический олимп, выход этой должности за технические рамки.

Если говорить лично, то, не будучи знаком с ВВВ, я остался в самом лучшем впечатлении от его команды и того, что ею делается. Когда ты с ними взаимодействуешь, ты наконец-то ощущаешь, что работаешь по основному профилю и реально используешь свой интеллектуальный ресурс. То есть, если исходить из гипотезы, что команда это отражение личности руководителя, это означает, что Володин умеет уважать компетенции человека и их использовать. Что, несомненно, огромный плюс. Особенно в Думе.

Думаю Володину удастся так или иначе сохранить «крымский консенсус» в идеологии (надеюсь парламент вернет себе статус идейного центра, каким она некогда был) и законодательстве. В общем если ориентироваться не на идеальные хотелки (а я после предательства русских совершенного "любимцами публики" в 2014 перестал верить хотелкам и своим и особенно публики), а на логику эволюции системы, то мы движемся в очень верном направлении.

Мои твиты

Collapse )

"Муссон" Роберта Каплана и уроки индийского национализма для русских

Написал обзор прочитанной летом в Крыму увлекательной книги Каплана "Муссон". Прежде всего её глав касающихзся индийского национализма, у которого есть чему поучиться русскому.

Роберт Каплан. Муссон

musson-_835

23.09.2016 / Егор Холмогоров

Роберт Каплан. Муссон. Индийский океан и будущее американской политики. М., КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2015
Вторая вышедшая в России книга американского политолога Роберта Каплана «Муссон. Индийский океан и будущее американской политики» читается гораздо интересней чем нашумевшая «Месть географии». Нашумевший геополитический бестселлер оставлял ощущение ...

Источник: http://100knig.com/robert-kaplan-musson/



Индийская ситуация важна для русских тем, что Индия в бесконечно гипертрофированном виде имеет те же проблемы с национальным самосознанием, что мучат и нас. Русская история и география полна вставок «нерусского» кода – Золотая Орда, казенная монархическая толерантность и полякование периода Империи, большевистская дружба народов против «русского шовинизма». Наше понимание самих себя искусственно перекраивалось на нерусский и в чем-то даже антирусский лад.

Но для Индии та же самая проблема характерна в бесконечно более драматической степени – индийцам приходится буквально собирать свою историю и самосознание из кусков и фрагментов. Даже их международный национальный символ является символом оккупантов. Каплан раскрыл мне глаза на Тадж-Махал. Памятник, с которым ассоциируется Индия во всем мире — это монумент сооруженный оккупантами — моголами. Причем Шах-Джахан был именно тем правителем который отказался от терпимости к индуизму. То есть оккупантом вдвойне.

Каплан отмечает, что развитие образования, науки, исторических знаний, содействует не столько терпимости, сколько, напротив, развитию этнического разделения и нетерпимости. Историческая память о жестокостях древних оккупантов становится личной исторической памятью. Образование впервые приоткрыло народам их собственную историю и подтолкнуло к стремлению сводить исторические счеты. «Индусские бедняки остаются в блаженном неведении о Махмуде Газневи и его зверствах при завоевании Индии. Зато ныне о Махмуде узнали буржуа». Потому индусский национализм всего сильнее не среди невежественных бедняков, а среди интеллектуалов: ученых, программистов, законоведов…
И поэтому требование индийских националистов к мусульманским и иным многонациональным соседям категоричны и, со своему, вполне разумны. «Мусульмане, обитающие в Индии, обязаны отринуть память о монгольских владыках Бабуре и Акбаре, отказаться от терроризма; они должны стать индийцами до мозга костей».

Аналогичного подхода, с моей точки зрения, должны придерживаться и русские националисты – обитающие в России мосульмане должны откинуть память о монгольских владыках Чингис-хане, Батые и Узбеке, перестать рассказывать сказки, а тем более – навязывать в публичном пространстве миф о России как «преемнице Золотой Орды». Тогда страна сможет наслаждаться по настоящему прочным межнациональным и межрелигиозным миром. Сегодня национальное самосознание народов не только формируется в настоящем, но и совершает экспансию в прошлое.

Читая книгу Каплана я больше всего жалел, что аналогичных авторов нет у нас. В досоветское время были единичные, но увлекательные примеры, такие как Сергей Сыромятников – псевдоним «Сигма», объездивший с секретными миссиями Ближний Восток, Корею и Манчжурию, одновременно писатель и политический агент. Я знаком с его внуком Борисом Дмитриевичем, который, по мере сил, рассказывает о деятельности деда (Сыромятников Б.Д. «Странные» путешествия и командировки «СИГМЫ» (1897…1916 гг.). Спб, 2004) и даже завел на фейсбуке посвященную этому страницу.