September 26th, 2016

Мои твиты

  • Вс, 17:14: Вот чтобы за Мариуполь наши так дрались в ООН как за Алеппо...
  • Вс, 17:31: Дмитрий Быков оставил у меня ощущение какой-то совершенно исключительной грязи. Когда мы работали в... https://t.co/nxoWEklYZB
  • Вс, 17:46: У меня от этой истории стойкое ощущение самострела. Но конечно люди в камуфляже вместо прокурора совершенно не... https://t.co/LJKBCdhvGh
  • Вс, 18:12: Скорее бы уже! Севастополю очень нужен аэропорт! https://t.co/FoVV0Zy5lY
  • Вс, 18:43: Малые ГЭС Карелии. Игнойла ГЭС-26 https://t.co/67NPmpwMUV
  • Вс, 18:48: RT @KatasonovaMaria: Когда приходит демократия: https://t.co/EinXIKlT53
  • Вс, 19:18: Читаю совершенно восторженное предисловие к книге Роммеля "Пехота наступает". И задаюсь вопросом - а если бы... https://t.co/g2HjWkDC89
  • Вс, 19:29: https://t.co/8uwiXedLJl
  • Вс, 19:56: При своей нынешней динамике Трамп, если будет хоть немного сильнее Клинтон на дебатах, выборы выиграет. Вопрос в... https://t.co/rnvEP1dpCG
  • Вс, 20:58: Я так смотрю многие смотрят фильм Аронофски "Ной". Вот почитайте-ка мою рецензию на этот не имеющий никакого о... https://t.co/0jpCBNu4A4
Collapse )

Не столько про порновыставку, сколько про эстетику и фотоискусство

Статья, на самом деле не о порнографе Стерджесе и выставке голеньких нимфеток, а об эстетике, искусстве и, в частности, искусстве фотографии.



http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/139944-pravo-na-nevinnost/

Можно часто услышать суждение о «слишком тонкой грани» между порнографией и искусством. Вот, говорят некоторые, в «Купании красного коня» тоже обнаженка, да к тому же и мальчик. На самом деле грань вполне очевидна. Тело женщины, вообще тело человека настолько прекрасно, что называть его фотографирование «искусством» — ​кощунство по отношению и к Создателю, и к творческому процессу. Это столь же нелепо, как продавать солнечный свет или брать налог с океанских волн.

Фотография — ​особый вид изобразительного искусства, фиксирует действительно существующее, причем так, как оно есть. То, что видит живописец, никто больше не может увидеть тем же способом. То, что созерцает фотограф, в состоянии узреть, даже заснять и кто угодно другой. Поэтому вопрос о том, что такое фотоискусство, встает особенно остро.

В экономике существует понятие «добавленной стоимости» — ​это то количество труда, мастерства и инженерных идей, которое нужно приложить к продукту, чтобы он стал чем-то новым по сравнению с сырьем, а изготовитель получил право продавать его по более высокой цене. Искусство, включая фотографию, — ​давно товар, еще с фараонов и античности. И, видимо, искусствоведам пора ввести категорию «добавленного смысла» — ​того количества свежих идей и художественных техник, кои автор должен вложить в работу, дабы называть оную своим произведением. В искусстве наряду с «искусностью» чрезвычайно важна «искусственность», простите за тавтологию.

Представьте себе фотографа, снимающего признанные шедевры — ​Нефертити, Венеру Милосскую, «Давида» Микеланджело. Как бы он ни старался, вряд ли изображения могут быть признаны искусством в строгом смысле слова — ​слишком очевидно, что «момент красоты» здесь создан первоначальными творцами, а не копиистом. Когда кто-то делает фото чудесной юницы, то ее красота на все сто процентов будет достижением Бога, а вклад даже лучшего из снимающих априори ничтожен. Мастерство фотографа — ​умение схватить момент, поймать или выстроить композицию, через это создав новый смысл. Фотография переходит порог искусства, когда достигает иконичности.

Воздушная Венера Боттичелли и откровенно натуралистичные и грубые картины Гюстава Курбе — ​это искусство. Новое содержание, новая идея в каждой из этих картин — ​безусловно, достижение самого художника. Мне почему-то вспоминается из детства маленький фотошедевр Михаила Голосовского в журнале «Советское фото» за далекий 1977 год. Хрупкая девчушка стоит на фоне деревни и пасущихся цыплят в решительной, даже боевой позе. «Здесь мой дом!» — ​энергично утверждает подпись. По концентрации смысла один этот кадр бьет всего Стерджеса, чьи работы лежат по ту сторону искусства в еще большей степени, нежели инсталляции «Куча мусора», «Кирпич» и «Ржавый гвоздь в стене».

Культура III. Советский мир 1970-х увиденный через призму фотографии

Прения вокруг фотовыставки напомнили мне об одном моем старом эссе о советской фотографии. Вот сам забыл насколько оно у меня офигенное с выходом на феномен Культуры-III. Вот очень почитайте. Прям маленький, но никому не нужный шедевр.

Культура-III. Трансформация мира в советской фотографии

Голосовский. Здесь мой дом

26.09.2016 / Егор Холмогоров

Когда-то давным-давно, году в 1990, если не раньше, мы были на даче у наших родственников. Ребенком я был замкнутым и малообщительным, вместе со всеми за столом сидеть не любил. А потому защищался от внешнего мира книжками. Но читать было особо ...

Источник: http://100knig.com/kultura-3-transformaciya-mira-v-sovetskoj-fotografii/



Если параллель Стиля-71 и «Культуры-I» по Паперному очевидна, то Стиль-77 ничего общего с «Культурой-II» не имеет. В нем нет никаких отсылок к классицизму, к большому стилю, никаких притязаний на тяжеловесный масштаб. Напротив, перед нами эксцентрический натурализм, характерный для «Плотницких рассказов» Белова, раскрепощенной и даже вульгарной молодой Пугачевой, еще не ставшей упыристой пародией на саму себя, для «теории этногенеза» Гумилева с её воспеванием пассионарного семени и жизнеутверждающих, до поры до времени, семейных комедий Рязанова. Перед нами «Культура-III», почвенническая в самом широком смысле этого слова и эксцентрически-наутралистическая.

Где-то до 1980 года этот процесс, который можно было бы обозначить как сдвиг СССР к постмодернизации и постиндустриализации идет полным ходом, естественный человек торжествует над механикой модерна, а механика встраивается в органику, сливается с нею. Однако в дальнейшем вместо плавной трансформации социума СССР скатился в коллапс. В чем причина этого коллапса, помимо объективно чудовищных свойств советской власти (свойства китайской власти были ничуть не менее чудовищны, однако коллапса удалось избежать).

Вряд ли я сильно удивлю кого-то выводом, если скажу, что причина коллапса — в советской безнациональности. Футуристическая «Культура-I» может (и даже должна) быть безнациональной, космополитической. Имперская «Культура-II» может обойтись без национального, так как ему противопоставлен служилый державный классицизм, пожалуй даже подкрепляемый множественностью подвластных народностей. Характерное для «Культуры-III» чувство почвы, чувство натуры, чувство биологической принадлежности, требует национального, этнического чувства как своей формы. Почва без крови попросту невозможна.

Однако для советской цивилизации характерна была ограниченная терпимость к крови малых народов и неограниченная нетерпимость к русскому — истории, культуре, идентичности. Из поля высокой формы советское безоговорочно вытесняло русское. Во всех альбомах «Советского фото» нет решительно ничего русско-этнического, хотя есть грузинское, киргизское, эстонское. Нет даже таких разрешенных советской властью форм патриотизма как древнерусские памятники. Даже этничность ВООПИКа оказалась для этого мирка слишком опасной. В мире «Советского фото» русской быть разрешено только рябине.

И натуралистический порыв Культуры-III оказался попросту лишен внятной эстетической и культурной формы, связанной с определенным национальным началом. Голову порыву к русской этничности свернули при Андропове, а в перестройку началось разбегание и расползание биологически расцветших национальностей подальше от обезглавленных и обездушенных русских. Так, Культура-III не стала мостиком к русскому фолк-возрождению.

Нетрудно заметить, что все три советских «Культуры» противоположны русскому национальному пути. В той или иной степени, тем или иным образом они отчуждают русских от главного — идентичности как памяти, как исторического наследия, как подлинной культурной полноты. Советские культуры были эрзацем, соединительной тканью, покрывавшей разрезанное и растерзанное тело русской культуры, в которых лишь иногда — по остаточному принципу из «бывших» или в качестве яркого и одинокого манифеста русского гения, пробивалось что-то живое. Попытка политиков и искусствоведов заставить нас блуждать в двух или трех соснах советских «культур», прибиваясь то к одному, то к другому чуждому «фрейму» не должна нас обманывать. Есть одна великая национальная русская культура. Она должна быть восстановлена, реставрирована и продолжена. К ней прибегаем.

***

Так же из обновок - рецензия на забавную книжку Эрнста Генри от 1938 года о том как Гитлер будет воевать с СССР.

Эрнст Генри. Гитлер против СССР

img-php

26.09.2016 / Егор Холмогоров

Эрнст Генри. Гитлер против СССР. Грядущая схватка между фашистскими и социалистическими армиями. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1938. 267 с. (читать переиздание 2004 года)

В этой книге Эрнст Генри с детальной точностью, чуть ли не до дат и технических деталей плана «Барбаросса», ...

Источник: http://100knig.com/ernst-genri-gitler-protiv-sssr/