August 10th, 2017

Мои твиты

  • Ср, 15:20: О борьбе ижевских рабочих против большевизма. Это была одна из крутейших историй гражданской войны.... https://t.co/LcyIfnsOH2
  • Ср, 17:09: Консервативный Лютер против гендерных Шариковых https://t.co/3LB3BuPF18
  • Ср, 17:25: Конечно читаю и очень хочется поставить дополнительных два десятка АЭС и сотню газотурбинных и все эти ГЭС просто... https://t.co/4UiqhvELOB
  • Ср, 18:43: Еще раз обращу внимание на статью про Деймора. Чувак написал анонимный меморандум о том, что Гугль, вместо... https://t.co/GNrdtwfwJf
  • Ср, 21:31: https://t.co/KS7N3cCPZk
  • Ср, 21:40: https://t.co/EqWFjO02dq
  • Ср, 22:14: А ведь это же у всех филологов написано, что "Леди Макбет Мценского уезда" это полемика с Грозой и особенно с лучем света Добролюбова?
  • Чт, 00:21: https://t.co/lnEA8x6F8o
  • Чт, 00:32: Сегодняшние Итоги. https://t.co/p9FxPkmCvb
  • Чт, 02:17: Невероятно гнусный фильм "Леди Макбет" англичанский. Афрофеминистский и совершенно антилесковский.
Collapse )

"Матильда" не историческая клубничка, а подстрекательство новой революционной смуты.

Раз и навсегда развернуто высказался про "Матильду".

https://um.plus/2017/08/09/matil-da-i-kassandra/

Лев Гумилев в свое время говорил, что после Наполеона никакой истории нет. Есть пропаганда. За прошедшие десятилетия граница, быть может, чуть сдвинулась. Но вот всё, что после Крымской войны – это по прежнему пропаганда. И всерьез ссылаться на право художника вольно обращаться с историей не приходится. «Матильда» не исторический, не костюмно-исторический, не фэнтезийно-исторический фильм. Перед нами пропаганда, как пропагандой является любой фильм о Ленине, Сталине, Гитлере или Черчилле. Как пропагандой британского патриотизма эпохи «брэкзита» является нашумевший «Дюнкерк».

Пропагандой чего является «Матильда»? Пропагандой замшелого антимонархического мифа, буйное цветение которого в мозгах российского общества привело к падению русской монархии в 1917 году и погружению России в кровавый ад революционной смуты, гражданского братоубийства, раскулачивания и террора. Перед нами, пожалуй, один из самых кровавых мифов в истории – «Распутин спал с царицей», «императрица – шпионка Вильгельма», «царь-тряпка», «николашка кровавый» и прочее были пулеметными лентами, которые в последовавшие за свержением монархии 40 лет убили миллионы людей, в том числе немало и самих пропагандистов этих мифов.

Царефобия привела от екатеринбургского подвала к Бутовскому полигону с той же четкостью, с какой нацизм от «ночи длинных ножей» перешел к Дахау. Представим себе, что современный германский режиссер снимает фильм из жизни еврейской банкирской семьи в Германии 1920-х годов. Герои подкупают чиновников, наживаются на крови и поте немецких пролетариев, предаются безудержному разврату, плюют на кресты и т.д. Очевидно, что каждый здравомыслящий человек увидит в подобном произведении неонацистскую пропаганду. И реакция будет довольно жесткой.

Мы здесь наблюдаем инверсию грязного мифа про царицу и Распутина. Хвататься за него было бы сегодня, после всестороннего исследования историками данного вопроса, попросту рискованно для режиссера. И тогда он решился придумать «Распутина в юбке».

Но цель осталась та же самая – выставить последних русских государей – Александра III и Николая II, последовательно придерживавшихся национальных, консервативных, русофильских убеждений и, при этом, работавших над индустриализацией и модернизацией страны, как шутов гороховых, развратников, трусов, идиотов и интриганов. А тем самым – оправдать смуту 1917 года, подогнать аргументы «вот поэтому народ их и сверг». Перед нами новая инкарнация того самого царефобского мифа, который закончился кровавым детоубийством в Екатеринбурге.

Все танцы с Матильдой – это не поиск гламурной квазиисторической клубнички, а пропаганда революции и разрушения исторической России.

И, разумеется, трудно не увидеть здесь подстрекательства новой смуты, так как от оценки событий 1917 года напрямую зависит готовность их повторить.

Речь идет не об историческом кино, а о подстрекательстве смуты.

"Гугль" против белого мужчины.

Английский перевод моей царьградской статьи (https://tsargrad.tv/articles/triumf-gendernyh-sharikovyh_79187) о деле Деймора против "Гугля".

http://www.unz.com/akarlin/kholmogorov-new-martin-luther/

Google knows almost everything about us, including the contents of our emails, our addresses, our voice samples (OK Google), our favorite stuff, and, sometimes, our sexual preferences. Google used to be on the verge of literally looking at the world with our own eyes through Google Glass, but this prospect appears to have been postponed, probably temporarily. However, the threat of manipulating public opinion through search engine algorithms has been discussed in the West for a long while, even to the point of becoming a central House of Cards plotline.

Conversely, we know next to nothing about Google. Now, thanks to an ideological scandal that shook the company, we suddenly got a glimpse of corporate values and convictions that the company uses a roadmap to influencing us in a major way, and American worldview even more so. Suddenly, Google was revealed to be a system permeated by ideology, suffused with Leftist and aggressively feminist values....

The ideological groundwork of the opposing viewpoints is immediately apparent. Both equate “biological” with “natural” and therefore “true”, and “social” with “artificial” and therefore “arbitrary” and “false”. Both sides reject “prejudice” in favor of “vision”, but politically correct Leftists reject only a fraction of prejudices while the critic calls for throwing all of them away indiscriminately.

As a response, Damore gets slapped with an accusation of drawing upon misogynist prejudice for his own ideas. Likewise, his view of Conservatives is quite superficial. The main Conservative trait is not putting effort into routine work but drawing upon tradition for creative inspiration. The Conservative principle is “innovation through tradition”.

The key common mistake of both Google Leftists and their critic is their vision of stereotypes as a negative distortion of some natural truth. If both sides went for an in-depth reading of Edmund Burke, the “father of Conservatism”, they would learn that the prejudice is a colossal historical experience pressurized into a pre-logical form, a collective consciousness that acts when individual reason fails or a scrupulous analysis is impossible. In such circumstances, following the prejudice is a more sound strategy than contradicting it. Prejudice is shorthand for common sense. Sometimes it oversimplifies things, but still works most of the time. And, most importantly, all attempts to act “in spite of the prejudice” almost invariably end in disaster.