December 5th, 2017

Мои твиты

Collapse )

Почему "современность" вышла из моды и как важно не перепутать свой фундаментализм и чужой

Написал существенный текст о том, что «быть современным» стало совершенно несовременно. Но горе тому, кто вместо своего прошлого вернется в чужое.

Подумайте над этим.

https://tsargrad.tv/articles/konec-sovremennosti-dlja-cerkvi_98910

Сегодня дискурс «современности» скукожился как сморчок. Что значит быть современным сегодня? Отличать бурку от никаба? Знать что такое харам? Разбираться в стратегиях diversity? Понимать почему трансгендеры – это новые черные, а геи уже не в моде и показали себя «цисгендерными шовинистами»? Помнить что никакого свободного секса с цисгендерными шовинистами быть не может? Разбираться в мексиканском культе мертвых? Знать все памятники конфедератам и другим белым рабовладельцам в вашем округе, которые необходимо снести? Не вздумать наслаждаться жизнью и стейками, а помогать обществу тщательно пережевывая пророщенные стебельки?
Эта современность всё меньше напоминает околдовывающую голливудскую сказку, и всё больше – помесь архаики, от средневековья до каменного века, и абсурдистской антиутопии.
Попытки найти «место православия» в такого рода «современном мире» оказываются особенно смешными. Раньше мы спорили - можно ли в джинсах входить в храм. Теперь вопрос стоит так: почему православный платочек так нескромен и нецеломудрен в сравнении с никабом? Быть современными - это, соблюдать diversity в цвете кожи святых деисусного чина. Помнить, что Бога нельзя называть Он и Господь. Не забывать, что наши храмы построены не  для христиан, а для беженцев если это беженцы правильного происхождения и бегут от Асада, а не от Порошенко. На исповеди, видимо, надлежит спрашивать прежде всего о харрасменте, а отлучать от причастия надлежит, видимо за «спрединг». Споры о женском священстве - вчерашний день, сегодня встанет вопрос о епископах трансгендерах. Недалек уже тот час, когда на встречу с нашим Патриархом будет ломиться откуда-нибудь из недоброй молодой Англии «Матриарх», причем родившийся некогда мужчиной...
Сегодняшняя современность уже не единый проект будущего и не совпадает, в частности, с западной современностью. По сути перед нами поле из множества «архаик» и некоторого количества «фундаментализмов», сумевших затормозить на уровне «осевого времени» и в архаику не скатиться.
Именно предвидя этот расцвет фундаментализмов Сэмуэль Хантингтон и говорил о грядущем «столкновении цивилизаций» – но его прогноз был слишком хорош, чтобы оказаться правдой – в нем Запад выступал как единая, хоть и либеральная, но все-таки западно-христианская цивилизация. Хантингтон так до конца жизни и остался западным консервативным утопистом, еще надеявшимся на пересборку и возрождение западной и, в частности, американской идентичности. Насколько это малореально показывает проект Трампа, захлебнувшийся в вашингтонском болоте, которое тот опрометчиво пообещал осушить.
Для нас подобные «введения» по счастью, пока сравнительно безопасны, но в том-то и состоит риск «современной» массовой культуры – нет ничего проще, чем, вместо веселого трансгуманистического танцпола, оказаться в чужой постсовременности, в тисках чужого фундаментализма и чужой неоархаики. По сути единственное спасение от попадания в чужую «современность» - это выращивать и укреплять собственный фундаментализм как достаточно сильный культурный, политический и стилистический магнит, притягивающий искусственно атомизированного человека. Возврат в прошлое, в известном смысле, уже неизбежен, но горе тому, кто вместо своего вернется в чужое прошлое.

Почему не стоит ехать на Олимпиаду ни вместе, ни тем более поодиночке.

Резюме касательно олимпийского скандала, который, надеюсь, не перейдет в олимпийское самоунижение.


Все охваченные олимпизмом флаги как бы символически сопрягались в единый глобальный миропорядок. Олимпийские игры стали важнейшим из институтов конструирования глобального мира, так же как некогда древние игры символически собирали разрозненные греческие полисы в единую пан-Элладу. Решение МОК 5 декабря 2017 года означает только одно – открытое и официальное признание того, что Россия окончательно и бесповоротно из глобального миропорядка вывалилась, что нас признали недостойными служить божеству «пяти колец»... В свете этого присутствие русских при поклонении кольцам и огню и в самом деле было бы так же неуместно – как пригласить на ацтекский ритуал афонских монахов.

Мы отлично понимаем, что пресловутый «допинговый скандал» не был ни причиной, ни основанием для разрыва МОК с Россией, даже как повод он выглядит довольно натянуто. Перед нами желание стигматизировать Россию как «страну изгоя», но тут слишком перестарались – членам МОК явно никто не рассказал русский анекдот про «отставление академии от Ломоносова». Нас попросту исключили из глобального мира, признав не полюсом внутри него, каковым был Советский Союз, а «тьмой внешней», ну а для кого-то, наоборот, светом. Плакать по этому поводу, право же, не стоит.

Родоначальники олимпийских игр, древние греки, относились к олимпийским изменникам без пощады. Тогдашние игры были состязанием патриотизмов пожалуй в еще большей степени, чем нынешние, поскольку каждый атлет боролся или бежал не во славу многомиллионной абстракции, а во имя полиса, где его все и он всех знали в лицо. Поэтому не прощали даже смену одного отечества на другое (что в сегодняшнем спорте мало кого смущает), а что сделали бы с тем, кто решился на играх публично отречься от отечества – трудно даже вообразить. Павсаний, в «Описании Эллады», приводит пару примеров отношения к олимпийским перебежчикам.

Астил из Кротона «одержал в Олимпии подряд три победы в простом и двойном беге. Так как при двух последних победах он в угоду Гиерону, сыну Дейномена, объявил себя сиракузянином, то за это кротонцы присудили дом его обратить в тюрьму и опрокинули его статую, стоявшую у храма Геры Лакинии» (VI, XIII,1). «Сотад, победив в длинном беге в 99-ю олимпиаду, объявил себя, как он и действительно был, критянином, а в следующую олимпиаду, подкупленный от имени всей эфесской общины, он превратил себя в эфесца. За этот поступок критяне приговорили его к изгнанию» (VI, XVIII, 4)...

«Повышение спортивных стандартов может обернуться бедой для национального спорта. Турнир перестал быть здоровой схваткой, в которой может попытать силы любой обычный человек: теперь он проводится за высоким забором, под охраной, и представляет собой поединок прославленных чемпионов, против которых обычному человеку выходить бессмысленно — да его никто туда и не допустит… Пока игра остается игрой, все хотят в ней участвовать. Когда она становятся искусством — все хотят на нее любоваться» - Парируя тезис лорда Веллингтона, что «битва при Ватерлоо была заранее выиграна на крикетных площадках Итона» великий английский писатель и христианский апологет Гилберт Кийт Честертон

По настоящему нация может гордиться не спортсменами профессионалами, порой больше напоминающими медалистов-корги, а множеством «дилетантов», которые, когда это нужно, встают плечом к плечу на её защиту.

Что ж. Для России, похоже, настаёт время плохих спортсменов.

https://tsargrad.tv/articles/vremja-plohih-sportsmenov_99108