January 23rd, 2021

Мои твиты

  • Пт, 13:30: На тему "Навальный и дети" я все написал 4 года назад программный текст. Мне к нему нечего прибавить: https://t.co/wiw1UeCQPN
  • Пт, 23:07: Только что опубликовано фото https://t.co/vdQJsBWPNz
  • Сб, 01:42: В сто раз важнее митинговщины то, что обнародована Русская Доктрина Донбасса: 1). ДНР и ЛНР четко объявлены русскими национальными государствами 2). Объявлено о неизбежности воссоединения с Россией как историческим государством русского народа https://t.co/tAe1dG7QjS

Партизаны порядка. Размышления о сопротивлении революциям



Поставил на "100 книг" свое эссе "Партизаны порядка". В другом социальном контексте про него бы говорили "классическое политическое эссе", сто раз переиздали и постоянно цитировали. Но не в нашем.

Тем не менее, абсолютно всё, что сказано было в этом тексте более 10 лет назад, как показывают последние события сохраняет трехсотпроцентную актуальность. В частности понятие "обратной делегитимации" без усвоения которого о сопротивлении революционному взлому современной государственности вообще говорить не о чем.

http://100knig.com/partizany-poryadka-opyt-o-soprotivlenii-revolyuciyam/

«Оранжевая революция» не предполагает серьезного политического диалога между различными силами, между властью и оппозицией. Оппозиционеры от такого диалога стараются уклониться вплоть до очевидного политического поражения власти. Почему? Да потому, что, как отмечает ведущий теоретик «оранжевых революций» Джин Шарп, такой диалог формирует поле национального консенсуса и укрепляет легитимность власти, которая обозначает себя в диалоге как одна из составляющих этого консенсуса. Между тем задача революционеров состоит в прямо противоположном — предельной делегитимации власти.

Почему все эти манипуляции производятся ненасильственно? Да потому, что насилие вплоть до самого последнего этапа лишает всю конструкцию смысла. Насилие четко маркирует противостоящие стороны. Оно вносит между ними ясность, требующую от каждого самоопределения. Насилие вынуждает выбирать ту или иную сторону конфликта, рисковать своей жизнью, здоровьем и свободой. Другими словами, насилие сразу резко обнажает политическую природу конфликта.

Именно поэтому теоретики типа Шарпа категорически предостерегают ненасильственных революционеров от привлечения военных, использования классической революционной тактики, то есть всего, что создает ситуацию конкурирования военно-политических центров. Подобные силовые действия, по мнению Шарпа, «ведут к диктатуре», в то время как мирные децентрализованные действия «укрепляют демократию». [...]

Самый главный смысл, общий знаменатель действия «партизан порядка» — это осуществление того, что не может себе позволить делать государство, не утрачивая своей природы, сущности государства. Только «партизаны порядка» могут поставить революционеров перед лицом «обратной делегитимации».

Революционеры отказываются от исполнения обязанности гражданина, не отказываясь от своих прав. Они используют свои права для того, чтобы нарушать свои обязанности. Они разрушают легитимность государства и в то же время требуют от него защиты. Вот эту ситуацию «партизану порядка» и следует сломать.

Еще уже упомянутый нами Е.Э. Месснер в качестве одного из главных правил противостояния мятежевойне сформулировал принцип превращения одностороннего конфликта в двусторонний. Мятежевойны проигрываются государствами именно потому, что одна сторона в них непрерывно нападает, атакует, а другая только реагирует и защищается.