Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Православное учение о мести и терпении обид

Не мечтайте о себе, то есть не думайте удовлетворять самим себе...

Ничто так не отвращает и не отделяет нас от остальных людей, как то, если кто-нибудь думает, что он удовлетворяет самому себе, почему Бог и поставил нас в зависимости друг от друга. Хотя ты и умен, но имеешь нужду в другом, а если думаешь, что не нуждаешься, то ты стал неразумнее и слабее любого. Кто так думает, тот сам себя лишит всякой помощи, и если в чём-нибудь согрешит, то не будет искать никакого исправления и извинения, прогневит Бога своим высокомерием и совершит множество грехов...

Никому не воздавайте злом за зло (ст.17). Если ты другого упрекаешь в злоумышлении, то зачем и самого себя делаешь ответственным в этой вине? Если он сделал зло, то для чего ты не уклоняешься от подражания ему? Заметь, что апостол не сделал здесь никакого разграничения, но дал общий закон. Он не сказал: не воздавай злом за зло верующему, но говорит: никому не воздавайте, хотя бы то был злодей или кто бы то ни было...

Хорошо также сказал апостол и последующее: если возможно с вашей стороны. Ведь иногда невозможно быть в мире, например, когда идёт речь о благочестии, когда возникает борьба за обижаемых. И что удивительного, если не всегда возможно быть в мире со всеми людьми... смысл слов апостола таков: насколько зависит от тебя, никому не подавай повода ко вражде и ссоре – ни иудею, не язычнику; если же увидишь, что как-нибудь нарушается благочестие, не предпочитай согласие истине, но стой за неё мужественно, даже до смерти; но и в этом случае не враждуй душой, не отворачивайся добрым расположением, а восставай только против поступков.

Если бы другой не соблюдал мира, ты не воздвигай бури в своей душе, но внутренне будь его другом, однако же нимало не изменяя истине, как я заметил выше.

Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божьему. Ибо написано: "Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь (ст.19). Какому гневу должны мы давать место? Божьему.

Так как обиженный более всего желает видеть и насладиться возмездием за свою обиду, то Бог даёт то же самое в большей мере: если ты сам не отомстишь, Он будет твоим мстителем. Итак, Ему, говорит апостол, предоставь отмщение. Вот что значат слова: дайте место гневу.

Потом для большего успокоения апостол привёл свидетельство и, этим ещё более ободрив слушателя, требует от него и большего познания мудрости, говоря: если твой враг голоден, накорми его хлебом; и если он жаждет, напой его водой: ибо, делая это, ты собираешь горящие угли на его голову (Прит.25,22-23).

Не будь побеждён злом, но побеждай зло добром (ст.20-21). Зачем я говорю, продолжает апостол, что надо жить в мире с врагом? Я повелеваю и благодетельствовать ему. Накорми его, напой, сказано. А так как он заповедал весьма трудное и великое, то добавил: делая это, ты собираешь горящие угли на его голову.

Апостол сказал это для того, чтобы обидчика смирить страхом, а обиженного поощрить надеждой воздаяния. Когда обиженный ослабевает (духом), то не столько поддерживается собственными благами, сколько наказанием оскорбившего его.

Ведь ничто так не приятно, как видеть врага наказанным. А чего человек желает, то апостол и даёт ему прежде; когда же яд извлечён, предлагает ему увещания более возвышенные, говоря: не будь побеждён злом. Апостол знал, что враг, хотя бы он был зверь, будучи накормлен, не останется врагом, и что обиженный, хотя бы он был весьма малодушен, накормив и напоив врага, не станет уже и сам желать его наказания. Поэтому, будучи уверен в значении дела, он не только не запретил, но делается щедрым на наказание. Не говорит, что ты отмстишь, но – собираешь горящие угли на его голову. А потом и заповедал ему, говоря: не будь побеждён злом, но побеждай зло добром. И этим он как бы слегка намекнул, что не должно поступать с таким намерением, так как помнить обиду – значит уже быть побеждённым злом. Сначала апостол не сказал этого, потому что было ещё неблаговременно; когда же истощил гнев слушателя, тогда и добавил, говоря: побеждай зло добром. Это и есть победа.

Ведь и боец удачнее одерживает победу не тогда, когда подвергает себя ударам противника, но когда приводит себя в такое положение, что противник принужден тратить силу на воздух. Таким образом, он не только сам спасается от ударов, но и истощает всю силу противника. То же бывает и при оскорблениях. Когда ты в свою очередь наносишь обиду, тогда побеждает тебя не человек, а, что гораздо постыднее, низкая страсть, потому что тобой овладел гнев; когда же ты молчишь, ты победил, без труда воздвиг себе трофей и будешь иметь тысячи людей, готовых увенчать тебя и сознающих ложь злословия. Кто возражает, тот своими возражениями показывает, что он уязвлен, а кто уязвляется, тот внушает подозрение в том, что сознается в сказанном о нём; а если ты ответишь смехом, то ты смехом уже опроверг худое о тебе суждение.

И если ты желаешь получить ясное доказательство справедливости моих слов, то спроси самого своего врага, что для него больнее, то ли, что ты, разгорячившись за оскорбление, платишь ему оскорблением, или то, что ты смеешься над обидчиком? Ты скорее услышишь последнее. Он не столько радуется тому, что не подвергся в свою очередь оскорблению, сколько уязвляется тем, что не может вывести тебя из терпения.

Разве ты не видел, что находящиеся во гневе, ни во что ставя наносимые им удары, со всей стремительностью кидаются и злее дикого кабана стараются только наносить раны ближнему, на одно это обращают внимание и об этом заботятся больше, чем о том, чтобы предохранить себя от болей? Итак, когда ты лишил врага именно того, чего особенно он желает, то ты лишил его всего, унизил и показал, что он достоин презрения, что он ребенок, а не муж, а сам ты, получив известность человека познавшего мудрость, заставишь других думать о нём, как о негодном звере.

Так мы и будем поступать и во время нанесения нам побоев, и когда желаем бить, а не будем платить ударом за удар. Но хочешь ли нанести смертельный удар? Ударившему тебя подставь другую щеку – и этим нанесёшь ему тысячи ран. Те, которые рукоплещут и удивляются, сделаются для него хуже побивающих камнями, а прежде этих осудит и приговорит его к ужасному наказанию совесть, и он пойдёт прочь со стыдом, как осужденный на смерть. Если же ты заботишься и о людской славе, то и её достигнешь в большей мере таким поступком. И вообще к тем, которые подвергаются несчастьям, мы имеем некоторое сострадание, а когда увидим людей, которые не сопротивляются, но и сами предают себя, то не только сожалеем, но и удивляемся им.

Святитель Иоанн Златоуст. Толкование на Послание к Римлянам, гл. 12.
Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 13:20: Ну и не мог не задзенить про Пушкина "негра". https://t.co/mvlvvMLTWP Юный Пушкин был светло-русым блондином. «У меня свежий цвет…

  • Мои твиты

    Вт, 11:25: Заключительный выпуск Муравьевского цикла - самый важный. https://t.co/DZ75bce6Ia Это рассказ о настоящей русской революции,…

  • Мои твиты

    Пн, 08:36: Только что опубликовано фото https://t.co/koSvz5BPZn Пн, 10:20: Задзенил свои мысли о Евгении Онегине как о романе культурных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments