Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

О коррупции интеллектуалов

Попрекнув Лешу Чадаева за ум напишу, пожалуй, на поднятую им тему нечто неумное и, как обычно, всё опошлю. Та проблема, которую он обозначил как деградация интеллигенции и феномен Павловского  именуется, на деле, значительно проще - системная коррупция. Самый основной и главный порок любой части нашей иерархической системы, в которой взятки (во всем многообразии их форм) берет любой, кому есть что взять. Их берет чиновник, охранник, журналист, предприниматель, священник, и интеллектуал в том числе.
Гений Павловского состоял в том, что он придумал - каким образом интеллектуал, которому вроде бы нечего предложить и не на чем взять тоже может встроиться в эту коррупционную систему, а не находится в ней на положении бедного родственника. В 90-е, особенно по мере ликвидации итогов перестройки и укрепления олигархической системы вполне реальной была перспектива того, что у нас повторится ситуация Константинополя XII века, когда общим местом в пьесах станет противопоставление нищего и облезлого интеллектуала-писаки и зажиточного не то что торговца, но сапожника и кожевника. Между тем, такое положение не было бы правильным, поскольку, нравится это кому-то или нет, но правильно устроенное общество - это общество где интеллектуал как таковой накормлен, ухожен, обладает достаточным досугом и достаточными средствами производства.
Тогда существовало, собственно говоря, два пути. Первый, встраивание в западную грантовую пирамиду, с понятной отработкой если не содержанием текстов, то хотя бы статусным подкреплением этой пирамиды своим именем. Второе - встраивание в местную коррупционную пирамиду, то есть приобретение искусства "брать" в виду обладания тобой  чем-то, что ты можешь дать или не дать.
Но вот вопрос - чем таким обладают интеллектуалы, что к ним надо приходит и одаривать борзыми щенками - ни денег, ни власти, ни даже публичной харизмы, как у каких-нибудь попсовых проститутов, у интеллектуалов не было. И если бы не Павловский, то, не исключено, сословие бы вымерло. Павловскому же удалось создать определенный миф (не в смысле лживой сказки), о том, что интеллектуалы обладают особым умением - причастностью к тайнам политтехнологий и, что еще более важно, обладанием ресурса для символической легитимации того или иного режима.
Первоначально при этом шла речь о банальном разводе на бабки, когда одни фигуранты запрашивали за что-нибудь элементарное, вроде сделать сайт, безумные деньги, а другие фигуранты, приобретали себе респект и очки престижа на том, что разоблачали первых и вызывались сделать за деньги в 10 раз меньшие. Первые, кстати, очень обижались на вторых, а некогда знатный сотрудник фэпа и крупный философ И. Давыдов придумал для таких разборок даже специальные термины "реальные люди" и "лошки из подворотни".
Именно это всё помогало и самому Глебу и сотрудникам фэп-а получать тогда деньги, о которых все прочие и мечтать в то время не могли. И фэповцам отчаянно завидовали, завидовали какой-то нутрянной завистью, дополнявшейся распаленным воображением. Потом эта мечта о встраивании в коррупционные схемы начала расползаться как рак. Все мечтали, что им за что-то нужно платить, кто-то получит какой-то заказ, на кого-то свалятся огромные деньги за какой-нибудь Проект. Верхом мечтаний, конечно, было завести "свой фэп". Пусть не в Александрхаусе, но хоть где-то в пределах садового кольца. На этом фоне стали возможны и феномены менеджеров-проходимцев, вроде нашего общеизвестного друга - козла Фрэнка, обещавших кому-то с чем-то помочь и кого-то куда-то усвоить.
В этом смысле Леша, конечно, прав - поражение на Украине, как бы не судить о его причинах (никаких оснований думать, что Павловский там кому-то "специально проиграл" у меня нет - будь там хоть у кого-то желание выиграть, все бы решилось одной десантной ротой), вызвало дополнительный ажиотаж, поскольку в интеллектуалах, как и в "ликующей гопоте" начали видеть защиту, против чего-то страшного. И этим успешно воспользовались и Павловский, и Леша (почему-то скромно об этом умалчивающий теперь), и много кто еще.
Глупей всего чувствовал себя я сам. "Я не интеллигент, у меня профессия есть", я был вполне успешным радиожурналистом, не очень в эту систему стремившимся (хотя если что выпадало - не отказывавшимся) и вполне искренне пребывавшим в иллюзии, что мы - этакий кружок интеллектуалов, которым искренне интересно друг с другом общаться, у которых есть идеи, которые намереваются добиваться их признания. То есть что зарабатывание денег - это побочный эффект нашей деятельности, а никак не ее смысл. Именно с таким настроением я затеял Консервативное совещание. затеял по одной простой причине - было помещение где собраться и нам его готовы были дать (ровно из тех же соображений, а никак не для "патриотического подкрепления ЕР" был затеян прошлым летом Русский Клуб). Я думал, мы очень интересно поработали. Я был искренне изумлен, когда все с чего-то перессорились. И вот не так давно я получил очень интересные откровения о том, как это всё выглядело со стороны. Оказывается дело было так - Суперменеджер и Новый Павловский - Холмогоров, собрал нас всех, для того, чтобы мы могли сплотиться перед получением Контракта, каждого проверяли, прощупывали, а все разговоры о том, что мы, консерваторы, должны держаться вместе, что иначе, по отдельности, нас растопчут, - это всё Последняя Проверка перед приобщением к тайнам и деньгам Сурковского Бюджета. А потом Холмогоров "всех кинул", денег никому не дали, кроме него, получившего какие-то астрономические суммы. Я не буду называть лиц, восприятие которых было описано - но если они себя узнают, то пусть им будет чуть совестно.
Самое смешное, что когда в 2006 году на недолгое время какие-то возможности действительно появились и я получил возможность и в самом деле кому-то что-то платить, то меня по большей части откровенно кидали, прежде всего - с учебником. Кидали на нехилые такие деньги - как же не кинуть насосавшегося кремлевского упыря. В итоге я оказался в дурацкой ситуации, когда тем, кто действительно что-то написал и сделал платить не очень понятно из каких средств - ну уж с этим я как-нибудь справлюсь и разберусь.
Из приведенного личного примера видно, что эта коррупция, как и любая другая коррупция, людей развращает. Развращает, прежде всего, тем, что торгующий "легитимацией" интеллектуал искренне не понимает - зачем ему при этом выполнять работу высокого качества, зачем вообще оставаться интеллектуалом, когда можно шляться по фуршетам и круглым столам, раз в несколько месяцев писать глубокомысленный текст ни о чем, но с "легитимацией" и умственно деградировать. Еще больше это развращало власть, которая искренне принимала некое низкопробное варево за допустимый уровень. Об это я тоже немало обжегся, обнаружив, что люди искренне не понимают, что серьезную социально-философскую теорию нельзя сбацать за полгода, а за поверхностный сборник публицистики не стоило бы и браться. Но, - опять же, - мои проблемы, значит не надо было браться.
Тем временем политтусовочная среда не заметила главного - её обошли на повороте. Те, кто не успел в эту среду вписаться, равно как и те, кто некоторое время нищенствовал, в виду того, что в стране началась сытость и стабильность, освоили другие способы заработка помимо писулек в интернете. Научились договариваться с издательствами и издавать книги, научились делать проекты, которые не связаны никак с "легитимацией". Мало того, даже чисто научная работа оказалась не слишком недоходной, на достойном среднем уровне жить можно.  
И в этой связи тусовка, - фэп, не фэп, не важно, ты Леша, уж извини, ничем не лучше Глеба, скорее хуже - тем, что моложе и злее, а потому от тебя вряд ли можно будет ожидать, что ты поддержишь тех, кого воспримешь как потенциальных конкурентов, Глеб-то понимает, что он вне конкуренции. Так или иначе - вся тусовка представляет собой сереьзную опасность для сословия в новых начинающих складоваться параметрах. Во-первых, мы демпингуем, то есть мы задаем (точнее задавали, халява-то кончается), совершенно другой потолок приобретаемых коррупцией заработков, который напрочь демобилизует тех, кто в коррупции не замечен, заставляет их стремится к тому же или просто чувствовать свою ущербность. Мы создаем представление, что это мы - "реальные люди", а они - "лошки". И с этим пора завязывать. Во вторых, тусовка производит явно избыточное количество информационного спама, который попросту мешает серьезной умственной деятельности. В третьих, она, по больше части, не заинтересована в развитии каких-либо альтернативных форм самореализации интеллектуалов, и является прямым врагом серьезной научной работы, серьезного и углубленного размышления, повышения и академических и смысловых стандартов. Человек привыкший писать статейки в интернете попросту опасен для человека, который пытается писать книги или вести исследовательскую работу.
В связи с этим предлагаю покончить с собой коллективным харакири.
Шутка.
Просто покончить с собой мы не можем, поскольку мы, и некоторые, не будем показывать пальцем, особенно запустили процессы подавления того самого пространства, которое позволило бы и нам и многим другим жить, не будучи коррумпированной политтусовкой. Мы сами, торгуя воздухом и пеплом приучили власть смотреть на любую интеллектуальную деятельность с опаской, если она не проплачена, и с презрением, если она проплачена. И все, что не попадает под определение нужного - давить. То есть в случае простого нашего самоустранения эту среду раздавят и зачистят, или, что то же самое, загонят назад в узкие рамки академического постсовка, в границы того варварства, в котором пребывало 95% нашей интеллигенции в предперестроечную эпоху. Нет, придется своими руками возвращать ситуацию в нормальное русло и очищать от коррупции.
При этом ситуация усугубляется тем, что, с другой стороны, насмотревшись на понижение качества деятельности интеллектуалов некоторые чиновники искренне решают, что "и мы тоже так можем" и дурацкое дело нехитрое. В результате мы получаем эффекты, наподобие того, что случилось с "Русским Проектом" (не могу не сказать о больном) - нашествие самоуверенных варваров с желдезными челюстями и "полиментальностью", которые не просто вывешивают свои писульки (Бог бы с ними), но еще и уничтожают результаты почти годовой работы большого количества серьезных людей - уничтожают публицистику, научные статьи, стенограммы заседаний клубов, всё, и увенчивают это своими "еврео-христианскими проектами" введения многонациональности. Но я сейчас не об идеологии, я сейчас именно о манерах. У каждого центрального и провинциального начальничка на привязи найдется с десяток таких же собачат и в политтусовке попросту повторится тот же эффект, который неоднократно описан был применительно к академической науке в эпоху послевоенного повышения ее статуса и оплаты - туда ломанул варвар, агрессивно самоутверждавшийся среди серьезных ученых, травивший их на проработках, и нанимавший для написания своих докторских диссертаций. Своим нахальством мы, опять же, нагрели слишком большое количество "теплых мест", которые, поскольку эти места нагреты с помощью коррупционных механизмов, и заполнены будут коррупционным путем - не бедными и наглыми студентами, не младшими копиями (улучшенными или ухудшенными) нас самих, а родственниками и свойственниками начальников, которым тоже есть настроение пожить в охотку. Именно они-то нас и пережут.
Соответственно нужно выстраивать, взращивать и защищать систему, которая будет позволять существовать вне коррупционных схем, причем не только властных, но и оппозиционных, при этом используя ресурсы своего влияния для того, чтобы защищать эту систему и от коррумпирования и от разрушения по принципу подавления несанкционированной активности. При этом необходимо отстраивать худо-бедно корпоративность, которая исключала бы варварские нашествия, но, при этом, не создавала ощутимой диктатуры одной тусовки и одной группы.
Я, в качестве давней своей шизы (но моя шиза имеет свойство иногда сбываться) являюсь сторонником структурирования наших интеллектуалов в рамках того, что можно назвать новым университетским движением. То есть созданием школ, университетов, корпораций преподавателей и студентов по раннесредневековому типу, вокруг людей у которых хотят учиться. Старая схема одипломливания и подготовки чиновников от науки по своему хороша, ее нельзя убивать и, более того, надо ее защищать, в частности и от интеллектуального ВТО - Болонского процесса. Она должна быть не смягчаема, а ужесточена, приобрести более формальный характер. Но наряду с этим формальным получением регалий необходима среда именно интеллектуального творечества, общения и передачи традиций, система, где субъектами отношений будут учитель и ученик, или корпорация учителей и корпорация учеников. Один раз нечто подобное попытался сделать Дугин, но его инициатива уперлась в то, что это был круг только его личных почитателей и в то, что кругов чьих-то еще почитателей тогда не было. Сейчас всё не так. Я представляю себе тех, кто придет слушать меня, я представляю тех, кто придет слушать Крылова, я представляю тех, кто придет слушать Чадаева. Я представляю тех, кто не только придет, но еще и немало заплатит за вход, чтобы поучиться у Цымбурского. Понятно, что тут на пути встанет система минобраза, но плох тот интеллектуал, кто не воюет по тем или иным причинам с Фурсенко, Фурсенко это то, что esse delendam при любом ceterum censeo. Но это один из возможных вариантов перестраивания среды, можно, наверняка, найти и другие. Но декоррумпирование интеллектуалов должно быть начато, причем возможно даже раньше, чем декоррумирование бизнеса, милиции и госаппарата (хотя понятно, что всё связано, и в одиночестве мы не удержимся).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments