?

Log in

No account? Create an account
Разговоры о самоопределении русского народа
Государство и колбаса [русская квадратура ] 
17th-Dec-2009 07:14 pm
Здесь этот текст в расширенном, исправленном, дополненном, хотя и может быть несколько лишенном первоначальной жж-шной ароматности виде: http://www.rus-obr.ru/ru-club/5085


Вообще - государство и колбаса - это, конечно, интересная тема. И однозначно не решаемая.

ЧАСТЬ I. ГОСУДАРСТВО

Большую часть своей истории Россия пыталась решить эту квадратуру круга со следующими вводными.

1. Плохой климат, район рискованного земледелия. Следовательно низкий прибавочный продукт.
2. Маленькое размазанное и очень подвижное население, психологически не выносящее чрезмерного кучкования. Следовательно - мизерные трудовые ресурсы и низкий прибавочный продукт.
3. Внешние угрозы со всех сторон. Следовательно высокие внеэкономические расходы - оборона и всетакоепрочее.
4. Высокая культура и политические амбиции. Следовательно невозможность сдать свой суверенитет во внешнее управление и за счет этого снизить расходы.



Аналогов в решении этой квадратуры фактически нет - аналогичной широтности страны Скандинавии - теплее, почти не знали внешней угрозы и при этом с завидной регулярностью списывали свой суверенитет на баланс самой южной из этих стран, Дании...

При этом квадратуру именно надо решать, поскольку задача государства в том и состоит, чтобы обеспечить своим подданным возможность спокойно и в достаточных количествах поглощать колбасу, продолжая свой род.

Способы решения этой квадратуры.

Первый и самый противный, - казенное людоедство - то есть присвоение правящим классом наряду с прибавочным продуктом части необходимого (об этом много пишет А.И. Фурсов).
В этом решении нет ничего специфически русского - собственно вся история рода людского построена на формировании пирамид в которой низшие передают часть нямки высшим, а высшие за это делают то, чего не могут сами с собой делать низшие (точнее это половина истории, вторая половина состоит в том, что охамевшие обитатели высших этажей обжирают низших и нифига не делают, проматывая собранные для них крохи).

В России это решение широко распространено (крепостное право, ГУЛАГ и не только), но, на самом деле, оно крайне неустойчиво. Неустойчиво оно как потому, что очень быстро начинается падеж обобранного населения (в результате случается Голодомор и прочие кошмары, которые так ужасны именно своей незапланированностью), так и потому, что систематически поедать маленькое и достаточно мобильное население сложно*. Любые серьезные злоупотребления приводят к тому, что страну начинает сминать внешняя агрессия.

 

Чтобы как-то решить эту проблему в русской истории давно уже запущен процесс, который тот же Фурсов обозначил как отделение власти от собственности. Боярство было малочисленно и богато, дворянство – побольше и бедно, чиновничество было многочисленным и нищим, номенклатура была неисчислима и, по крайней мере формально, не имела в собственности ничего.  Этот ход позволял увеличить правящий класс, при этом не съедая страну окончательно и особенно был успешен в случае идеологической сверхмотивации – религиозной, патриотической, идеократической при большевиках, то есть тогда, когда можно было в единый идеологический короб сжать и элиту и народ, первых чтоб не людоедствовали, вторых, чтобы терпели.

 

А вот с малейшим ослаблением этой сверхмотивации,  подобное ограничение потребностей элиты вызывало дикий рост коррупции, поскольку значительная часть любого правящего класса хотела урвать себе _хоть что-то_. Обычно именно сущую мелочь, которая однако досаждала людям едва ли не больше, чем масштабное воровство.

Теперь об этой самой внешней агрессии... Сдать суверенитет на аутсорсинг тоже не получается. По довольно банальной причине - он никому нах не нужен. В мире нет страны, которая хотела бы завоевать и подчинить Россию и русских. Была такая Монгольская империя и Золотая Орда, и та не захотела покорять Россию, установив формат зависимость+набеги, известный как Иго*... Это противоречит тому факту, что на нас постоянно нападают, однако нападают на нас из очень простого соображения - Россия мешает. Она занимает территорию на которой лежит что-то вкусное. Она проводит свою внешнюю политику и мешает чужим раскладам. Её можно пограбить, русских можно угнать в рабство. Но именно так - угнать, а не завоевать, ограбить, а не эксплуатировать. Поэтому невозможно отдаться в нежные руки пусть западных, пусть восточных завоевателей лет на триста, отдохнуть за их пушками, отъестся, а потом закатить национально-освободительное движения и стать "как приличные люди". Если они придут, они убьют всех, кого не убьют, угонят, - им нужны географически девственные территории, никакие плоды нашего труда как и мы сами со своей сложной и загадочной русской душею никого из внешних не интересуем.

Поэтому сократить "верхних", урезать и экстернализовать расходы на свою государственность у русских тоже не получится, поскольку от ликвидации государства до кладбища - пять минут дорожки. Эту сволочь приходится кормить и от нее что-то требовать, поскольку "на свое несчастье" (иронизирую, конечно), русские от рождения оказались народом с очень высокой культурой и обширными амбициями. То есть русское государство, имеясь, очень быстро становится очень амбициозным государством, по хорошему экспансионистским и агрессивным.

Это тоже имеет свои причины. поскольку третий способ решения квадратуры, собственно - самый устойчивый, состоит в напористой внешней экспансии, попытках хотя бы часть средств на содержание "верхних" и оплату государственной машины найти не за счет самопоедания, а за счет "самоедов". Собственно именно этому решению мы обязаны самой обширной в мире территории. Тем более, что нам везло, в XVI-XVII веках мы оказались на золотой жиле - пушнине, в XVIII-XIX - на золотой жиле - зерне, в XX на золотой жиле - нефти. Однако получаемых таким образом ресурсов на колбасу хватает со скрипом, - едва-едва на пушки.

 

В результате чего возникает следующий глупейший парадокс русского колониализма - завоеванные русскими территории четко делились на две категории, более пригодные к эксплуатации, чем Россия и менее пригодные к эксплуатации чем Россия. Русская администрация старалась довольно интенсивно вкладываться в то, чтобы малопригодные территории стали более пригодными, чтобы с них действительно можно было всерьез что-то взять. Отсюда то положение, на тему которого очень любят потрындеть наши «антиимперцы» - метрополия финансирует колонии, а не наоборот. В значительной части случае это было связано как раз с тем, что прежде чем как-то эксплуатировать, нужно было минимально вложиться.  И глупость этой политики была лишь в том, что каждый раз будучи подтянут хотя бы до среднего уровня, тот или иной колонизированный регион немедленно пытался соскочить, вместо того, чтобы «отработать вложения». То есть ошибка русской экспансионистской политики по отношению к слабым регионам была не в том, что в них инвестировали, а в том, что позволяли себя «кинуть».

 

А вот «соскочить» поднявшиеся регионы пытались по причине дурного примера действительно неумной политики по отношению к «сильным» регионам. Каждый раз, получив во владение такой «сильный» регион русское имперское правительство (именно имперское, с покорением богатой Казани ничего подобного не было) делало одну и ту же ошибку, оно пыталось «удержать уровень» этого региона, который был сильно выше среднероссийского. Удержание основано было на вполне рациональной надежде, что с такого богатого региона можно будет «взять больше» (впрочем, во многих случаях переплетавшейся с европейничаньем и прочими глупостями). Однако эксплуатировать богатого может только еще более богатый. Бедный эксплуатировать богатого не может. Он может только ограбить богатого, сделав его чуть беднее, а себя чуть богаче. Собственно так в свое время нищеброды европейцы поступили с той же Бенгалией.

 

Россия же не грабила Польшу, не грабила Прибалтику, не грабила Финляндию, даже Грузию, Хиву и Бухару не грабила. Вместо этого, Россия из кожи вон лезла, чтобы «поддержать уровень» этих земель и не допустить их разорения. Особенно показательна была эта ошибка в отношении Прибалтики, особенно в советский период. Про отношения русских царей с остзейцами много можно сказать, но сейчас не в этом тема. А вот послевоенный СССР вел себя попросту глупо. В Прибалтике почти все создано было руками немцев, именно они создали инфраструктуру, которая позволила этому региону быть достаточно развитым и обеспеченным. Латышей и эстонцев держали ниже плинтуса и это были практически неспособные к самоустроению народы (каковыми они, в общем, являются и по сей день). Когда немцев из Прибалтики ушли, никаких внутренних ресурсов поддерживать уровень региона попросту не было. Но весь послевоенный период СССР попросту жопу рвал, чтобы Рига и Талллллинннннъъъъъъъ выглядели образцово, чтобы прибалты светились довольством и сытостью, чтобы они производили впечатление европейцев. Заселение русскими производилось медленно и их позволяли держать как второй сорт, фактически русские должны были исполнять роль эстонцев при эстонцах играющих роль немцев***.

 

В результате этой погони за двумя зайцами – попытки удержать уровень развитых завоеванных регионов и одновременно поднять уровень неразвитых, получалось, что устойчивого решения вопроса колбасы и экспансия тоже не давала. Хотя из всех описанных решений, экспансия единственная является хоть каким-то решением…

 

Что мы получаем в итоге?

 

Либо российское государство обороняет страну от внешних врагов, обеспечивает внутреннее развитие, и, при этом, с этой целью ест людей.

Либо оно перестает оборонять от внешних врагов, не перестав есть людей (как собственно ситуация сложилась в недавнюю эпоху), хотя, в виду ослабления, ни всегда и ни за всем может уследить.

Если оно снова начинает обороняться, то оно начинает есть людей с прежней силой, да еще и добирает, чтобы восстановить прежний уровень.

Из этих двух фаз, народ понятное дело предпочитает первую, когда его едят хотя бы свои начальники, но не едят чужеземцы. Интеллигенция и прочие слои профессиональных предателей понятное дело предпочитают вторую  рассчитывая поучаствовать выгодах оккупационной администрации. Отсюда вся дихотомия Гайдар или Сталин с выбором народа в пользу Сталина и интеллигенции в пользу Гайдара.

 

Однако этими двумя фазами дело не ограничивается. На самом деле реальность русской истории сложнее. Время от времени Россия перестает обороняться и начинает наступать. Начинается довольно интенсивное экспансивное расширение России и ее ресурсов (в том числе и доступа к колбасе).

 

И вот тут дело идет поинтересней. Первый этап расширения идет за счет довольно интенсивного внутреннего людоедства (типичный пример – Северная война). Все для фронта, все для победы.

 

Если победа действительно достигнута, то наступает очень интересная фаза экспансии, когда действительно русские почти наслаждаются новообретенными ресурсами и возможностями. Много добычи, много земли, новые приобретения еще слабо контролируются государством – по большому счету только граница очерчена, а внутри делай что хочешь. Эта фаза, собственно, сама благоприятная для народа, когда он максимально пользуется выгодами от Русского государства и минимально испытывает его тяготы или, хотя бы, эти тяготы сразу уравновешиваются.

 

А вот дальше в фазе экспансии наступает кризис, который порождается описанной выше ошибкой, государство стремится повысить (или не уронить) эффективность неовоприобретенных территорий (ресурсов) и делает это именно за счет (и, как оно полагает – во благо) народа. Подобная откачка ресурсов из центра на периферию ведет к тому, что необходимая материальная субстанция не наращивается в нужной степени (или вообще сжимается, окраины борзеют и, в итоге, все рвется).

 

Решить нашу квадратуру оставаясь в пределах этих циклов практически невозможно, как невозможно сварить кашу из топора. Тут придется что-то добавлять – или убавлять.

 

Самая глупая идея «убавления» - это убавление территории – широпаевщина, крокодильщина, либеральщина и прочие «маленькие уютные швейцарии». Это глупость по нескольким причинам. Во-первых, как уже сказано выше, никто вовне не будет с этими швейцариями носиться, в виду их необороноспособности их просто ликвидируют вместе с населением, скормят латышам, татарам, финнам и грузинам. Во-вторых, если бутерброд с тонким слоем масла разрезать на десять частей, то  на каждом минибутерброде масла не прибавится. Оно может прибавиться только одним единственным способом – с других частей. То есть если порезать Россию на десять кусков, то богатой и счастливой окажется из них хорошо если одна, остальные ждет запредельный (именно запредельный) ужас, холод и нищета.

 

Альтернатива этому убавлению территории в общем-то очевидна, но в течении столетий нам ее тупо обламывают враги и интервенты, при нашем посильном участии. Прибавление населения. Это та политика, которую проводило русское правительство создав, к примеру, Новую Сербию в Новороссии, привлекая немецких колонистов и т.д. Вообще императорская Россия тут сделала колоссальную ошибку, занявшись идиотическим проектом «освобождения славян» вместо реалистического проекта репатриации славян и превращения тех же Новороссии, Урала и Сибири в славянский «Дикий Восток».

 

Фактически нынешняя политика гастарбайтерского наешствия является попыткой решить проблему с этой стороны, но негодными и подлыми средствами, завезя вместо людей и граждан – рабов. Заметим, при этом, что все попытки решить эту проблему с нормальной стороны, репатриацией русских, предоставлением гражданства тем, кто хотел бы уехать с Хохлоины, союзом и воссоединением с Белоруссией и т.д. попросту саботируются, то есть там ведется тупо диверсионная работа, чтобы не получилось ничего.

 

В общем первое, что нужно сделать в России, чтобы сильное государство и вкусная колабса оказались совместимы – это резко увеличить количество населения. Хотя бы миллионов на сто. Еще раз, населения русского, славянского, русскоязычного, финноугорского, а не пригнанных на багажных полках рабов, которых можно только выгнать обратно и так рано или поздно и будет. Можно всерьез вложиться в рождаемость и снижение смертности, можно воссоединить Украину и Белоруссию, можно репатриировать из регионов, куда мы в ближайшие полвека не собираемся возвращаться всех русских (вернуться никогда поздно не будет), можно улучшить условия для экспатов из южной, восточной и западной Европы и штатов (но не за счет русских).

 

Но только резко увеличив населенность России можно будет создать достаточный для содержания нужного в России сильного государства прибавочный продукт, вместо того, чтобы заниматься отъятием необходимого.

 

Второе, как это ни смешно прозвучит, это инновации. Но только под инновациями имеется в виду совсем не то, что сейчас. Сейчас население предлагают заставить покупать энергосберегающие лампочки, не удосужившись выяснить есть ли у населения деньги на эти лампочки. Под теми инновациями, которые позволят минимально удешевить государство в России имеются в виду прежде всего инновации нацеленные на военное превосходство. Россия могла себе позволить минимально спокойное внутреннее развитие только тогда, когда очень наглядно демонстрировала всей Европе свое однозначное военное превосходство. Абсолютное превосходство.

 

Данила Щеня громко разбил литву у Ведроши и полвека Россию никто и не думал трогать. Стоило Ивану IV проиграть Ливонскую войну, как нас едва не слили за борт мировой истории. Относительно здоровое и мирное развитие России при Елизавете было куплено под Полтавой, Расцвет Екатерининского царствования стал возможен благодаря тому, что ее дядюшку Фрица образцово выпороли под Кунерсдорфом (с армией, которая разгромила сильнейшую армию тогдашней Европы связываться никто не хотел), Длительное спокойствие николаевского царствования было плодом Бородина и Лейпцига. Стоило проиграть Крымскую войну, как пошли два десятилетия мятежей и нестабильности, которые выправились исключительно благодаря победам Скобелева. Под Плевной и на Шипки куплены были успехи Александра Миротворца. Проигравшую Русско-Японскую войну Россию опять едва не слили за борт в 1917. Победивший Гитлера и создавший риакетно-ядерное оружие СССР мог баловаться хотя бы хлебом с маслом, болгарскими огурчиками и шпротами на праздники (строго говоря, мог бы позволить себе и больше, если бы вместо строительства соцлагеря занялся бы укреплением России).

 

Зависимость настолько прямая, что даже спорить не о чем. То есть нам нужен не абстрактный инновационный скачок в области качества жизни, а очень конкретный военно-технический скачок, который позволит иметь мир, не вытягивая все до последней копейки на оборону.

 

Наконец нужно, собственно, выполнение третьего условия, которое в русской истории является первым. Экспансия. Военная, мирная, дипломатическая, экономическая, культурная, какая угодно. Строго говоря, в случае достаточного уровня обороноспособности выбирать методы будем мы. Направления экспансии в общем вполне понятны. Надо тупо двигаться в те стороны, откуда нас больнее всего тыкают шпильками и булавками.  Это вообще нормальный способ роста империи – устранение источников дискомфорта + великая имперская мечта, так сказать колумбова Индия, Кпилинговская Африка и т.д.

 

И вот тут вот надо избежать главной ошибки русской государственной экспансии (народ никогда этой ошибки и не делал) – попытки держать уровень новых земель за счет старых. Напротив, надо обогащать старые, за счет новых. А на новых все предоставлять свободному народному творчеству и предприимчивости. И все получится.

 

В общем рецепт у меня получился до неприличия простой и незатейливый: Новые земли, новые люди, военно-технологические скачки. Никаких нанотехнологий и социопостгламурмодерна. Последние, впрочем, для того и выдуманы, чтобы имитировать поиск решений, уклоняясь от очевидности. Это те необходимые ингредиенты, которые необходимо добавить в котел, чтобы каша из топора получилась. Все они сводятся собственно только к одному: Сделать так, чтобы государство в России перестало отбирать у народа часть необходимого продукта и не экспроприировало весь прибавочный, и чтобы при этом государство не ослабло до невозможности сопротивляться внешним угрозам.

 

Как только эта проблема будет решена, нормальный ход исторического процесса доделает все остальное. Все остальное, собственно, сводится к двум главным производным [от вышеописанной главной] проблемам России: дуракам и дорогам. Переводя на более приличный язык  - это проблема информационной связанности, уплотнения информационного пространства и ускорения информационного обмена и проблема транспортной связанности, проблема ускорения товарообмена и человеческих перемещений.

 

Мне безумно нравится формула Щепанской – русские – движущийся народ с самосознанием оседлого. В России станет почти идеально комфортно, если Москва и Петербург станут в плане хронотопа одним городом, Москва и Астрахань – одним уездом, а Москва и Красноярск одной губернией. Это, кстати, в свою очередь снимет часть отрицательного эффекта от недонаселенности – люди смогут быстро перемещаться. Понятно, что это проблема решается только на государственном уровне – разработка новых магистралей и скоростных средств перемещения, создание системы дорог(авто, речных, железных, воздушных, каких угодно, да хоть скоростных перелетов через космос). Как и проблема первичной ингфраструктуры для ускорения информационного обмена, а это не только интернет, но и увеличение объема книжного рынка, повышение образовательного уровня, развитие системы музеев и библиотек и т.д. То есть русский должен знать больше, думать быстрее и иметь возможность делать все это не только дома, но и в дороге.

 

Если же решатся эти две задачи, то все остальное – еда и одежда, состояние правовой системы и вопрос о ментуре решатся автоматически, поскольку у русских будут время и инструменты для решения всех этих вопросов.




ЧАСТЬ II. КОЛБАСА

 

А теперь от истории и социологии к антропологии и моралистике. Чем плох дискурс про «не надо зажираться, сытно и вкусно кушающий человек свинеет, а голодающий и постящийся – морально выше». Плох он прежде всего тем, что является неправдой.

 

Во-первых, голод и пост являются противоположными вещами. Постится может только тот, кто не голодает. Голодающий не может и не должен поститься. Заметим, что людей «в обстоянии» - путешествии, узилище, плену, беременности и т.д. Церковь обычно освобождала от обязанности поста, не вменяя его нарушение во грех. Пост – это добровольный выбор свободного и имеющего набитый холодильник человека.

 

Во-вторых, абсурдной ложью является представление (очень широко распространенное), что бедный и голодающий более терпелив и вынослив чем богатый и сытый. Реальность прямо противоположна этой бредятине. Обычно сытый и богатый гораздо более терпелив и вынослив чем бедный. Во-первых, у него есть ресурсы, чтобы переждать и выдержать там, где бедный сразу остается на нуле и просто умирает с голоду. Во-вторых, даже психологически богатый и сытый  готов потерпеть какое-то время лишения, знает, что потом будет лучше. Проблема в том, что сытый знает, что «бывает и лучше». Голодный этого не знает и становится жертвой отчаяния. Именно поэтому в претерпевании сильных лишений «бедный» сдаст и свалится первым, что, собственно, мировая история и демонстрирует на неисчислимом множестве примеров.

 

Кроме того, бедному и голодному не хватает еще одной вещи, которая составляет конкурентное преимущество богатого и сытого. Он вынужден слишком отвлекаться на частности, он погружен в тревожную заботу. Собственно модусом существования голодного является непрестанная тревога о завтрашнем и даже сегодняшнем дне, реагирование на любые сильные раздражители, которые могут дать пищу или представлять угрозу.

 

Бедный и голодный реагирует на каждый чих бытия и именно поэтому обречен проигрывать богатому и сытому, который может легко отличать сигналы о главном от второстепенного.  Известна поговорка, что где тонко, там рвется. Так вот, бедный, который привык к тому, что рвется всюду, погружен в непрерывную панику – любое изменение обстановки кажется ему таящим угрозу фатального разрыва. Достаточно двух-трех ложных выпадов, чтобы бедный оказался полностью в плену паники.

 

Богатый силен именно своей свободой от второстепенных раздражителей и сигналов. Он может себе позволить реагировать лишь на основное и фундаментально опасное. В этом тоже есть свои минусы, поскольку богатый гораздо менее устойчив к критическим ударам. Бедного сложнее ударить вглубь, поскольку у него этой глубины нет. Но зато у богатого есть время среагировать на нанесенный удар, поскольку он никогда не бывает смертельным.

 

Сказанное конечно не означает, что у голодного перед сытым нет никаких шансов. Так не бывает. Но его шансы специфичны, фактически они построены на том, что богатый решит ретироваться, поскольку драться себе дороже, но ретироваться не успеет, завязнет. Тогда он попал. Но ради таких шансов специально культивировать в себе бедность и морить себя голодом на цивилизационном уровне право же не стоит.

И чтобы уж покончить с темой колбасы и вкусной жрачки. Самым бредовым аргументом против вкусной и здоровой пищи для русского человека, является ссылка на то, что "в перестройку уже продали великую державу за палку колбасы".  Это суждение либо преступно глупое, либо цинично гнусное. Ибо поведение наших сограждан в перестройку и вся эта колбасная революция была типичным примером поведения очень бедного и очень голодного человека. Кстати сказать, гораздо более бедного и голодного, чем тот, который сражался с немцами в Великую Отечественную. Тогда очень важным психологически моментом в образе немецкого оккупанта были "мамка, яйки", то есть его попытки отобрать и присвоить твою еду. То есть к русскому у которого еда есть врывался голодный поджарый немец и пытался еду отобрать. И немца ненавидели, в том числе и за это (а глупое немецкое командование еще и усугубляло ситуацию запретами кормить оккупированное население).

Тема того, кто кого кормит и кто кому дает еду была в военной мифологии настолько важной, что стала кульминацией шолоховской "Судьбы человека". Помните знаменитое: "Я после первой не закусываю". Там вообще очень хорошо прописана тема немцев как раз как тех, кто морит голодом. " И  кормили везде,  как  есть,  одинаково:  полтораста грамм эрзац-хлеба пополам с опилками и жидкая баланда из брюквы.  Кипяток -  где давали, а где нет.  Да  что там говорить,  суди сам:  до  войны весил я  восемьдесят шесть килограмм,  а к осени тянул уже не больше пятидесяти.  Одна кожа осталась на костях,  да и кости-то свои носить было не под силу".

Образ американцев, который создавала та же советская пропаганда, это образ сытых, пресыщенных людей. Во время войны это началось - американцы нам тушенку посылают. Дальше позорный фарс с "догоним и перегоним Америку по мясу и молоку". Оттуда и до позднесоветской "продовольственной программы" у русского человека систематически культивировалось чувство, что он голоден, недокормлен, что у врагов есть колбаса, а у него - нет. "Колбасная капитуляция" 1989-1991-го была поведением не "гедонистов", а как раз людей в которых систематически вбивали и культивировали чувство голода. Про американцев было понятно, что эти хоть затопчут, да перед этим накормят (жратвы-то у них навалом, не жалко). Появление в Москве Макдональдса, в сочетании с исчезновением продуктов в магазинах были идеальной психологической подготовкой к общей сдаче (а в общем нет никаких сомнений в том, что недокорм в СССР в 1990-91 был связан не только с кривизной взаимодействия кооперативной и государственной системы, но уже и вполне искуственно организовывался).

Да, когда началась "свобода торговли", то все, кто мог ею воспользоваться тупо и по свински отжирались. Но именно отжирались, а не гедонистически наслаждались едой. Я помню как еще в 1996 году я один из своих первых гонораров потратил на купить и поесть ветчины, так сказать вспомнить вкус. Эпоха гедонизма началась года с 1997-98 и почти немедленно начали бродить в русских головах крамольные мысли - а не послать ли нам Америку подальше, а не лучше ли жить своим умом, а не задолбали ли эти Ельцин с присными и демократы. Те, кто пугает "гедонизмом" и орет о вреде колбасы боятся отнюдь не либерализьмы (каковая порождается в нашем климате жгучим голодом и униженностью), а как раз "национализьмы" и всяких опасных русофильских мыслей, которые вытекают из полного желудка, наличия досуга для размышлений и отсутствия панического страха перед завтрашним днем.

Так, на это, собственно, и нужно смотреть. Сторонники принудительного "поста" - будут подавлять русскую национальную идею. "Борцы с русским национализмом" будут морить голодом, поскольку именно голод - основное лекарство против чувства национального достоинства у русских.



___________


РЕМАРКИ

* Конечно можно предположить, что вопросы с элитой, которая тупо пожирает своей народ эксплуатацией можно решить с помощью воспитания, то есть создания так сказать «спартанской» элиты, которая будет иметь аскетические потребности, высокую дисциплину, молиться, поститься и даже радио Радонеж считать роскошью. Проще всего сказать, что такая элита это утопия, но это не будет справедливо. Воспитать такую элиту с высокой самодисциплиной и низкими потребностями можно. Она будет верно служить государству, не очень обижать селян и горожан, послушно идти под пули в первых рядах и вообще иметь массу полезных свойств.

Кроме одного – она будет практически полностью импонтентна в плане культурного производства.

А одним из условий нашей квадратуры является как раз то, что русские народ с большими культурными и историческими амбициями. Культура же имеет отвратительное свойство, она самозарождается среди роскоши, грязи и даже разврата, а никак не в стерильных условиях добропорядочности и самодисциплины. Прусские юнкеры были прекрасной военно-политической элиты, но абсолютными культурными импотентами, мы сейчас говорим о великой германской культуре только потому, что пруссаки схарчили полторы сотни маленьких расхлябанных государств в которых культура действительно расцветала.

Большинство культурных форм являются продуктом именно изщбыточного, роскошного, демонстративного потребления. Исключением является государственная культура – то есть можно держать элиту в строгости и строить дворцы и соборы, писать иконы, но и только. Если мы хотим в копилку Пушкина. Толстого, Чайковского и т.д., то об элите, которая обладает идеальной внутренней самодисциплиной и не тратится на шампанское, баб, цыган и шоколад придется забыть.

Можно, конечно, представить себе в качестве утопического проекта своеобразную «касталийскую» элиту, которая будет считать роскошным потреблением написание и издание книг, возведение храмов и статуй, обеспечение поэтов и т.д. Более того, в уважающей себя элите (в том числе и русской) бывают такие меценатовы кружки… Но… Переформатировать всю элиту под этот образец значит отучить ее ловить мышей. Большую часть государственных людей во все века составляют те у кого превалирует яростное начало души, только они могут быть «стражами». А для носителей этого начала чуждо удовольствие от интеллектуальной утонченности самой по себе, то есть касталийство, а с другой стороны – для них нехарактерно и умение обращаться со средствами, присущее тем у кого преобладает начало вожделеющее…

То есть хороший воин en masse (не путать с великим полководцем, который может быть и «брахманом», а не кшатрием) есть бабник, пьяница, развратник мечущийся между полем битвы, будуаром и молельной, обожающий красивые побрякушки, нерациональные расходы и т.д.



** Кстати, то самое «иго» является в каком-то смысле единственным удачным примером экстернализации суверенитета в русской истории. Но только надо правильно понять о чем идет речь. Удачным было не само монгольское нашествие-завоевание. Напротив, те, кто его планировал и раскручивал монгольскую империю до всеевразийских масштабов (а это было трансконтинентальное купечество и прежде всего итальянцы и их подельники) явно предпочитало обойтись без Руси вообще. В связи с созданием монгольской трансконтитентальной тороговй сети, такое жирное транзитное государство как Русь казалось попросту ненужным и было приговорено к гибели, как были приговорены Хорезм, Халифат и многие другие.

Однако русским явно на чем-то удалось договориться с монголами (причем кажется конкретно с Батыем и Сартаком). Судя по отравлению Ярослава Всеволдовича в Большой Орде там были скорее против. Русь сдает высшие функции суверенитета завоевателям, взамен за это ее не ликвидируют, не дают окончательно сожрать, разрешают участвовать в новых торговых потоках и.т.д. И в общем московские князья в XIV-XV веках довольно искусно манипулировали своим двусмысленным статусом в плане суверенности и добивались периодов относительного мира и затищья, как тот же Иван Калита (который прославился не тем, что что-то присоединил и не тем, что осаждал Тверь, а именно тем, что при нем была тишина, то есть государство смогло на какой-то срок решить проблему тишины и колбасы, откуда произошел расцвет эпохи Дмитрия Донского). Но это все нуждающаяся в отдельной проработке тема. Причем проработке в ключе имеющем мало общего с евразийской монголофилией.


*** Очень интересный случай представляет собой Хохлоина, - фактически попытка в наглую увести у русских из под носа освоенное ими весьма вкусное пространство и создать с нуля «привелегированных инородцев». Большую часть «Дикого поля» отняли у степняков и освоили русские. Собственно даже и не большую часть, а всю, поскольку запорожцы не отвоевывали у татар ничего, а лишь делали на них свои грабительские набеги. Русским удалось взять те земли на которых так много было того, чего нам по жизни не хватало – много солнца, тепла, света, возможностей жить богато.

Однако не прошло и ста лет с тех пор, как русский крестьянин (а с ним немец, серб, армянин, еврей и, конечно, малоросс) начал осваивать южные степи, как началось насаждение самозваного «свидомого украинца», который, якобы, имеет на эти степи законное право. Никаких исторических и геополитических оснований для этого «права» не было и нет, но попустительство этой мифологии привело к тому, к чему привело. Одну из немногих освоенных нормально и к выгоде для русских территорий попросту увели у России, украли. И вопрос о ней надо рассматривать именно в логике возвращения краденого.
Comments 
17th-Dec-2009 04:25 pm (UTC)
Sic!
(Deleted comment)
17th-Dec-2009 06:06 pm (UTC)


"Россия из кожи вон лезла, чтобы «поддержать уровень» этих земель и не допустить их разорения. Особенно показательна была эта ошибка в отношении Прибалтики, особенно в советский период"

Не только Прибалтики.
Отрицательное сальдо внешней тогрговли
скажем, в 1989 году составило всего 2,34 миллиарда $
но в основном за счёт низких показателей сальдо
Молдавии, Армении и Эстонии,
если оценить сальдо раздельно по республикам.
17th-Dec-2009 07:02 pm (UTC)
>>>Хотя бы миллионов на сто<<< Это невозможно. Матка русской женщины устала. Т.е. прирост невозможен чисто по физиологическим причинам. Русская женщина предпочитает завести собачку или кошечку. Максимум, на что она способна,- это родить одного ребенка с помощью кесарева сечения, т.е. второй ребенок уже возможен только теоретически. Этот один ребенок рожается ею, что называется, для себя, из эгоистических побуждений. Воспитывается зачастую в условиях неполной семьи. Если это мальчик, то в условиях гендерного геноцида, т.е. воин не получится. Демографическая катастрофа уходит корнями еще в 1914 год. Положение выправить не удастся.
18th-Dec-2009 09:56 pm (UTC)
загнанных лошадей обычно пристрелливают, равно как и паникёров.
17th-Dec-2009 08:02 pm (UTC)
Очень не пожалел о потраченном на прочтение этого поста два раза времени.
О чем сразу хотелось бы попросить, без глубинного размышления - приводить к каждому утверждению большее количество примеров (да и контрпримеров) из истории. Как я понял это вполне в ваших силах.
Отдельные постулаты просто великолепны. В общем постараюсь не пропускать мимо себя подобных постов.

P.S. Кстати радикально не понравились выводы. Например не вытекает напрямую из низкой нормы прибавочного продукта в России - увеличение плотности населения единственным выходом. Вообще являясь безусловно благом, увеличение плотности и народонаселения, является не единственно возможным и недостаточным условием, что бы автоматически решить проблему неизъятия его "необходимого продукта" господствующим классом
19th-Dec-2009 01:03 pm (UTC)
> не вытекает напрямую из низкой нормы прибавочного продукта в России - увеличение плотности населения единственным выходом.

Вытекает. Холмогоров хочет пойти по пути Китая, в котором очень много рабочей силы и потому она очень дешёвая. А чем дешевле рабсила, - тем больше прибавочный продукт (при прочих равных).
17th-Dec-2009 08:22 pm (UTC)
о как
*выдохнула, осела асиливать*
18th-Dec-2009 07:02 am (UTC)
Браво!
18th-Dec-2009 07:35 am (UTC)
Текст просто великолепный.
Я хотел бы быть автором такой статьи:)
18th-Dec-2009 09:37 am (UTC)
Отлично.
18th-Dec-2009 09:45 am (UTC) - (поднимая палец)
О!
(Deleted comment)
18th-Dec-2009 10:06 am (UTC) - Re: Мои 5 копеек
Причем заметим, брались именно долги. То есть дворяне тратили гораздо больше, чем могли себе обеспечить за счет своих имений.
(Deleted comment)
(Deleted comment)
18th-Dec-2009 07:07 pm (UTC)
Если я правильно понял мысль Егора, проблема Питера в сравнении с Финляндией - не количество населения, а его "кучкование"
18th-Dec-2009 10:25 am (UTC)
Отсечение важных ресурсов (типа Украйны) - это действие некой глобальной тенденции, а вовсе не происки каких-то частных лиц. Без анализа этой тенденции (почему так происходит) и програмы противодействия ей - "нормальное" государство не построить. Попытки просто пересилить эту тенденцию - это игнорирование объективной реальности.
18th-Dec-2009 12:18 pm (UTC)
Про инсценированность голода как стартер для революции - пронзительно точно. Можно еще вспомнить февральскую революцию, которая тоже началась якобы с незавоза хлеба в магазины Питера - если вдуматься, чистый бред ведь, столица огромной империи без всякой блокады!

Я лично слышал в свое время из относительно надежного источника, что в Москве был отработан и осуществлен сценарий физического давления на руководителей тогда еще государственных хлебозаводов - всех и в один день, чтобы они остановили производство синхронно, ровно на день. Как раз году в 90-91-м, точнее, увы, не помню.
18th-Dec-2009 06:19 pm (UTC)
если вдуматься, чистый бред ведь, столица огромной империи без всякой блокады!

Как раз не бред. Тогда по стране вовсю бегал северный пушной зверёк - люди кончились. Изъятие из примитивного сельского хозяйства мужиков привело к тому, что производство с/х продукции резко упало, а сокращение поголовья лошадей в стране привело к тому, что вывозить с/х продукцию стало возможно только в узкой полосе в 10-20 км от железной дороги.

Вообщем читайте доклад Особого совещания о приближающемся исчерпании людского запаса в 1916 году.


(Deleted comment)
18th-Dec-2009 09:52 pm (UTC)
У автора неплохая фантазия и много свободного времени.
Page 1 of 3
<<[1] [2] [3] >>
This page was loaded Oct 20th 2019, 12:44 am GMT.