Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:
  • Mood:
  • Music:

И твою маму тоже

Пожалуй придется убрать из френдленты всех, кто поучаствовал в нелепой разводке на тему "Николай II - убийца кошек".

Мне уже приходилось высказываться о том, что клевета на Государя является формой прямого беснования. То есть в этот момент человек впускает в себя беса и разрешает ему владеть собой, стучать своими пальцами по своим клавишам, ворочать своим языком и т.д.

В данном случае разводка настолько примитивна (об этом написала ritovita), что очевидно, что "поучаствовавшим" очень хотелось побесноваться.

На всякий случай поясню. Охота в дворянской России обычно была не частным делом. а обширным представительским мероприятием. И количество убитых животных (так называемая "бойня" о который пишут запустившие всю эту мерзость клеветники) было связано с многочисленностью участников охоты. Императорская охота - это не Тургенев и Аксаков с ружьишком, а умноженная на сто охота у Ростовых из "Войны и мира". Указанные цифры - это не личный счет императора, а счет огромной компании высокопоставленных охотников и сопровождающих их егерей.

При этом участники охоты брали на себя, в частности, и общественно полезную социальную функцию (средневековая дворянская охота, кстати, развилась из обязанности сеньора защищать крестьянские посевы от потрав дикими животными, которых в темные века было не как сейчас) - санитарная зачистка от бродячих собак и кошек, то есть от реальной угрозы для жителей городов и крупных сел. Извращенческие методы типа псевдо-кастрации, в результате которой безопасность от диких собак на московских, к примеру, улицах исчезла полностью, тогда не придумали, и их отлавливали, а затем в ходе охоты отстреливали. В отчетах специально для совсем тупых стоит слово "бродячих". Не заметить его и противопоставить Императору гладящего домашнюю кошечку Ильича можно было только специально.

Позволю себе самоцитату:

"Гуманизм такой, конечно, мерзость перед Господом. Нравится это кому-то или нет, но человек – высшее существо по сравнению даже с очень милой собакой. Его жизнь (даже если это жизнь последнего бомжа) стоит несравнимо больше, чем жизнь собаки. Это так и «по человеческому рассуждению» и на основании христианских догматов. И в любой ситуации, когда возникает хотя бы сотая доля риска для людей, тем более – детей, со стороны животных и уж тем более, бродячих экс-домашних животных, выбор с жесткостью категорического императива должен делаться в сторону безопасности людей. Для меня лично это настолько несомненно, что обнаружив сегодня бродячих собак на детской площадке, я долго не мог понять — откуда они взялись, неужели же кому-то непонятно то, что понятно мне".

Жалеете кошечек да собачек - возьмите их домой. Это домашние животные. Вне дома, в бродячьем режиме, никаких кошечек и собачечек нет. Есть волки и кошачьи.

Давно уже пора понять, что там, где разводка на "кошечек" - там сатана. Повестись на "кошечку" мог либо бесноватый, ненавидящий Государя, либо именно что очень сильно не подумавший человек. Вторым я просто рекомендую помолиться Царю-Мученику о прощении и всё пройдет. А вот как быть с бесноватыми - вопрос гораздо более сложный.

Примерно то же сейчас и вокруг Пушкинской площади и Шевчука. Уже цитируются "телеграммы в Смольный" от БГ, мол всенародный Юра делает всенародное дело и шельмовать его сейчас значит шельмовать русский народ (видимо к БГ специально обратились после моей статьи, хотя я в ней противопоставлял не их мнения (которые могут и совпадать), а их практику).

По поводу Шевчука я скажу одну вещь. Я написал на эту тему целый текст, но из-за атмосферы псевдо-охранительских позорных лулзов не счел возможным его публиковать - контекст был бы... ммм... как это помягче сказать - существенно искажающий смысл высказывания.

Так вот, с 1990-1991 годов, когда Шевчук с голым торсом на концерте, транслируемом по ЦТ программой "Взгляд", орал про "Родину-Уродину" у меня сложилась четкая ассоциативная связка. Где Шевчук, там щас будут насиловать мою Родину. Он не то чтобы будет прямо участвовать, но с добрым взглядом подпевать. Не столько исполнитель, сколько стоящий на стреме свидетель. Я не знаю почему, но это всегда было так. Он занимал прямо противоположные позиции, но всегда стоял рядом, как индикатор очередного изнасилования.

Поэтому, когда я вижу эту фотку и умиленный восторг тысяч блогеров, и ужас блогозависимой власти (скоро, чувствую, у нас и президент будет именоваться "блогопоставленный и блогопомазанный"), я знаю одно: "Очередное изнасилование моей Родины практически неизбежно".

Как этому, если говорить масштабно, сопротивляться - я не очень понимаю. Смотреть на это - страшно. Бежать - выход, конечно, но как-то больно подло. Убеждать людей облечь свою ненависть к режиму в какой-то более конструктивный формат, чем изнасилование собственной матери, - в общем бессмысленно. Российская толпа, как показали последнее столетие, ни на что более конструктивное не способна. А противопоставить ей "гражданскую гвардию", как это было в более обустроенных странах, отчего-то не удается - только толпу же гопоты, которая показала себя за последнюю неделю во всей красе. Впрочем, может быть в сшибке гопота и победит (хотя сомневаюсь), но это будет именно тот самый тоталитаризм, о котором написал на днях Крылов.

В общем у меня есть чувство, что история новейшего этапа российского охранительства - закончена. Его задача была двуедина. Первое, убедить российскую власть, которая уже не первое столетие испытывает острые коммуникативные проблемы по отношению к своему народу, - не лютовать, не воровать и делать для этого народа что-то полезное, и тогда контакт найдется и этого народа не надо будет бояться. Второе, убедить народ, что даже отвратительность "рук брадобрея" не является поводом перерезать горло самому себе и своей (!) семье, что нужно проявить изрядную долю терпения и конструктива в разговоре с этой властью и не вестись на тупые бесовские разводки, вроде совсем не случайно упомянутой выше истории с кошками (вообще историю 1894-1918 годов надо выучить каждому наизусть и всегда иметь в уме). Охранители были самых разных типов, от Радзиховского или Максима Соколова до Сергея Кара-Мурзы или меня. Разные люди, объединенные одним, - ужасом перед тем, что эта отработка национального эдипова комплекса еще раз повторится. Сегодня мне как-то очевидно, что мы провалились. Оказались некомпетентны, неубедительны, физически и умственно слабы, слишком культурны, молились мало и плохо - да и субъекты коммуникации были, мягко говоря, не беспроблемные.

Может я, конечно, предаюсь отчаянию, но у меня ощущение, что есть лишь два выхода, либо гопота, с воплями "Ты очкастая пьяная бездарь" придет и изнасилует всех и повесит всем на рот молнию, либо восторженная толпа идиотов во главе с Юрой вновь по полной отымеет "уродину, которая нравится, хоть и не красавица". А потом, встав через несколько лет от пьяного угара, оглядывая окружающие руины, этот человек толпы сплюнет и выругается: "Е. твою мать...".

И мне останется ответить:
"Да. И свою тоже".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 148 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →