Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

О движущих силах истории

Начал читать долго откладываемую "на сладкое" книгу Нефедова "Война и общество". В своем жанре книга великолепная.

Но начинается с утверждения, от которого я хватаюсь за голову. Моя головная боль вызвана всеобщностью непонимания простого факта, относительно того, что есть движущие исторические силы. Та же проблема, впрочем, у читанного летом Даймонда и у любых других детерменистов.

Нефедов называет три - демография, география, и технология (включая экономику как производное от технологии).

Это совершенно справедливо - все эти три силы являются определяющими в формировании человека и человеческого окружения.

Но ни одна из них не является исторической движущей силой.

Всё это естественно-исторические, "природные", если угодно, силы - демография - это раздел экологии homo sapiens, география - это география и есть - фактически другой подраздел экологии, технология - это продукт человеческого разума, взятого как "чистый разум", как способность осмыслять природу и использовать её для расширения своих недостаточных биологических возможностей.

Ни одна из перечисленных сил не является исторической, а история тем самым обессмысливается. Получается, что тысячи лет миллиарды людей тратят время на фигню, вместо того, чтобы выработать простой и понятный алогоритм взаимоотношений своей популяции с природой.

На самом деле это конечно не так.

История - это не изучение того, что произошло с железной биологической, экологической, технологической и т.д. необходимости.

История это изучение того, что произошло вопреки внеположенной человеку необходимостью.

Движущими силами истории являются те реальности и феномены, которые побуждают человеческие коллективы не подчиняться законам демографии и экологии и преодолевать логику технологического и экономического детерминизма.

История - это не наука о том, что должно было произойти и произошло, это, прежде всего, наука о том, что произошло, хотя не должно было произойти, а также, частично, о том, что не произошло, хотя должно было произойти.

Движущие исторические силы - это силы, могущие работать вопреки естественно-историческим силам.

Именно наличием таких движущих сил (идей, страстей, личностей, социальных порядков и т.д.) объясняется то, что человеческая история исключительно многообразна в своих проявлениях и полна самых странных парадоксов.

Исторические народы - это народы в которых уровень исторической парадоксальности постоянно возрастает, а порой начинает зашкаливать. Напротив, "неисторические" народы - это народы, которые живут в своем спокойном демографо-технологическом цикле и из него не высовываются.

Из сказанного не следует, конечно, что история не должна изучать естественно-исторических движущих сил. Это глупость. Он должна их изучать очень тщательно.

Но она должна это делать именно для того, чтобы отсечь неисторическое от исторического, уловить тот момент, когда исторические силы выходят из подчинения естественно-историческим и начинает происходить то, что не должно было "по логике вещей" и "законам природы" произойти.

То есть изучение естественно-исторических сил важно именно как изучение фона на котором будут отчетливо проступать "фигуры" исторических движений, поступков и преступлений.

P.S. Когда я на одном семинаре в ИДК изложил этот свой взгляд я в ответ услышал несколько ироничную фразу, что я, по сути, повторяю неокантианское различение номотетических и идеографических дисциплин.

Это, конечно, неверно.

Суть идеографического подхода состоит в том, чтобы описывать предмет как уникальную целостность, нечто своеобразное и неповторимое. Тем самым, приложимость к нему каких-либо номотетических объяснений отпадает. Красоту цветка нельзя передать через описание его ботанических характеристик.

То, о чем говорю я, предполагает, напротив, признание безусловной реальности, действенности и верховенства номотетических законов. Да, в принципе всё должно быть законосообразно и происхоодить определенным образом. Однако мы сталкиваемся с тем, что история всё время далека от законосообразности и в ней происходит нечто не укладывающееся в детерминистскую логику.

Тут есть два соблазна. Первый - попытка объяснения парадокса через софистическое перетолкование биологических или социальных законов. Второй - та самая идеографичность, то есть попытка объявить феномен чем-то уникальным и необъяснимым: "Оно такое потому что такое".

Я же предполагаю, что парадокс возникает в результате столкновения внешнего естественного закона, естественных причин среды и разума и логики социальных систем, с теми силами, которые реально движут человеком - аффектами и страстями, идеями и предрассудками, ошибками и чудесами.

То есть речь идет не о цветке, а о катастрофе. Не об "уникальном и неповторимом", а о столкновении разных цепей причинности, часть из которых не может быть объяснена из принципов природного детерминизма (а ведь всякий настоящий детерминист верит, что, грубо говоря, геологическое, биологическое, социальное, психологическое - увязаны в одну великую цепь причин).

Задача не в том, чтобы любоваться уникальным, а в том, чтобы вскрывать парадоксы.
Subscribe

  • Мои твиты

    Вт, 13:20: Ну и не мог не задзенить про Пушкина "негра". https://t.co/mvlvvMLTWP Юный Пушкин был светло-русым блондином. «У меня свежий цвет…

  • Мои твиты

    Вт, 11:25: Заключительный выпуск Муравьевского цикла - самый важный. https://t.co/DZ75bce6Ia Это рассказ о настоящей русской революции,…

  • Мои твиты

    Пн, 08:36: Только что опубликовано фото https://t.co/koSvz5BPZn Пн, 10:20: Задзенил свои мысли о Евгении Онегине как о романе культурных…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments