Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Цугцванг на весеннем льду

Дугин думает, что российская власть вступает в полосу своей делигитимации. С этого началось все и у арабов. В какой-то момент и Мубарак, и Бен Али, и все остальные коррупционные лидеры перестали быть легитимны. Поначалу у них была и полиция, и сейчас у них – полиция, армия и в значительной степени поддержка Запада. Но всего этого недостаточно, чтобы сохраниться в условиях ее полной нелегитимности. Вот российская власть сегодня становится нелегитимной.
Это, конечно, очень далеко не революционная ситуация, но рано или поздно она созреет. Власть не сможет бесконечно отделываться шутками, цинизмом, технологическими трюками, разглагольствованием, демагогией. В этом случае власть становится нелегитимной. Нет таких сил в мире, которые поддержат Мубарака или Бен Али.

http://www.nr2.ru/moskow/318861.html?sms_ss=facebook&at_xt=4d4987ad4ad3a24f%2C0

Вообще довольно интересные, хотя и не лишенные резкости соображения Дугина.

Я бы добавил, что речь идет не только о делегитимации, но и о сознательном отсечении себя от источников легитимности.

К примеру, тема Путин - анти-Ельцин была очень важным источником легитимности для Путина. Однако вчера этот источник был фактически отвергнут. Более того, заявив себя наследниками дела Ельцина, члены тандема обозначили уникальный для россиян шанс разом посчитаться со всем ненавистным наследием.

Русский национализм был настоящей палочкой выручалочкой. Но сейчас уже очевидно, что избран путь максимального преследования русского национализма в даже довольно умеренных его формах.

Когда-то источником легитимности была тема Чечни. Публичная демонстрация откровенно хамящего Рамзана Ахматовича, который гораздо более похож на независимого и сильного правителя, чем Дудаев, Масхадов и прочие.

Социальный консерватизм был очень серьезным источником легитимности. Но постоянные вбросы отмен стипендий и прочего обнуляют и этот источник.

Вот даже вот такая мелочь, как признание экстремистской футболки "Православие или смерть". Для меня это, фактически, признание экстремистом меня лично. Как функционировать в режиме, когда твои вполне мягкие, неоппозиционные воззрения и практики расцениваются как экстремизм - мне лично не очень понятно.

И сейчас сотни людей в самых разных сферах проходит через такое испытание гибкости позвоночника.

А это значит, что тот лед, не котором стоит легитимность власти, всё более истончается.

В сочетании с проектом глобальной демократии, о котором справедливо говорит Дугин, и который ведет к дополнительному подогреву льда, ситуация становится совсем аховой.

При этом еще одна, важнейшая, проблема состоит, на мой взгляд, в следующем.

По мере автоделигитимации политического режима в России, для большинства политических, идейных и социальных игроков, не участвующих в Большом Попиле, привлекательность модели "суверенного авторитаризма" становится всё меньше даже о сравнению с американской "глобальной демократией".

Вероятность реализации хотя бы части их чаяний в рамках этой управляемости стремится к нулю. Если чьи-то интересы и реализуются, то только интересы маргинальных групп.

Достаточно посмотреть на такую вещь, как "десталинизация". Федотовщина привлекает к Медведеву единицы, если не нули, отталкивает десятки и сотни тысяч. Проект "Ельцин" хорошо если возбудил сотню стародемократов и неоантикоммунистов. Взбесил - миллионы. Проект образовательного стандарта уже пресказываетя учителями родителям по кухням как "окончательная отмена школы".

То есть налицо цугцванг, когда каждый следующий ход уменьшает легитимность режима.

На этом фоне огромное количество самых разных общественных сил задается одним и тем же вопросом, "а чем импорт демократии будет принципиально хуже для нас и реализации наших идей, чем свихнувшийся суверенный авторитаризм?"

Более того, все социально значимые силы в обществе, то есть те, кто может рассчитывать на определенную электоральную базу, резонно приходят к выводу, что их шансы гораздо выше чем сейчас.

Идейные, политические, властные, карьерные, даже финансовые.

Самого этого настроения для революции не хватит, хотя бы потому, что сформирован аппарат насилия, который способен карать достаточно быстро и больно, а негативная мотивация не является достаточной мотивацией.

С позитивной революционной мотивацией и в самом деле напряг - и я не вижу, каким бы образом она могла появиться.

Но, поскольку есть внешняя сила, вполне заинтересованная в раскачке ситуации, то положение весьма рискованно.

Как можно судить по Египту, американцы опробовали горазд более работоспособную революционную модель, чем оранжевая. Работоспособную именно потому, что она ближе к политической классике.

Никаких изненасилований, никаких майданных плясок, никаких пререканий и манипуляций вокруг легитимности выборов, никаких явно торчащих ушей НПО и т.д.

Реальное политическое противостояние с радикальными целями и с не предопределенностью той политической силы, которая станет выгодополучателем.

Последнее, собственно, особенно существенно.

Оранжевая модель была технологически плоха тем, что там с ходу просчитывался выгодополучатель - сервильно проамериканская марионеточная партия. От этой определенности выгодополучателя очень скоро можно было начать вытанцовывать контрстратегию и оранжевые революции стали легко блокируемыми.

Тунисско-египетский авангард гораздо эффективней тем, что вопрос о том, кто займет пустующее место не очевиден.

Тем самым все политические силы, кроме самой узкой группы непосредственных сотрудников режима, могут считать себя потенциальными выгодополучателями.

Каждому дается шанс поучаствовать в политической рулетке, в борьбе за власть, в демократических выборах и т.д.

Понятно, что итоговый результат американцы будут стараться скорректировать в свою пользу, но делать это, скорее всего, они будут достаточно ненавязчиво, чтобы не вызвать отрицательной мобилизации.

То есть участие в революционном перевороте и следующем за ним политическом процессе будет достаточно долго интересно практически всем, включая даже Анастасию Волочкову.

Каким образом может против этого играть автоделегитимизирющаяся власть - мне совершенно непонятно.

Для суверенного авторитаризма в тоге суверенной демократии можно было предложить и определенную стратегию и определенную тактику, типа "партизан порядка".

Что предложить в сегодняшней реальности мне, лично, не очень понятно.

Я вижу массу ходов за черных, но ни одного хода за белых я уже не вижу.

Все разумные ходы миттельшпиля пока последовательно отсекаются, вместо них совершаются какие-то другие.

Дело идет к безальтернативному эндшпилю.

Шахматному комментатору остается поза Кассандры.

P.S. "Не вижу", впрочем, не значит, что ходов нет. Их нет лишь при продолжении нынешнего образа действий. Но именно он-то и продолжается довольно последовательно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →