Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Форма свободы

В качестве черновика к дальнейшему развитию сюжета...

Самое интересное у Леонтьева - это его эстетика. Не эстетическая позиция, в смысле что красиво, что некрасиво, не вкусы, а именно эстетика сама по себе.

Ключевое положение леонтьевской эстетики - это деспотизм формы, представление, что форма, идея и следовательно совершенное принуждает железной необходимостью и насилием материю к оформленности, к схваченности, к определенности.

Фактически это аристотелевская идея о соотношении материи и формы понятая и истолкованная на персидский лад. Если у греков форма господствует над материей как господин над рабом, направляет ее и задает смысл ее бытия в служении форме, то у Леонтьева форма именно подавляет материю, требует от нее непрерывного проскинесиса. Идеал Леонтьева - это материя по велению формы кончающая с собой ради торжества формы - как это делают персы у Геродота ради Ксеркса (столь восхищающие Леонтьева "персидские фермопилы"). Вспомним возглас Коровина "русские должны умереть ради своего величия!" Оно именно об этом.

Любовь к политическому деспотизму - это проекция деспотизма философского и эстетического.

Деспотизма совершенно нехристианского свойства. Христианское учение о соотношении формы и материи, идеи и материи, сущности и ипостаси разработана преп. Максимом Исповедником. "Форма", "идея", божественный логос задает направление движения - к идеалу, к обожению, к соединению с Богом, но НИКОГО НЕ ПРИНУЖДАЕТ двигаться по этой категории и не задает железного и однозначного пути движения. Вся трагедия человеческой истории начиная с творения и грехопадения основаны именно на том, что

а. Бог творит тварное, а не нетварное. Если бы Бог сотворил нетварное, то это было бы не творение, а Сам Бог.

б. При этом быть Богом - высшее, а быть тварью - низшее. Низшее должно иметь возможность стать высшим.

в. Чтобы низшее могло стать высшим оно должно иметь возможность движения и изменения.

г. Возможнось движения - это возможность свободы. То есть чтобы человек мог стать Богом необходимо допустить и возможность осатанения.

д. Поэтому тварь призвана к тому, чтобы из земной измениться в небесную. В нее всеян логос такого стремления, устремление к Богу. Но никакого деспотизма формы, диспотизма логоса, который принуждал бы тварь двигаться только к Богу нет и быть не может. Деспотизм означал бы тоталитарный пантеизм.

Даже ангелы, сотворенные так, что практически лишены переменчивости и текучести, бесплотные формы, созданные раз и навсегда, и те не могут быть лишены момента свободы, просто он у них не длится всегда, а был моментальным выбором - за или против Бога, уже не подлежащим изменению (кстати, вот какой в связи с этим интересный вопрос, поскольку среди ангелов есть специальные ангелы управляющие народами и среди них так же случился раскол, как и среди всего небесного сонма, не получилось ли так, что некоторые народы оказались исходно бесоуправляемы? - к сожалению нигде у св. отцов не видел размышлений по этому вопросу).

Человеческий индивид, ипостась - это Божественное призвание человека помноженное на то, что человек сделал с собой сам (ну и, разумеется, то, что с ним сделали другие люди).

Форма дает лишь общие очертания человека, в то время как его развитие, его индивидуальное ипостасное содержание, его конечная форма ни разу не принудительны. Напротив, большим восхищением пользуются те из людей, кто умеет торжествовать над судьбой, а судьба есть форма движения человеческой жизни.

Получается, что деспотизм государственной формы которым так увлечен Леонтьев - это попрание богодарованной человеческой свободы, победа бесов.

Еще один момент связанный с принудительностью формы - это полное невидение Леонтьевым любой другой формы, оформленности, проясненности, кроме государства (ну и еще семьи). Граданин ничего кроме его слепого раздражения не вызывает. В результате Леонтьев совершенно игнорирует тот факт, что права, свободы, неприкосновенность личности это такая же форма, но только поддерживаемая не извне, а изнутри.

Личность человека поддерживается его самосознанием и волей. Форма гражданина - его решимостью пользоваться своим правом и свободой.

Леонтьева здесь подводит нежелание смотреть на большинство людей как на людей. Ему представляется, что большинство людей - это социальные пустоты. Право на индивидуальность и оригинальность Леонтьев признает только за собой и своим кругом. Это вообще главное свойство эстетов-реакционеров (которое, кстати, меня с ними всегда и разделяло) - нежелание признать свойства сложной интересной личности ни за кем кроме себя.

Поэтому он не может понять, что борьба за свободу для человека является не стремлением к обретению государством бесформенности, а стремлением сохранить или обрести свою внутреннюю форму, защитить её от внешнего сдавливания и сплющивания.

Леонтьев чрезвычайно озабочен проблемой неравенства. Ему представляется, что равенство - это верная смерть общества, так сказать тепловая смерть человечества. И с ним невозможно не согласиться - в самом деле, общество, где все идеально равны, обречено на гибель. Но такое общество и невозможно, поскольку факторы формирующие неравенство входят в содержание жизни как таковой. Жизнь создает неравенство, смерть всех уравнивает. Однако это общее положение не может быть отнесено к _каждому конкретному неравенству_ - это еще один порок романтически-реакционной схемы мышления. Для нее характерно каждое отжившее и обветшавшее неравенство объявлять формой сложности и потому чем-то неприкосновенным. При этом такая схема вполне допустима как стратегия личной самообороны. как защит своего неравенства, но не как всеобщий закон.

И здесь снова видно почему мы, национал-демократы, должны решительно противопоставить себя "леонтьевщине". Ведь с точки зрения леонтьевской логики появление в РФ привелегированных чеченцев, привелегированных дагестанских клубов и т.д. - это хорошо! это лучше чем демократический эгалитаризм!"Леонтьевец" сознательно закроет глаза на недавнее происхождение этого неравенства, на то, что оно вынуждено насилием, ложью, массовыми убийствами, что оно построено на крови Буденновска, кошмаре Норд-Оста, на заточении Аракчеева. Он придумает себе какую-нибудь отмазку про "молодые народы более пассионарные чем русские". Наличие "хоть каких-то" привилегированных с этой точки зрения для него важнее, чем то, что его собственный народ (если он конечно русский, правда в наших леонтьевцах обычно ошивается всякая нерусь) оказался неполноправен, угнетен и унижен. Он готов строить абстрактную "аристократию" на загривке своего конкретного народа.

При этом удовольствие от формы граждански свободного, полного достоинства человека, то есть той самой формы на создании и созерцании которой развилась греческая классика романтическому реакционеру не доступно.

Хотя, если говорить об искусстве, то греческая классика, являющаяся одной из общепризнанных его вершин (кажется никогда с этим не спорил и Леонтьев) и безусловная вершина по части однозначности, ясности, определенности формы - это именно изображение свободного гражданина занятого свободным занятием.

Абсолют формы - это "Дорифор" Поликлета - основоположника "исчисленной" и сконструированной скульптуры. Его оппонентами могут выступить "Бессмертные" из дворца в Персеполе, стражи столь любимой Леонтьевым Перисдской империи. С греческой точки зрения - варвары рожденные для рабства, на деле - знатные персидские аристократы, готовые служить верой и правдой царю царей.

Персы стоят так, как они стоят потому, что их так поставили. Их можно было бы поставить и иначе, если бы деспот повелел. Их можно было бы иначе раскрасить. Иначе одеть. Дорифор стоит единственно возможным образом, поскольку любое другое расположение было бы уклонением от идеального.

Персы ярче, пестрее, живее, ориентальнее, для многих они покажутся реально красивее, чем юноша с копьем, застывший в своем вечном хиазме. Но, думаю, никто не будет спорить с тем, что абстрактное совершенство формы однозначно на стороне творения Поликлета.



Яркость, красота и цветущая сложность могут быть свойственны и варвару и "рабу по природе". Но совершенство и ясная "принудительность" формы - удел свободного человека и гражданина.
Subscribe

  • Мои твиты

    Пн, 08:36: Только что опубликовано фото https://t.co/koSvz5BPZn Пн, 10:20: Задзенил свои мысли о Евгении Онегине как о романе культурных…

  • Мои твиты

    Сб, 13:05: Задзенил небольшой текст о генерале Дроздовском и о том, за что, собственно, сражались белые и были ли на Гражданской Войне "две…

  • Мои твиты

    Пт, 21:17: Холмогоров объяснил, зачем мигрантам изучать русский язык https://t.co/mo3zAQO6rU через @ vzglyad

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Мои твиты

    Пн, 08:36: Только что опубликовано фото https://t.co/koSvz5BPZn Пн, 10:20: Задзенил свои мысли о Евгении Онегине как о романе культурных…

  • Мои твиты

    Сб, 13:05: Задзенил небольшой текст о генерале Дроздовском и о том, за что, собственно, сражались белые и были ли на Гражданской Войне "две…

  • Мои твиты

    Пт, 21:17: Холмогоров объяснил, зачем мигрантам изучать русский язык https://t.co/mo3zAQO6rU через @ vzglyad