Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Об искусстве. Разрозненное

Вчера гулял с друзьями и чтобы переждать дождь зашел в ЦДХ - в залы Третьяковки ХХ век. Дождь разумеется не кончился, но побродить, посмотреть и подумать несколько мыслей удалось. Дальше их краткий конспект.

О гельмановщине

На выставке посвященной концептуализму 60-90-х посмотрел видео тошнотворно-гнусной акции Кулика 1995, когда он бегал голый на цепи и бросался на людей.

Подумал о том, что гельмановщина - это "искусство" общества в котором почти отмерло государство и отсутствует полиция. Это кривляющийся плевок в лицо социуму, который не может ответить. А общество 90-х было именно таким.

"Запреты", которые нарушали гельмановцы в 90-е были _мнимыми_, не поддерживаемые ни готовностью общества их отстаивать, ни физической (полицейской или гражданской) силой, которая за ними стоит. Это был мир в котором возможно все - наркотики, убийства с расчлененкой, растление дошкольников (и сьемки фильмов об этом), кража государственных секретов и продажа их за мелкий прайс... Там не было вообще ничего, чего нельзя было бы покрыть связями или деньгами. Ничего от слова совсем. Это был социум опущенных и глумление над ним было столь же безнаказанным, столь и гнусным. Примерно так же безнаказан и гнусен трупный червь.

И в этом смысле после пуссирайот гельмановщина умерла. Оказалось, что есть запреты, которые действительно нельзя нарушать. Есть границы, которые перейти реально обойдется очень дорого. В этом смысле кто бы не срежиссировал эту провокацию - он превосходит Гельмана бесконечно, так же как Толоконникова превосходит Кулика, Бреннера, Тер Оганьяна и прочих ничтожеств той эпохи.

И трусливому кривляний гельманят и акционизму под ментовской крышей Плуцера как содержательному явлению пришел конец. Теперь искусство проходит в пространстве где есть государство, где даже слишком много государства и полиции - подловатых, несправедливых, жестоких, вороватых государства и полиции, но грань теперь ясна и абсолютно серьезна. Есть черты переступить которые теперь дорого стоит.

О русской живописи ХХ века

ничего не могу поделать с тем, что очень люблю Пластова и считаю его одним из лучших мастеров в истории русского искусства. Но все-таки откуда была в ХХ веке у соцреалистов такая мода на доведенную до абсурда пастозность, наширокий импрессионистический масляный мазок, исключающий нормальный взгляд на картину с близкого расстояния? Не у всех, конечно. У стариков вроде Корина этого нет. У Локтионова в письме с фронта напротив положено все глянцево, фотографично, если не сказать пинапно. Но в целом мода на "глубокий обморок сирени" а ля Врубель бросается глаза. Для меня это, как и все модернистские явления в живописи с середины XIX века - свидетельство небрежности, необязательности, лени, выдаваемой за творческий поиск (не случайно именно тогда отказались от фламандской и итальянской техник . Рисовать надо уметь. Гармонизировать надо уметь. Рифмовать надо уметь. Не умеешь - давайдосвидания. Умеешь - докажи, а потом "ищи".

Впрочем, некоторая техническая небрежность при блистательности замысла характерна для многих классиков русской живописи. Увы. Исключением был кажется только Брюллов.

молодых художников, если среди них есть те, кто намерен нормально рисовать, не акционировать, все-таки и впрямь надо посылать в Италию и голландию, чтобы воспитывать вкус к тщательности рисунка и красок, чтобы они вспомнили, что на свете есть "скучная" лессировка, а не только вера в то, что пастозный мазок "отражает талант мастера".

Tags: via ljapp
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments