Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Categories:

Недочеловеческий epic fail, или о провале в поиске антисоветских пропагандистских картинок

Кстати плакат Просвирнина с изображением советского военнопленного - видимо грузина илили армянина - на еврея не похож, который и послужил поводом для дискуссии, имеет свое происхождение в нацистской брошюре Der Umntermensсh ("Недочеловек"), изданной центральным аппаратом СС.





То есть, как понимаете, из числа всех сотен тысяч фоток советских военнопленных эсесовские редакторы выбрали 4 самые страшные и уродливые. То есть уродливей они не нашли.

А вот как выглядел обычный, среднестатистический советский военнопленный - мой дед Осип Алексеевич Холмогоров (а по материнской линии побывал у немцев в плену мой прадед - Василий Илларионович, во время  Первой мировой - после разгрома в Мазурских озерах, он недурно научился шпрехать, и это спасло жизнь и честь моей бабке, которая успела спрятаться, пока ее старик отец заговаривал зубы немцу). Фото, правда, не в плену, а после войны - в 1947 году.



Брошюра, кстати сказать, была очень скоро запрещена немцами к распространению по обоим сторонам линии фронта, поскольку имела обратный контропропагандистский эффект. Мобилизовала советских солдат на "убей немца" и вызывала ненависть и озлобление на оккупированных территориях, увеличивая число партизан. Особенный урон она наносила частям "хиви" - коллаборационистам, обслуживавшим гитлеровскую армию. Узнав, что они не "добровольные помощники великого рейха", а животные, жившие до прихода немцев в норах, хуже чем "бушмены Австралии" (!!!!!!!!!), хиви в изрядном числе отправлялись искупать вину перед советской родиной перебегая к партизанам, дезертируя и т.д. Так же весьма удачна была эта брошюра для красной пропаганды среди славянских вспомогательных частей, привезенных немцами - болгар, словаков и т.д. Она разъясняла диспозицию без лишних слов.

Ознакомление с полным фотоматериалом этой брошюры вынуждает признать, что это самый грандиозный пропагандистский эпик-фейл, который известен в трехтысячелетней истории военной пропаганды. Эта поделка нарушает все законы пропагандистского жанра. Она вызывает глубокое оскорбление у объектов пропаганды, унижает и обижает их. Немецкого солдата она вгоняет в жесточайший когнитивный диссонанс: славяне - дикари, живущие в норах, недочеловеки и чудовища. Однако мы идем освобождать их от ига мучающих и убивающих их чудовищных еврейских комиссаров. Единственный логичный вывод, который мог сделать немецкий солдат из этой книженции - это не наша война, нам нет дела до того что одни недочеловеки мучат других недочеловеков и нам лучше бы отсюда смыться.

То, как серьезно попал господин Просвирнин именно на том, что утащил к себе картинку именно из этой эпикфейловой нацистской брошюры, говорит о том, что она еще и заразна и палит всех, кто с нею связывался. Думаю, что если бы сам он был в хиви или в РОА, недолго было бы и в гестапо загреметь за нарушение приказа и саботаж.

А ведь если бы господин Просвирнин внимательно читал бы к примеру Ивана Лукьяновича Солоневича и то, что он думал по поводу поведения гитлеровцев в отношении русских и методов их пропаганды, то в подобное неудобие он бы не впал.


"Унтерменши" в день унтерганга.

P.S.

А вот это кстати к вопросу о "советских люмпенах-уголовниках-унтерменшах". Вот типичный "унтерменш" и "гопник" с точки зрения нашей хипстоты - Владимир Николаевич Подгорбунский. Уроженец Читы. Русский. Беспризорник. Блатной. Вор. Грабитель. Хулиган.

- Против Советской власти я никогда ничего не имел, а выступал лишь против личной собственности, обычно в мягких вагонах черноморского направления. Последний раз в лагере решил попробовать — а правда ли, что труд есть дело чести, доблести и так далее. Вкалывал за двоих, и считали мне день за три. В тридцать восьмом познакомился я в лагере с одним полковником. Ручаюсь, его зря посадили. Он рассказывал мне про армию и про танки — словно песню пел. В девятнадцатом году партизанил в Сибири. Мудрый старик. Когда умирал, взял с меня слово, что стану порядочным человеком. Написал я письмо Михаилу Ивановичу Калинину. От него запрос в лагерь. Из лагеря на меня характеристика: трудолюбив, сознателен и так далее. Остальное вам известно...



Список подвигов
этого уголовника (заметим, без кавычек, действительно уголовник).

"Унтерменшей" и "нерусь" Подгорбунского, Зайцева и многих других отлично знала вся страна, поскольку, нравится это господам антисоветчикам или нет, советская пропаганда работала качественней и точнее немецкой.

Удивляться ли после этого, что война закончилась не в Москве, а в Берлине?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments