Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

О пропаганде гомосексуализма детям и ее запрете. Четвертый тезис

Дополнение к предыдущим трем.

4. Могут сказать, что вот подобный запрет приведет к запрету показа фильмов, где так или иначе затрагивается гомосексуальная тема, запрету книг, где есть гомосексуальные герои и все такое. А вот есть полно книг и фильмов, где пропагандируется , к примеру, прелюбодеяние "Тристан и Изольда" или "Анна Каренина", это ведь тоже должно быть нравственно осуждаемо. Тут есть два аспекта. Один - формальный. Большинство фильмов, где есть гомосексуальные герои и эта тема обсуждается как правило попадает в категорию 16+. Хотя бывают и исключения. Не далее как вчера я видел в кинотеатре рекламу росиянского говнофильма "Что творят мужчины", аттестованного как комедия. В ней гомосексуалист обучал женщину оральному сексу, показывая соответствующие действия на банане. В фильме играет довольно детей, а его маркировка - 12+ (!!!!). Вот бы чем заняться всерьез. Второй аспект - содержательный. Фальшивость большинства окологомосексуальной литературы и кино состоит в том, что у геев нет и не может быть своей "Анны Карениной". Напоминаю, "Анна Каренина" - это не книга о сладости и радостях адюльтера. Напротив, в качестве продолжения "антиадюльтерной" темы доминирующей в русской культуре еще с глубокой древности, "Анна Каренина" это роман об ужасе, о нравственной и жизненной катастрофе адюльтера. Я бы даже сказал с представлением последствий в несколько гипертрофированном виде. Есть масса текстов, где прямо или косвенно проводится идея о нормальности, радостности и прекрасности гомосексуализма. Есть масса текстов, где проводится идея о тяжелой жизни гомосексуалистов окруженных непониманием и враждебностью общества. Но нет (и, подозреваю, не может быть - разве что некий гений проникнет в эту тему, сам никакого соприкосновения с этим опытом не имея) текстов о нравственной катастрофе гомосексуализма, о саморазрушении человека, связанном с гомосексуальным выбором. Мы не встретим произведений, где будут минимально честно описаны эти несчастные истеричные, нервные, до одури ревнивые, до ободранности ранимые, до инфернальности внезапно агрессивные, готовые на пустом месте поссориться и исполосовать друг друга ножами существа, которых мы время от времени встречаем на жизненном пути и про которых нам шепотом сообщают "он, ну ты понимаешь...". Рано постаревшие лица, нечеловечески усталые глаза, интонации и жесты, которые не скроешь, как бы не прятался. Полная невозвратность и отсюда - агрессивное желание защитить свою нравственную трагедию при помощи любой лжи и подлости. Существует полно произведений из которых ребенок и взрослый могут узнать, что будет, если жена изменит мужу. Не существует ни одного художественного и документального произведения из которого ребенок да и взрослый мог бы узнать что с ним _на самом деле_ будет, если он станет гомосексуалистом. Если бы существовало хоть одно произведение не в жанре страданий несчастных и непонятых, а вот так вот, по чеснаку, я бы, возможно, признал бы подобный запрет излишним и необязательным. Но, поскольку речь идет о противостоянии _лжи_ и пропаганде, именно пропаганде, то запрет вполне оправдан. Жаль, что на самом деле он не будет исполняться.

P.S. Тут мне задали вопрос: "Теперь точно никакого Платона в школе. Вдруг дети откроют "Пир"? Отвечаю: Напротив, если дети будут избавлены от гомосексуальной пропаганды и от разьяснений, что если мальчик лижет писю дяде - это нормально и хорошо. Если постоянного давления этой темы не будет присутствовать в его повседневном опыте, если он будет свободен от бесконечной борьбы геев и антигеев, как свободны мы былм в моем детстве, то открыв Федра и Пир они даже не поймут, что речь идет о сексе, о гомосексуализме и так далее. Я, когда читал Пир в 16, думал, что это о красоте и о постижении блага. Даже гомосексуальный Федр с речами обращенными к мальчику я воспринял как нечто о чуждых и странных обычаях. Очень далеко от осведомленности о факте что есть такие вот странные люди, до заинтересованной вовлеченности, которая может быть и гомофильная и гомофобная, но не эмоционально нейтральная. Впервые о том, что у Платона про гомосекс и это ужасно и плохо - я узнал лет в 20 из Очерка античного символизма и мифологии Лосева - тот очень этим фактом возмущался. Это, кстати, говорит о том, что запрет на пропаганду в целом полезнее контрпропаганды и обличений.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments