Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

100 книг (86-95)

100 книг (1-25)
100 книг (26-50)
100 книг (51-64)
100 книг (65-75)

100 книг (76-85)

В этой части речь пойдет в основном про беллетристику.


86. Роулинг. Гарри Поттер и Орден Феникса

Еще в году двухтысячном рассказали мне про некую книжку о мальчике-волшебнике, после которой дети на Западе опять начали читать книги. Потом сходил в кино на "Гарри Поттера и Тайную Комнату". Тут мне повезло - поскольку, на мой вкус, это лучший из фильмов экранизации - самый сказочный, приключенческий не уходящий ни в мрачняк, ни в торопливый прессказ романа.. Так или иначе я решил это прочесть и с тех пор читал все нововышедшие книги Роулинг.Последнюю часть ГП аж читал в смартфоне с какого-то фан-сайта по мере того как её переводили. В совокупности поттериана - это роскошный роман воспитания в лучших традициях мировой и английской литературы. Роулинг сегодня - это единственный известный писатель - действительный продолжатель классической традиции европейской литературы. Отдельные её романы - очень удачные жанровые стилизации. К примеру "Принц-полукровка" - это готический роман. А мой любимый "Орден Феникса" - это роман политический. О борьбе двух тайных политических организаций. О продажной прессе. О слабости власти и агрессивной трусости, которой она прикрывает эту слабость. Ребенок который внимательно это прочтет получит отличную политическую оснастку и здоровый скептицизм по отношению к множеству политтехнологических манипуляций. Детям Поттериану надо давать обязательно. На мой вкус она, несмотря на всю магию, голубого Дамблдора и т.д. гораздо полезней в практическом плане и Толкиена и даже Льюиса, поскольку учит жить и выживать в реальном мире, а не погружаться в миры фантазий. Я на эту тему написал аж три статьи: "Гарри Поттер и Розовая Жаба" - рецензию на фильм по Ордену Феникса (очень слабый и не передающий сути романа), "Код Дамблдора" - о религиозном содержании ГП и "Гарри Поттер и нищета Консервативной Революции" -о феномене аристократической селекции.

87. Зервас. Дети против волшебников

Вокруг Поттера сразу возникла огромная "фанфик-литература". Но её как бык овцу кроет гениальный антифанфик выпущенный под псевдонимом некоего греческого писателя неким мифическим издательством "Лубянская площадь". Это, конечно, не "плагиат" и не "жалкая пародия" как немедленно завопили задетые за живое этнолибералы. Это использование формы для трансляции совсем иного сюжета и иного содержания. Московские кадеты, возмущенные помоями в адрес нашей страны и героев Великой Отчественной, стащили старую пушку и произвели залп по редакции Йеху Мацквы, за что отправлены отбывать наказание в Хогвартс, где жулики и оккультисты пытаются разгадать секрет "русской зашиты" от их магии, и заставить русских детей отречься от Родины. Профессор Макгоногал совершает  легендарный полет от прямого удара в челюсть после того как оскорбила Россию. И вообще изрядное количество чудес прервано молитвой. Вещь очень смешная, язвительная и оптимистичная. В духе консервативного политического православия которое было актуально для нас в 2005 г. Вещь приписывалась отцу и сыну Шаргуновым. Я спросил в 2011 Сережу Шаргунова напрямую: он сказал, что это ему лестно, но увы нет. В книге еще прекрасна литературная стилизация Каждая глава снабжена эпиграфом из русской классики и написана в стилистике эпиграфа. По прочтении я написал на тему Зерваса небольшое эссе.  Продолжений, увы, не читал.

В комментариях мне написали следующее: "Автор "Детей против волшебников" - Денис Сухинин, выпускник Тверской семинарии. Книга (и продолжения тоже) совершенно замечательная. Единственный ее недостаток связан с условиями заказчика, действительно каких-то чекистских миллионеров, которые потребовали от автора не допускать чистого национализма и "антипутинских" высказываний. Но и здесь он совершенно гениально смог вывернутся и даже при этих условиях не испортить книжку".

88.Иванов. Золото бунта

Последний осколок великой русской литературы. Книга - лучшего из современных русских прозаиков. Лучшего, увы, потому, что лучше никого и нет. Всё остальное такое пузато-рукопожатное, такое кислотно-педоватое и пышущее перегаарной ненавистью к сранойрашке, что Иванов, хоть порой пишет неровно, а иногда - увы - откровенно халтурно, все-таки живой классик. Иванову удалось создать вокруг Пармы, Чусовой и Урала столь притягательный русский региональный миф, что туда бросили Гельмана чтобы поскорее его затоптать. Иванов старался этому сопротивляться, многие в Перми сопротивлялись, но по сути гельмановщина Пермь изрядно придушила в культурном смысле, набросила цементно-дерьмовую плиту на обозначившуюся было точку роста. Хотя баталия была горячей - сам в ней поучаствовал в 2011 г. и оценил накал страстей. На мой вкус, у Иванова вообще не нужно читать его современные вещи. Не знаю даже зачем он их пишет. Читать надо "Сердце Пармы", "Золото Бунта",  великолепную краеведческую работу "Message: Чусовая", так сказать расшифровку хронотопа романов. Заслуживает внимания и их с Парфеновым фильмо-книга про Урал "Хребет России". Я её читал как раз в самолете в Пермь. Сформулированная Ивановым в этой книге концепция русско-уральской идеи как осознанного самопорабощения государству мне, конечно, категорически не нравится. Тем более что по отцу я в первом приближении пермяк и русско-уральский старообрядец. И при этом никакой тяги к порабощению идее, тем более - самопорабощению, не ощущаю совсем. При том что обычно интроспекцией ощущаю в себе "идеи" предков. К примеру я всегда был влюблен в Засечную черту - оказалось что наши деревни - Воробьевка, Покровское, Рычонки входили в обеспечение Козельского участка Засечной черты. Или я был всегда влюблен в море и Поморье, что прямо коррелирует с фамилией. И вот, хоть мы из Краснокамска, нечто старообрядческое и лесное в себе чувствую, а вот тягу к самопорабощению - совсем нет. Но как концепция - одна из концепций - это построение Иванова конечно же интересно. Зато мне нравятся герои романов Иванова - сильные, способные на поступок, следующие (но не порабощенные) долгу. И, в то же время, где нужно - жестокие и суровые. Нравится стиль Иванова - затейливый и словодельный. Не совсем нравится то, что сюжет "Золота Бунта" чуть тавтологичен. Вроде бы загадка разгадана, но прибавления в ведении как-то нету. Так или иначе - на фоне нынешнего литературного распада Иванов просто в другом измерении. Странным образом, про Иванова я никогда ничего не писал. Хотя писал про Пермь. Вообще, Пермь была для меня удивительным открытием себя. И пермская деревянная скульптура - её почему-то все считают "языческой" (от недостатка образования) на деле это русский перехват экспрессии Бароччной скульптуры. Придание ей качеств трехмерной иконы. А звериный стиль меня покорил. Я с тех пор хожу с таким брелком и думаю что третья голова не помешала бы.



89. Олеся Николаева. Ничего страшного

Поэтесса, прекрасный прозаик и супруга о. Владимира Вигилянского. Помню матушку Олесю еще по тем временам, когда работал в Татьянинском храме при МГУ. Она очень красивая. Главное в книге - роман "Мене, Текел, Фарес.." прекрасное произведение о современном православии и связанных с ним искушениях. Настолько острое, что в журнальной публикации рукопожатно и политкорректно сократили самые важные главы. Это переплетение разных поучительных историй, вокруг главного героя: игумена Ерма (прототип его известен, но не надо забывать, что это не документальная проза) - мечтательного монаха-интеллектуала, иконописца который то старообрядчеством увлечется, то экуменизмом, то еще чем.  Самая драматическая коллизия романа противостояние общины Сретенского монастыря во главе с о. Тихоном Шевкуновым (того самого, книга которого "Несвятые святые" привлекла столько заслуженного внимания) и секты кочеткковцев - той самой, адепт которой доносчица Карацуба тут ходила в балаклаве на солею Храма Христа Спасителя. Насмешливо убойная глава романа: "Женское священство" - как раз о психологии неообновленцев. Очень конкретно и жестко описан потрясший православную Москву инцидент с избиением сектантами в алтаре о. Михаила Дубовицкого. Заключительные главы посвящены Псково-Печерскому монастырю - они и смешные и грустные. Очень трогательный рассказ про священника-француза о. Габриэля посланного служить в глухую псковскую деревню, анекдот о братке похороненном в пещерах, уморительнейшая история про американку которая хотела зачать детей от генетически правильного отца и по сему случаю выбрала... православного монаха. Главное не читать этот момент в людном месте - будете хохотать так, что решат, что Вы. Мораль книги Олеси Николаевой довольно проста и за тысячелетия не устарела: какими бы изощреннейшими способами христиане не пытались разрушить Церковь, Она силой Божьей стоит и стоять будет. Так же недавно приобрел еще одну интересную её книгу - "Небесный огонь" - истории о больших и маленьких современных чудесах.

90. Ло Гуанчжун. Троецарствие

Великолепный китайский военно-политический роман, основа китайского национального эпоса. Прекрасный критик Лев Пирогов, метнул две язвительных стрелы в фейсбуке в адрес составителей хвастливых книжных списков: Стругацкие, Троецарствие и т.д. За Стругацких не скажу - они мне жутко не нравятся. А вот Троецарствие - и в самом деле очень стоящая книга, которую можно читать медленно и со вкусом. Главное не сделать ошибку, не прочесть вместо красного двухтомника или его аналогов - белый однотомник с сокращенным изданием. Я сперва эту ошибку и сделал. Но дочитав до придворной интриги "план цепи" при помощи которой сановник Ван Юн побудил Люй Бо убить узурпатора Дун Чжо я обнаружил, что "величайшая из описанных интриг" как-то сильно смахивает на дешевую разводку и решил проверить, то ли китайцы такие тупые, то ли с переводом что-то не так. Оказалось сокращенный перевод убивает всю соль происходящего - те нюансы, которые и делают это настоящей интригой. После этого я обзавелся переводом полным и стал медленно и со вкусом его штудировать Уже четвертый год пошел. Запомнить всех героев и все линии может наверное только китаец, но стратегическое противостояние великого Цао Цао и гениального Чжугэ Ляна заслуживает изучения каждым образованным человеком. А то ходят порой архивны юноши, с напыщенным видом цитируют Сунь-Цзы, но даже приблизительно не представляют себе как эти китайские стратегемы работают. Вот в деятельности Чжугэ Ляна это показано. Кстати весьма характерно, что любимыми героями китайского фольклора стали не борец за объединение страны великий Цао Цао, а напротив - сепаратисты из царства Шу - Лю Бей, Гуан Юй и Чжан Фэн и их военачальник Чжугэ Лян. Мне кажется, - это говорит о том, что на деле китайский народ не так уж высоко оценивает централизованную власть циншихуановско-маоистского образца. И что в связи с этим нас ждет в связи с Китаем впереди еще немало удивительного... Чукчам которые не читатели а смотретели настоятельно рекомендую двухсерийную "Битву у Красной Скалы" Джона Ву. Это практически не знающий себе равных по масштабам военный блокбастер по ключевому эпизоду Троецарствия - битве, исход которой предопределил неудачу борьбы Цао Цао за сохранение страны. Интерпретация этой битвы конечно очень вольная, но интерес к книге наверное пробуждает.

91. Болотов. Жизнь и приключения Андрея Болотова описанные самим им для своих потомков

Лучшие русские мемуары. Андрей Тимофеевич Болотов русский офицер, тульский помещик, выдающийся агроном, "отец" русской картошки и исключительный мемуарист. Один из первых русских дворян, воспользовавшихся Манифестом о вольности дворянству и правом не служить. Вышел в отставку в 24 года и 70 лет прожил в своем имении Дворяниново, занимаясь земле- и лесо- устройством, ботаникой, агрономией, парками и составляя записки. В Записках Болотова педантичная фиксация всего что происходило с самим автором, вокруг него, в частности - описание Семилетней войны сочетается с историей эпохи - екатерининской и павловской, как она доходит до тульского помещика. Все это изложено в лучшем стиле сентиментализма а ля Стерн и Карамзин да и с изрядным юмором. Достаточно прочесть очень смешную сцену рождения автора: про повитуху у которой при поклоне застрял в половице нательный крест - и не вытащить и гайтан не рвется. И как при смехе матери над этой картиной наш герой и родился. Все это кажется бытовой прозой если не знать, что Болотов помимо прочего пародирует первые главы "Жизни и мнений Тристрама Шенди, джентельмена". Болотов чудо как хорош и напрашивается на экранизацию каким-нибудь хорошим режиссером. Полного издания записок Болотова в ХХ веке не существует, но и трехтомных выдержек, доступных нам, дабы насладиться этим автором вполне достаточно. Вообще, это одна из книг которые я бы внес в русский культурный канон. Тем удивительней, что наша словесность и историческая наука практически эту ценннейшую книгу игнорирует. Вот в англии есть к примеру Дневники Сэмуэля Пеписа - заурядного клерка и редкой свиньи. В любой книге где упоминается Англия 17 века обязательно встретишь цитату из Пеписа. У нас Болотова цитируют только тогда, когда речь идет о сообщаемых им фактах. Массовому читателю, как источник косвенной бытовой и жизненной информации об эпохе, Болотов почти не известен. Историки согласно кивают головами: хороший источник, памятник, но продолжают его по сути замалчивать. Я на своей памяти помню лишь одно развернутое цитирование Болотова - в книги Арсения Гулыги о Канте (Болотов был чиновником оккупационной администрации в Кенигсберге).

92. Конан Дойль. Этюд в багровых тонах

Забавно, Правда? Как и почти все в детстве я смотрел фильм с Ливановым и читал про Шерлока Холмса. У меня была книжка с "Сокровищами Агры" и рассказами. А вот Этюд я в детстве не читал, поскольку советская экранизация создавала впечатление что это скучная история про мужика, которого очень жалко потому что его любимую сгубили мормоны. И вот только когда вышел великий сериал "Шерлок" серия "Этюд в розовых тонах", где фабула изменена, а осталась техника, меня что-то сильно зацепило и я пошел в книжный, купил, благо средства тогда мне позволяли, самое полное советское собрание Конан-Дойля и стал читать эту книгу уже взрослыми глазами. Меня ждало немало открытий. Во-первых, оказалось, что знаменитая сцена о том как Ватсон оценивает познания Холмса - это откровенный стеб над тупоумием и поверхностной образованностью Ватсона. Шерлок блестяще образован. Настолько блестяще что позволяет себе шутки и розыгрыши на уровне "Игры в бисер". Он покупает на лотке старинную книжку De jure inter gentes.  Jus inter gentes - это школа международного права как договорного, противостоявшая естественному праву народов Гроция. Видным представителем этой школы был Самуил Рахель - RACHEL. Ну вы поняли? Да? Но главное не в этом. С детства я привык к замечанию, что Конан Дойль неверно применяет понятие дедукции. Мол, дедуктивный метод Холмса - на самом деле индуктивный. Он ползает с лупой по грязи, обнюхивает окурки и находит преступника. Каков же был мой шок когда в "Этюде" я нашел характеристику самим Холмсом метода и он и в самом деле оказался _дедуктивным_. Главную работу Холмс делает не тогда когда бегает по городу, а тогда когда курит трубку и пиликает на скрипке. Он производит дедуктивную классификацию преступления на основе идеально известной ему истории и типологии преступлений. Холмс спускается по ветке: преступление - убийство - убийство старого лорда на улице - убийство из-за наследства - есть племянник - скорее всего преступник другой племянник - остается побегать и найти его где-то рядом. Беготня Холмса лишь финал его дедуктивной цепочки. Жизнь Холмса это непрерывный поиск недостающих звеньев, таких преступлений которые не могут быть раскрыты чисто дедуктивно и дистанционно, как "дела на две трубки". Холмс вечно скучает потому что вечно в поиске _уникального_ преступления Я его отлично понимаю потому что с моей точки зрения история это изучение уникального, того, что не может быть объяснено социологией экономикой, климатологией и тд. Дедуктивный метод позволяет Холмсу добраться до границы недедуцируемого Более развернуто я написал об этом здесь.

93. Шамбаров. Бей поганых!

За разжигательным названием скрывается зажигательная история царствования Михаила Федоровича Романова и патриарха Филарета. Весьма недурная, надо сказать, история. У неё так же есть продолжение - "Правда варварской Руси" о царствовании Алексея Михайловича. Шамбаров вообще лучший наш поп-историк. А поп-история дело плохое только в 2-х случаях: 1 - в глянцевой обертке подаются ложь и русофобия как у Радзинского; 2. - сочиняется "альтернативный мир" в котором мы великие и всех рвем, а история историков - неправда, От нас скрывают! Фоменко, Резун, всякая велесокнигщина. Вот Шамбаров от этого свободен практически полностью. У него именно популярный публицистичный перессказ того что по большей части установлено наукой. А свои мнения и гипотезы у него той же степени фантастичности каковые вполне простительны даже пожилому немецкому профессору. Они несколько смелеют в книгах о ХХ веке, но и тут, по сравнению много с кем Шамбаров очень сдержан. Главное преимущество Шамбарова - бойкий слог и безусловный патриотизм При этом Шамбаров весьма и весьма недурно знает литературу вопроса. Скажем основная интрига обсуждаемой книги - Ришелье против Филарета - построена на выводах знаменитой работы Поршнева о тридцатилетней войне (о ней еще пойдет речь). Еще очень правильная черта Шамбарова - вписывание русской истории в максимально широкий мировой контекст. В этом смысле очень показательна книга "Великие Империи Древней Руси". По названию можно решить что это про "этруски - это русские", "две тысячи лет русского господства над Вавилонией" и прочий бред. Ничего подобного. Это довольно грамотная книга о древнейшем прошлом русской равнины, начиная с охотников за мамонтами - скифы, греки, сарматы, готы то есть та самая основа которой так не хватает нашей школе, где Киевская Русь берется ниоткуда. Домыслы автора, опять же, сильно меньше домыслов даже некоторых профисториков. С тех пор Шамбаров написал про Русь княжескую, московскую и Ивана Грозного. Так или иначе благодаря Шамбарову у нас есть полное интересно написанное популярное изложение русской истории от мамонтов до Петра. Пока этих книг я не читал Заслуживает также внимания его книга о Первой Мировой Войне: "За Веру, Царя и Отечество!" Сайт Шамбарова: http://www.shambarov.ru/


94. Житие Иулиании Лазаревской (Осорьиной)

Наверное самое пронзительное произведение в русской литературе Это составленное одновременно по житийным и биографическим канонам жизнеописание праведной муромской помещицы Иулиании написанное её сыном - Дружиной Осорьиным. Иулиания в 16 лет выходит замуж за владельца села Лазаревское, рожает детей, управляется с хозяйством, а по ночам молится, кладет поклоны, шьет пелены, которые тайно продает чтобы раздать милостыню нищим. Бесы грозят что ее погубят, но она в ответ только еще больше кормит голодных, во время эпидемии когда все попрятались по домам, ухаживает за больными, моет их. Иулиания родила 10 сыновей и 3 дочерей. 4 сына и 3 дочери умерли, еще 2 сына погибли на царской службе. Такая вот демография. После смерти мужа раздала все имущество бедным когда как раз пришел голод Иулиания пока не кончились все запасы и не осталась в исподнем кормила свою челядь потом распустила их, но многие остались с госпожой. Иулиания как могла боролась с душегубством и людоедством пришедшими с голодом. В итоге от старости и голода она умирает, не успев даже принять монашество как всю жизнь желала. Но Бог ее прославляет, обретаются мощи, совершаются чудеса. Житие Иулиании - это иллюстрация к Домострою. "Домостроевская женщина" - именно это. Непохоже на интеллигентский миф - не так ли? Это еще и уникальная возможность заглянуть в русский мир, русский быт и русскую психологию XVI века. В православии увы святых мирян почти нет, если это не князья и не мученики. Но вот Иулиания Лазаревская - счастливое исключение, пример того что и в миру святость доступна.


95. Белов. Лад. Очерки русской народной эстетики

Настоящая добрая сказка о жизни и быти русского крестьянства. Сказка не в смысле выдумки, а в смысле доброго изложения того как надобно, как должно было бы быть. О труде, о праздниках, о семейном порядке и природных приметах. По яркой и законченной цельности этой русской крестьянской утопии нет равных. Возможно поэтому она страшно всегда злила русофобов. Собственно как я впервые узнал о "Ладе"? В 1987-89 гг. летом в деревне я часто слушал голоса: Бибиси, Радио Свобода... И вот на Свободе была программа Бориса Парамонова "Русская идея". Идея состояла в сексе, точнее - в антисексе. Мол русская идея была антисексуальной и поэтому русские говно. И так обо всем - Достоевский, Андрей Платонов... И Белова этот озабоченный тоже начал поливать за то что в "Ладе" где-то есть фраза, что после женитьбы старшего сына родители прекращали сексуальную жизнь. И вот на эту тему Парамонов просто исходил слюной и ядом, как будто у него самого что-то отрезали. Просто удивительно какую злобу вызывали у рукопожатной общественности деревенщики. Особенно как раз Белов. На фоне страшного геноцида русской деревни в 60/70-е - ликвидации неперспективных деревень (о которой деревенщики, кстати, писали довольно сдержано и обиняком - из цензурных соображений), на фоне умиления тех же интеллигентов перед кавказскими деревенщиками - Думбадзе, Искандером и даже киргизским Айтматовым... - вокруг тех ко решался хоть немного напомнить о русской идентичности клокотали просто фонтаны рукопожатной неприязни. Причем неофициальной - официально "народная власть" авторов пишущих о "нелегком колхозном быте" должна была уважать - продолжатели шолоховских традиций, народ их очень любит... Впервые я увидел Белова в руках моей хохотавшей до слез над "Плотницкими рассказами" бабушки - крестьянки по по рождению и молодости, вообще-то читавшей не много.. Но вот как исходили ядом критики латунские: лакшины, рассадины, латынины, нат.ивановы. Особенно доставалось как раз Белову как самому боевому. Шукшин все-таки немного полузощенко, он писал о мужике уже тронутом полуурбанизацией и блатаризацией, мужике для которого деревенская жизнь - уже утопическое прошлое. Между ним и Трифоновым непроходимой пропасти нет, хотя Шукшин был в идейном плане из Русской Партии. Распутин - больше плакалщик, у него боль и в романах и  даже на лице. Он отлично подходил для экранизаций Ларисой Шепитько. Про Астафьева, несмотря на "Ловлю пескарей в Грузии" они каким-то шестым чувством понимали что он перебежит к ним в итоге. А вот Белов - хитрый вологодский мужичок, язвительный, циничный в смысле умения показать всю диалектику жизни и русского выживания, вызывал крайнее раздражение. Особенно досталось за антиурбанистический и антилиберальный роман "Все впереди". Его даже своеобразно канонизировали - поставили в один ряд с "Тлей" Шевцова (неплохая несмотря на весь унылый соцреализм рельефная вещь), и "Чего же ты хочешь" Кочетова (антилиберализм во имя ортодоксального советизма советистее соввласти). Хотя у Белова нет никаких разоблачений, никакого "животного антисемитизма". Просто есть типичный для того времени персонаж - Бриш. Очень узнаваемый, реалистичный. Я таких видал десятками -  они сидели на кухнях, выясняли кто из какого колена и отказывали от дома тем русским знакомым у кого есть на полках имелся Розанов. Но на самом деле "Лад" Белова гораздо более боевое произведение, поскольку высвечивает самый центр русского сознания - поиск Рая на Земле. О том что для русского важно, чтобы рай был не только мысленный, но и чувственный, я писал в "Политических категориях русской цивилизации", а в продолжение этой линии очерков - предложил систему категорий для описания русского вместо громоздкого цивилизация: Строй-Лад-Устой-Неустой.
Tags: 100 книг
Subscribe

  • Мои твиты

    Вс, 00:35: Только что опубликовано фото https://t.co/uMJ4dAPBpN

  • Мои твиты

    Пт, 20:12: Новый Станиславович про либеральный Скорбец и мамкиных сталинистов. Так же узнаете что общего у Сталина и Агамемнона, проиграла ли…

  • Мои твиты

    Пт, 06:47: А ну-ка быстро кто не смотрел - посмотрели 29 человек видео о том, как школьные учебники клепают из детей террористов.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Мои твиты

    Вс, 00:35: Только что опубликовано фото https://t.co/uMJ4dAPBpN

  • Мои твиты

    Пт, 20:12: Новый Станиславович про либеральный Скорбец и мамкиных сталинистов. Так же узнаете что общего у Сталина и Агамемнона, проиграла ли…

  • Мои твиты

    Пт, 06:47: А ну-ка быстро кто не смотрел - посмотрели 29 человек видео о том, как школьные учебники клепают из детей террористов.…