Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Речения: О разделенных русских, лезгинах и Северном Кавказе

По доброму поговорили с сайтом Лезгинской культурной автономии.

Народ-объединитель оказался разделенным
Егор Холмогоров о пост-советской трагедии России

26.02.2013 20:37
Народ-объединитель оказался разделенным
Егор Холмогоров. Фото: flnka.ru

После распада СССР почти все народы огромной страны столкнулись со значительными проблемами.  Многие из них до сих пор не преодолены. Локальные военные конфликты, гуманитарные проблемы, криминализация общества – это лишь часть проблем. Как известно, вереница проблем не обошла стороной и лезгинский народ, разделённый государственной границей на две части. В таком же положении оказался, как ни странно, русский народ. Разделённым стал народ, объединявший народы.
Разобраться в социально-политических проблемах русского народа, а также сравнить их с проблемами лезгинского народа мы решили с общественным деятелем, публицистом, главным редактором сайтов «Русский Обозреватель» и «Новые Хроники», одним из идеологов русского национального движения Егором Холмогоровым.

Русские, наряду с лезгинами, аварцами, осетинами и другими народами России после краха СССР оказались разделенным народом. Насколько тяжело переживается эта трагедия русским народом?

Эта трагедия переживается русскими очень тяжело. Тем более что государство и некоторые общественные силы пытаются сделать вид, что такой проблемы нет. Игнорируются факты изгнания русских с территорий их проживания. Регионы компактного проживания русского народа вошли в состав других государств.

Если с Казахстаном, Украиной могут быть налажены интеграционные процессы, то с Эстонией, где имеется крупный русский анклав в районе Юрьева, Нарвы, сложнее. И в этом смысле русская община там рассматривается крайне враждебно, как угроза национальной безопасности. Это очень тяжело переживается.

Насколько глубоко русский народ, давший жизнь великой цивилизации, и оказавшийся в итоге разделенным, может понять трагедию миллионного лезгинского народа, оказавшегося разделенным государственной границей между Россией и Азербайджаном ровно пополам?

На мой взгляд, это вообще несправедливая ситуация. Это следствие советской системы административно-территориального разделительного принципа, не учитывавшего национального фактора. Подразумевалось, что в единой стране административные границы никоим образом на жизнедеятельность общества не скажутся.

Но Страны Советов нет, а эти границы оказались определяющими. В самом деле, в 90-е годы они приобрели вполне конкретный государственный характер.

В результате чего произошла эта чудовищная трагедия, связанная с разделением русских, отделением массы коренных русских земель, и с разделением лезгинского народа пополам. И в этом смысле у нас общие проблемы.

Я считаю, что Россия должна стараться максимально эту ситуацию исправить. Другое дело, что сейчас внешнеполитическое положение России не такое, чтобы предпринимать решения по исправлению своих границ.

Но нам надо к этому стремиться мирным путем. Но во всяком случае, в таких спорных местах, как разделение лезгин, добиваться максимальной прозрачности. В этом смысле есть большая проблема.

С одной стороны, миграционные потоки, которые стали следствием глубоко неадекватной миграционной политики в России, приведут к тому, что более остро будет поставлен вопрос введения визового режима со странами Средней Азии и Азербайджаном.

А с другой стороны я понимаю, что в случае с лезгинами визовый режим был бы серьёзным ударом. Увеличился бы разрыв коммуникации внутри народа. Собственно говоря, это свидетельствует о том, что та миграционная политика, которая привела к постановке вопроса о визовом режиме, была глубоко неправильной и порочной.

И что те естественные процессы интеграции, в которых нуждалось постсоветское пространство, именно из-за неадекватной миграционной политики в России фактически находится под угрозой. Потому что общество категорически не принимает последствия этой миграционной политики, что переносит это неприятие и на интеграционный процесс. Что конечно неправильно. Но, тем не менее, это реальность.



Каким образом можно залечить эти раны разделенных народов, как можно нивелировать негативные последствия разделенности?


Я уже говорил, что нужно развивать разумную интеграцию всего постсоветского пространства. Должна быть выработана новая модель этой интеграции. Потому что та модель СНГ, существовавшая в 90-е годы, показала свою неработоспособность и свое банкротство.

Необходимо сделать так, чтобы интеграция шла на более или менее равноправных основах. Чтобы на шею России не садились огромные массы непроизводительного населения. Но при этом объективная потребность в интеграции есть.

Сейчас перед нашим экспертным сообществом, общественностью стоит вопрос поиска новой формы интеграции, которые с одной стороны не вели бы к тем негативным последствиям, к которым привела политика интеграции старого образца. Ас другой стороны, чтобы они развивались.

Чтобы эти границы, перекроившие народы стали гораздо более прозрачными в позитивном смысле. Здесь готового решения ещё нет. Я отмечаю тот факт, что искать решение этого вопроса обязательно необходимо.

Очень часто говорят, что националисты за закрытость, изоляцию, и так далее. Это не так. Мы понимаем, что есть первоочередная задача, заключающаяся в том, чтобы наш Российский корабль не тонул под влиянием этих миграционных процессов, не был ввергнут в пучину межнациональных конфликтов.

Когда мы решим все эти острые задачи, после этого начнётся процесс решения всех других задач, в том числе и вопросов, связанных с интеграцией.

Почему в России практически не действует закон о соотечественниках? Ведь миллионы наших соотечественников – русских, лезгин, черкесов, аварцев, оставшихся после краха СССР за пределами своей Родины, не могут сюда вернуться…

Это в значительной мере связано с незаинтересованностью нашей бюрократии, потому что им совершенно не хочется решать вопросы тех граждан, которые реально пострадали в результате распада СССР. Потому что Закон о соотечественниках наделяет людей определёнными правами.

А человек, у которого есть права, он для нашей бюрократии неудобен. И для наших предпринимателей неудобен. Почему настолько удобны те же мигранты из Средней Азии? Потому что у них никаких прав нет. Потому что их можно заставить работать за крохотные деньги, а остальное присваивать себе.

Поэтому их завозят, им предоставляют разные возможности, которые потом постепенно уже и собственными усилиями и усилиями диаспор расширяются по мере получения ими российского гражданства. В то же время по отношению к тем, кто не является дойной коровой из числа наших соотечественников, наша ФМС проявляет неожиданную враждебность.

Возможно, Вы слышали, о том факте, что больше 60 тысяч человек, в основном это беженцы из Средней Азии, в 91-93 гг. были лишены ФМС России российских паспортов, на том основании, что якобы незаконно их приобрели. Это были русские люди, которые приезжали на свою Родину, в места проживания своих предков.

И вот их ФМС фактически лишила их этих прав. Надо долбить и долбить нашу бюрократию, пока она не изменится. Потому что до тех пор, пока административная политика не изменится, никакого шанса на то, что Закон о соотечественниках заработает, не будет.

Недавно в СМИ прошла информация об ущемлении властями Исмаиллинского района Азербайджана проживающих в селе Ивановка русских. Что Вам известно о данном инциденте? В чем суть произошедшего?

Мне известно, что в пограничных районах Азербайджана проводилась неадекватная политика при разграничении. Целые русские и лезгинские села были просто так отданы Азербайджану.

При этом нет оснований «подозревать» власти Азербайджана в особой заботе о русских. Нельзя сказать, что сейчас между нашими странами существуют какие-то отношения. В этом смысле я думаю, что наши отношения далеки от идеального.

Русские – народ несший цивилизацию и модернизацию народам единой страны. Но сегодня все производства и НИИ по национальным окраинам России пустеют и рушатся. И русские специалисты вынуждены покидать национальные республики ставшие для них второй родиной.

Как в этой ситуации сохранить русское население национальных республик, если их социальная ниша – высокотехнологичная сфера науки и производства – просто деградирует?


Необходимо прилагать усилия для того, чтобы остановить эту тенденцию в окраинных регионах. Эта деградация на самом деле ведёт с одной стороны к национальным конфликтам, с другой стороны к экономической катастрофе.

Потому что происходит то, о чём не так давно как раз Рамазан Абдулатипов сказал в интервью «Известиям», что дагестанскому мужику должно быть стыдно жить за счёт рязанского мужика. А происходит следующее. Сначала разрушается инфраструктура в наших этнических республиках.

А потом, для того, чтобы содержать население этих республик, в условиях, ,когда их промышленность и инфраструктура порушена, начинают идти сверхдотации. Эти сверхдотации, они отнимаются у тех или иных центральных регионов России.

Люди об этом узнают, у них это вызывает возмущение и раздражение, они начинают инициировать всякие информационные кампании вроде «Хватит кормить Кавказ!», и так далее.

Здесь нужно оживлять именно экономическую сферу. В наших северокавказских республиках, в других окраинных регионах. Потому что, если эта экономика не функционирует, или это будет функционировать в странном сером режиме, из этого странного серого режима время от времени возникают какие-то кирпичные заводы в Дагестане, где используется рабский труд, потом долго выясняется, то ли он рабский, то ли он не рабский, просто зарплату не выдали.

Во всяком случае, эта тема будоражит общественность, она опять же напрягает и работает на формирование негативного имиджа Северного Кавказа. То есть, здесь решающий фактор – это оздоровление экономики Северного Кавказа, чтобы не возникало ощущение того, что это нищий отсталый регион, откуда с одной стороны бегут русские, с другой стороны оттуда приезжают неадекватные агрессивные молодые люди.

Для решения всех этих проблем необходимо, чтобы запустилось экономическое функционирование Северного Кавказа. Я думаю, что это должно касаться, прежде всего, реального сектора экономики, то есть производства.

Вызывает ещё большой скептицизм довольно-таки утопическая идея превратить Северный Кавказ в курортную зону. Это не то, с чего следует начинать, хотя понятно, что не использовать прекрасное Каспийское побережье глупо. Но туризм – это, прежде всего, имидж.

Очень трудно сейчас убедить людей в Москве, Питере или Калининграде убедить поехать в Дербент. То есть, это будет восприниматься как экстремальный туризм. До тех пор как это будет так восприниматься, туристической активности не будет. Для этого сначала необходимо переломить создавшийся имидж.

Сначала надо переломить восприятие этих регионов как проблемных. Необходимы реальные изменения, прежде всего в экономике. После чего уже по эффекту мультипликатора туризм в них, как в спокойных и мирных регионах, действительно прекрасно пойдёт и будет пользоваться большой популярностью, потому что у нас не так много тёплых мест, куда можно поехать. А Дагестан – это вообще край с огромной, очень интересной, очень давней историей.

Русское просвещение и советское образование взрастило несколько поколений блестящей, интеллектуальной элиты кавказских народов – ученых, литераторов, космонавтов, военных. Почему сегодня их потенциал все менее и менее востребован в стране?

Дело в том, что вообще в стране всё менее и менее востребован потенциал каких бы то ни было образованных людей. Образовательный потенциал русских не востребован в этом плане точно так же.

Здесь на самом деле нужно держать оборону, какая есть опасность на Кавказе – это то, что происходит эрозия определенная и с одной стороны юридического пространства, с другой стороны – образовательного.

Следует отметить также и предвзятое отношение к дагестанскому диплому о высшем образовании. При его предъявлении работодатель думает, что, скорее всего, он был куплен.

То есть ценность этого диплома очень во многих местах не будет воспринята как серьёзная, потому что существует определённый предрассудок, надо признать, не лишенный основания, что это всё просто-напросто куплено, имеет место коррупционная составляющая.

К сожалению, дипломы многих вузов, в Москве, в центральных регионах в этом смысле мало чем отличаются. Но вот такой шлейф, он тянется. В этой ситуации зачистка образовательной сферы от коррупции, поддержание её серьёзного уровня вообще очень важный фактор самообороны остатков нашей цивилизации.

Образовательная сфера деградировала полностью перед этим псевдообразованием. Этот процесс надо решать во всей России. Но и здесь, если решение этого вопроса начнется, Дагестану просто не надо отставать, нужно стремиться к тому, чтобы это было действительно серьёзное, качественное образование.

Subscribe

  • Мои твиты

    Вс, 23:35: Посмотрите видео от Егор Холмогоров! #TikTok https://t.co/RYWF8iYVfv Трехминутка поэзии. Николай Языков. К ненашим.

  • Мои твиты

    Пт, 17:09: Сайт 100 книг и ваша поддержка https://t.co/ULmd73vk64 Пт, 19:08: Дал День ТВ интервью о русской идентичности, Русском…

  • Сайт 100 книг и ваша поддержка

    Друзья, с некоторым занудством напомню, что сайт "100knig.com" и связанные с ним проекты - видеоканал и подкаст существуют исключительно при вашей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments