Eгор Холмогоров (holmogor) wrote,
Eгор Холмогоров
holmogor

Category:

Для тех, кто отсуствтвал выходные: Реакция Вассермана. 6 апреля. Видео

Оригинал взят у holmogor в Реакция Вассермана. 6 апреля. Видео


Поскольку сокращений по хронометражу было много, выкладываю сценарий в полной версии:

Холмогоров:

Здравствуйте, с вами я, Егор Холмогоров, и вместе с Анатолием Вассерманом мы обсудим острые темы недели.

Неполживые детоненавистники

Холмогоров:

Педофильскими скандалами сейчас никого, увы, не удивишь, но наш вечно недовольный креативный класс для того и креативный, чтобы всегда преподносить что-то новенькое. Скандалы этой недели высветили такое явление нашей безумной жизни как педофобия. Оказалось, что продвинутая тусовка, особенно её дамская часть до чертиков ненавидят детей и всё, что с ними связано. А уж как их раздражают те, кто детей воспитывает просто уму непостижимо. Для начала московская журналистка Екатерина Винокурова, слушая обращение к президенту знаменитой тулячки Натальи Саргановой, воспитавшей тридцать семь детей из которых тридцать пять приемные, разразилась в её адрес оскорблениями в твиттере. Изумление и возмущение было столь всеобщим, что журналистка быстро извинилась. Но тут, на её несчастье, в бой ринулась газета «Проститутки Москвы»… ой, извините, «Московский Комсомолец», где некая Наталья Рожкова опубликовала исключительно грязную статью в которой обвинила мать-героиню в том, что та якобы делает бизнес на «путинских льготах» многодетным.

Вассерман:

Понятно, что торговцам текстами из заведения господина Гусева, зарабатывающего рекламой другой древнейшей профессии, трудно себе представить, что кто-то может взять на воспитание детей — тем более тридцать пять детей — из любви к детям, а не из-за денег. Сами они точно так бы не поступили. Но в былые времена журналистов по крайней мере учили проверять факты перед публикацией. Так вот, проверив факты, авторша пасквиля могла бы узнать, что первого ребёнка — подкидыша — Наталья Васильевна Сарганова взяла на воспитание в одна тысяча девятьсот восемьдесят третьем году, когда никаких «путинских льгот» еще не было. А к тысяча девятьсот девяностому году у неё было уже семеро детей на воспитании. Она продолжала свой подвиг во имя жизни все девяностые годы, когда «московские комсомольцы» убеждали девушек, что лучшая для них участь — выйти на панель, а для всего народа в целом — умереть. И если мы всё-таки выжили, то именно благодаря таким людям, как Наталья Васильевна.

Холмогоров:

Но хамский наезд на воспитательницу сирот был еще цветочками. Буквально на следующий день в интернете появилась аудизапись на которой некая дама с голосом похожим на знаменитую светскую львицу и пламенного борца за право российских сирот отбыть на усыновление в США, Ксению Собчак матерится как извозчик и называет чужих детей грязными словами самое мягкое из которых «гаденыши». В чем же дело? Оказывается из-за того, что в доме детям нужен тихий час, рабочие-ремонтники начинают шуметь слишком рано – в 10 утра и мешают звезде выспаться. Сама Собчак, впрочем, утверждает, что всё это провокация и её голос на записи смешан с подделкой и грязные слова произносит именно имитатор. Бывает, конечно, в жизни и такое.

[Сюжет]

Вассерман:

Доброжелатели Ксении Анатольевны заказали экспертизу записи и она вроде бы показывает, что голос подлинный и никаких подделок там нет. Впрочем, если бы они и были, то можно было бы сказать si non e vero e ben trovato — если не правда, то хорошо придумано. Очень уж точно это укладывается в образ не только самой Собчак, а всей гордящейся норковыми шубами и айфонами части нашего общества, которую она пытается представлять в политике. Для них дети — обуза, дополнительные расходы, мешающие приобретению нового гаджета. Нынче не только у нас, но и по всему миру насаждают, как табак при Петре Великом, учение о безукоризненной благотворности неограниченной свободы личности безо всякого учёта интересов и целей общества. Либералы восхваляют политическую свободу, либертарианцы экономическую, но те и другие считают главной свободу личности плевать на всё, кроме себя, любимой. Понятно, такая свобода гибельна: ты плюнешь в общество — оно не заметит; общество плюнет в тебя — ты утонешь. Но пока общество не обращает на тебя внимания — ты можешь объявлять его несуществующим. В частности, можешь считать детей ненужными: ведь нужны они как раз для продолжения и развития общества. Я сам по юношеской глупости дал обет целомудрия, так что остался бездетным. И мне это очень тягостно. А ведь есть люди, гордые своей, как они называют, свободой от детей — чайлдфри. Причём они не только сами считают себя свободными — они хотят всё общество освободить от детей. Недавно довелось участвовать в теледискуссии с представительницей чайлдфри. Она била себя пяткой в грудь: мол, мы вовсе не детоненавистники — это отдельное движение чайлдхэйт. Я ответил: на форумах чайлдфри царит такая всесжигающая ненависть и к детям, и к их родителям, что трудно даже представить людей, способных ненавидеть сильнее. Кстати, нынешние либерализм и либертарианство считают главной свободой свободу от труда. И ненавидят детей ещё и потому, что их воспитание — сложный труд, увлекательный только для тех, кто способен видеть не себя одного, а общество в целом. Как раз либертарианское окружение Ельцина отменило в начале девяностых звание Героя Социалистического Труда — с точки зрения либертарианцев в труде не может быть ничего героического. От всей души желаю, чтобы Наталье Васильевне Саргановой поскорее присвоили за её подвиг воспитания тридцати пяти детей возрождённое звание Героя Труда.

Холмогоров:

Мы напрасно думаем, что любовь родителей к детям и забота о детях абсолютно естественны и никак их из человека не выбить. Замечательный историк Филипп Арьес в своих работах показал, что человечество по настоящему открыло для себя детство очень поздно – всего три столетия назад. До того момента высокая детская смертность вынуждала людей — особенно бедняков — не слишком привязываться к малышам. Радость детства стала радостью общества, победившего преждевременную смерть. Когда появилась надежда, что ребёнок останется жив, люди научились радоваться первым шагам младенца, его лепету, его играм и улыбкам. Развились правила гигиены, в том числе тихий час, так раздражающий госпожу Собчак. Вместо того, чтобы поскорее выпихнуть сына в люди, а дочь замуж, общество постаралось продлить радостную пору детства. И вот у меня возникает страх, что сегодня кто-то пытается сегодня украсть детство у будущих поколений. Насаждается идеология чайлдфри, приобретающая у некоторых бездетных креаклуш характер озлобленной ненависти. Ювенальная юстиция своим террором вынуждает людей пожалеть, что они вообще кого-то родили. Да и шумные кампании против педофилов — вместо тихой, жёсткой, эффективной работы правоохранительных органов против реальных преступников — запугивание всего общества. Вместо естественного желания ребенка погладить, потрепать за щеку, посадить на колени — обществу навязывается взгляд на ребенка как на источник опасности. Можете считать меня параноиком, но по-моему это звенья одной цепи — и цель этой цепи лишить нас с таким трудом открытой радости детства.

Кавказ надо мною

Холмогоров:

Впрочем та же педофилия у нас все больше приобретает импортный оттенок. В Ростове-на-Дону задержан приезжий из Узбекистана Ильхам Жураев, жестоко изнасиловавший четырехлетнюю девочку. А город тем временем сотрясают последствия еще одного преступления Александр Терехов был убит то ли внутренними мигрантами с Северного Кавказа, то ли внешними с Кавказа Южного. Состоялась одна протестная акция. Она закончилась задержаниями футбольным болельщиков. В эту субботу назначена ещё одна. А тем временем власти северо-кавказского федерального округа пытаются справиться с последствиями ещё одной драки — в Ставрополе студенты из Ингушетии и Карачаево-Черкесии пошли друг на друга с ножами и травматами. На этом фоне на Ставрополье все чаще раздаются требования вернуть край в состав Южного федерального округа – «отделите нас от Кавказа или Кавказ от нас» – заявляют жители. Чиновники в ответ возмущенно говорят о националистических провокациях.

[Сюжет]

Вассерман:

Страна у нас действительно единая. Как ни прокладывай границы между федеральными округами — люди перемещаются, не обращая на эти границы особого внимания. И в Москве происходят практически такие же драки (в том числе и между представителями разных народов), что и в Ростове, и в Ставрополе. Никакие лозунги вроде «хватит кормить Кавказ» тут не помогут. Я уже слышал их четверть века назад. Правда, тогда имели в виду южный склон Кавказских гор. Кое-кто — вроде Егора Тимуровича Гайдара с подельниками — на полном серьёзе радовался разделу Советского Союза: мол, избавимся от нахлебников из Тбилиси с Ереваном — и заживём в своё удовольствие. Избавились. И чего добились? Больше половины российских воров в законе — грузины, причём гражданство добыли куда быстрее честных выходцев из той же Грузии. Почти все перекупщики на продовольственных рынках — азербайджанцы, причём российских граждан они чаще нанимают стоять за прилавками, пока сами перехватывают на дальних подступах тех, кто хочет сам продать выращенное. Кавказ — и

Южный, и Северный — даже в советское время был трудоизбыточен. Там всегда было больше народу, чем работы для него. Поэтому выходцы с Кавказа жили и работали по всей стране. Причём работали ничуть не хуже прочих. Потому что подчинялись единому для всех закону. А сейчас полиция отпускает кавказцев за те же деяния, какие рязанцу или архангелогородцу будут стоить несколько лет. А наши дипломаты позволяют властям Туркмении лишать российского гражданства многие миллионы людей, чьи предки — да и они сами — сделали для процветания республики несравненно больше, чем все её нынешние чиновники вместе взятые. Нам давно пора возрождать единство страны. А для этого — обеспечить единство закона и единство его применения. Для начала — хотя бы в пределах нынешней Российской Федерации. Потом — в Таможенном Союзе, в Едином Экономическом Пространстве. А там видно будет.

Холмогоров:

Я думаю, что настроения в стиле «резать к чертям собачьим» возникают от чувства бессилия. Людям надоело своё бесправие и чужая безнаказанность, надоело, что чиновники, занятые своими карьерами, неспособны хотя бы разок поставить интересы большинства граждан на первое место. Чувство бессилия порой толкает людей на глупости и неадекватность – я с удивлением наблюдал реакцию в интернете на пожар небоскреба в Грозном – в социальных сетях пользователи радовались, шутили, рисовали карикатуры. Мол не пошло отнятое у русских регионов впрок. Пришлось напомнить шутникам о том, что деньги на восстановление башни скорее всего уйдут из их же карманов. Но сама эта история напоминает о том, что единство страны нашей – в глубоком нокауте – и исправить положение очередными репрессиями по 282 статьей и заклинаниями «терпи казак» - не получится. На том же Ставрополье разговор бы шел совершенно иначе, если бы люди не видели, что окружные власти вынуждены иметь очень хорошие отношения с руководством не самых спокойных республик, и ради этих отношний часто закрывают глаза на беспредел. В конце прошлого года Невинномыск протестовал против убийства Николая Науменко, убийца скрылся в Чечне. И вот – новое убийство в том же городе – Александр Клейн проходя мимо вечного огня попросил у стоявшей компании закурить. А вскоре был уже мертв. Полиция настаивает – убийцы по внешности были славяне, но верят этому отнюдь не все.

Голодец — не молодец

Холмогоров:

Тридцать восемь миллионов человек в России непонятно что делают и чем занимаются, нанося ущерб и рынку труда и всему обществу — с таким громким заявлением выступила вице-премьер Ольга Юрьевна Голодец. Почти половина трудоспособных граждан России, по её мнению, работает в теневом секторе, налогов не платит и учёту не поддается. И надо с этим что-то делать. Что тут удивляет? Во-первых, странно, что вице-премьера не беспокоит другой, не менее странный перекос. Двадцать миллионов людей из других республик СНГ непонятно как и по какому праву на нашем внутреннем рынке труда получают чужую зарплату, демпингуют, и вытесняют граждан из того самого «белого» сектора в тень. Во-вторых, не так давно правительство резко повысило отчисления индивидуальных предпринимателей в пенсионный фонд. Каким будет последствие, понятно: значительная часть нашего малого бизнеса умрет или уйдет в тень. Везде, кроме дичайших деспотий, налоги понимались как покупка гражданами определенных услуг государства. Чем больше и качественней эти услуги, тем с большим правом можно поднимать налоги. А теперь зададимся вопросом: видят ли наши граждане те услуги, которые оплачивают? Правосудие. Безопасность. Порядок и чистоту на улицах. Удобные дороги. Качественное образование и медицину. Честных и работящих чиновников. Как правило — нет. За свои деньги мы получаем хамящих чиновников, министров, упраздняющих науки и падающие на голову сосульки с крыши.

[Сосульки-сюжет]

Вассерман:

Удивление вице-премьера изобилием рабочих профессий — полная нелепость. По её словам, восьми тысяч профессий больше нигде в мире нет. То есть она просто не знает, что наше хозяйство — одно из самых развитых в мире, причём всё ещё способно — в отличие от Соединённых Государств Америки — самостоятельно производить всё необходимое. Отсюда и богатство специальностей. А заявление об отставании от мирового уровня профессиональной подготовки по большинству специальностей на два десятилетия — часть той же фантазии, какая позволила Высшей школе экономики разработать, а правительству исполнить программу опускания всей нашей системы образования под тот же плинтус, куда действительно пару десятилетий назад забились Северная Америка по части средней школы и Западная Европа по части высшей. То есть наше правительство и теоретики, духовно его окормляющие, заметили изменения в образовании тех стран, кои кажутся им недосягаемым идеалом. Но не способны понять, что эти изменения — последствие глубочайшего духовного и материального кризиса, охватившего все страны, всё ещё имеющие наглость именовать себя развитыми. У них когда-то хватило сил изобразить своё совершенство и даже убедить в нём значительную часть нашей страны — но цветы особо изящно пахнут в начале увядания. Значительная же часть российской экономики действительно пребывает в тени. Её туда выдавливают прежде всего титанические усилия самого правительства. Скажем, налоговая нагрузка у нас довольно велика. С учётом налога на доходы физических лиц государство и обязательные фонды получают примерно пятьдесят копеек на каждый рубль, поступающий на руки наёмному работнику. По западным меркам немного. Но там-то значительная часть налогов расходуется на цели, представляющиеся самим налогоплательщикам полезными. А у нас изрядная часть служб, оплачиваемых из бюджета, создаёт в основном поводы для жалоб. Понятно, от таких служб и от таких налогов хочется держаться подальше. Ольга Юрьевна возмущается последствиями многолетних усилий её единоверцев — либертарианцев, то есть сторонников полного ухода государства из хозяйственной деятельности. Как известно, когда государство откуда-то уходит, взамен чаще всего приходит развал.


Пропавшие грамоты

Холмогоров:

Безнаказанность, не всегда бывает только по национальному и региональному признаку. Как настоящий детектив развивается суд над иеромонахом Илией (Семиным), ставшим печально знаменитым летом прошлого года. Дорогой автомобиль под управлением священнослужителя врезался в зону строительных работ. Два человека – инженеры Николай Сергеев и Павел Лейкин погибли. Водитель был вдрызг пьян. Тогда возмущение было общим, поскольку было очевидно, что речь шла не о клевете на Церковь, которой так много было в прошлом году, а о действительно недостойном поведении священника, которого первыми же осудили его собратья. И вдруг теперь на суде начали происходить чудеса, источник которых явно не Святой Дух. То исчезают из дела документы, то исчезли данные видеокамер, то объявилась экспертиза, что водитель был трезв…

[Сюжет]

Вассерман:

Для меня самое тревожное — исчезновение, по словам прессы, значительной части материалов дела. И протоколы допроса свидетелей пропали, и несколько дисков с видеозаписью двух с лишним десятков камер наблюдения по пути следования обвиняемого. Конечно, их могло и впрямь не существовать. Уже несколько раз обнаруживалось, что столичные видеокамеры вовсе не работают или — того хуже — под видом реального изображения идёт передача с другой камеры или видеозапись. Несколько фирм, учинивших такое жульничество ради заработка, уже наказано. Но если материалы дела действительно исчезли — суду придётся делать выводы касательно не только обвиняемого, но и следственных органов. Сокрытие доказательств — вообще преступление, а уж если этим занимается служитель правосудия, он подрывает доверие ко всей государственной системе. Независимо от того, совершил он это по разгильдяйству или дабы порадеть родному человечку. Преступления против правосудия во все времена и у всех народов относятся к числу тягчайших. А уж если следователь решил защитить иеромонаха от наказания ради сохранения авторитета церкви — он преступник ещё и против неё. Журналисты с удовольствием описывают любой проступок любого служителя любого культа, ибо сами чаще всего исповедуют культ свободы злого слова. Но это вовсе не значит, что проступки надлежит скрывать. Напротив, если всякое неблаговидное деяние будет вскрыто и надлежаще наказано, церковь как единое целое станет чище и в собственных глазах, и в глазах всего общества. Полагаю, если суд и впрямь выявит исчезновение доказательств, церкви стоило бы наложить суровую эпитимию на следователя. Пусть впредь ему и его коллегам будет неповадно брать на себя роль суда — светского и духовного.

Холмогоров:

Когда я впервые узнал новость об этом происшествии, то уже её начало прозвучало для меня чудовищным диссонансом. «Иеромонах на Мерседесе Гелендавген». Дело в том, что монашество это не должность, а состояние души, выражающееся в полном отречении от мира. При постриге каждый монах дает три обета: послушание, целомудрие и нестяжание. Эти обеты абсолютно исключают владение предметами роскоши – а автомобиль за четыре миллиона это именно предмет роскоши. Если монах демонстративно нарушает одно добровольно принятое обещание Богу (а ведь монашество никто принимать не вынуждает), то где гарантия что не нарушит и другие – завтра заведет любовницу или того хуже любовника, послезавтра – предаст своего игумена или нахамит епископу. На мой взгляд – в интересах самой же Церкви, чтобы и светский суд и церковный карали нарушителей закона и изменников обетам сурово и беспощадно. В данном же случае был нарушен и еще один церковный канон: убийца, даже невольный, навсегда отлучается от священнослужения. Понятно, что тот кто выехал надорогу пьяным – тем самым уже записался в вольные, умышленные убийства. Но даже тот священник, который просто бы случайно сбил человека на дороге попадает под осуждение канонического правила святого Григория Нисского – вполне ясного: «Кто, хотя невольно будет осквернен убийством, такового, уже соделавшегося нечистым через нечистое дело, правило признало недостойным священнической благодати». Впрочем, это урок не только монаху на мерседесе, но и всем нам – слишком часто мы стремимся уйти от наказания, оправдаться, вместо того, чтобы сказать как благоразумный разбойник: «достойное по делам своим приемлем».

А пока до свиданья,

С вами были Анатолий Вассерман и Егор Холмогоров

Вариант под сосульки про Голодец.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments